Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ВРЕМЕНИ АВГУСТА

Гораций писал, что «побежденная Греция взяла в плен своего дикого победителя». Как уже не раз говорилось, эллинское влияние проявилось в Риме, римском обществе и римской культуре довольно рано, и несмотря на первоначальное значительное противодействие все более усиливалось. Можно говорить, что в период крушения республики и становления империи складывается единая культура, создаваемая как на латинском, так и на греческом языке. Разумеется, определенные различия между двумя ветвями этой культуры существуют. Греческая культура этого времени представляет собой естественное продолжение культуры эллинистической, хотя и изменившейся в соответствии с новыми условиями. Римская культура многое заимствовала у греков, но сохранила свою оригинальность. Эти различия видны, в частности, в историографии. Римская историография мало интересуется другими странами и народами, касаясь их только в связи с историей своего народа и своего государства. В рамках же греческой историографии эллинистического времени создаются всемирные истории. Таково было сочинение греческого историка Диодора Сицилийского «Историческая библиотека».

Уже Полибий в своей всемирной истории уделил Риму значительное место, но его произведение было посвящено сравнительно небольшому периоду времени. Диодор поставил перед собой задачу написать полную всемирную историю — с мифических времен до современных событий. Недаром это произведение названо «Исторической библиотекой». В нем, как в библиотеке, собраны сведения из самых разнообразных предшествующих исторических и мифологических сочинений. Все 40 книг разделены на три группы. Первая группа полностью посвящена мифологии, причем автор не ограничивается только греческими мифами, а передает и сказания других народов. От мифологии изложение плавно переходит к собственно истории. Вторая группа — уже чисто исторических книг — посвящена событиям от Троянской войны до смерти Александра Македонского, а третья — от смерти Александра Македонского до современных событий. Излагая события в хронологическом порядке, Диодор вставляет в общее изложение и события римской истории, используя различные системы датировок, в том числе и по римским консулам. В труде Диодора история Рима занимает свое место в общем ряду исторических событий.

Практически всеобщей историей было сочинение Тимагена «О царях». Тимаген попал в Рим в качестве пленника, но затем был освобожден и после размолвки с Августом стал частым гостем в доме Ази- ния Поллиона. Несмотря на свое название, труд Тимагена представлял собой широкую панораму всемирной истории, включая даже историю (по крайней мере происхождение) таких «варварских народов», как кельты. Какое место в этой истории занимал Рим, к сожалению, неизвестно.

Колоссальную «Историю» в 144 книгах написал Николай Дамасский. Как и труд Диодора, это была всемирная история, в которой нашли свое место и великие державы Древнего Востока, и история Греции, начиная с мифологических времен, и история, естественно, Рима приблизительно до 4 г. до н.э. Будучи, вероятно, сирийского происхождения и длительное время пребывая в Иерусалиме при дворе царя Ирода и его сына и в Александрии, Николай использовал и восточную традицию, но в основном все же — сочинения греческих историков. Созданием этого огромного сочинения Николай не ограничился. Он стал автором биографии Августа, в которой прославил первого принцепса. Это произведение стало первым в ряду биографий римских императоров. Себя самого Николай тоже счел полностью достойным внимания потомков, и с этой целью написал автобиографию. Николай был автором довольно разносторонним, но известен и ценен прежде всего как историк.

Специальную задачу познакомить эллинов с ранней историей Рима поставил перед собой Дионисий Галикарнасский. Годы его жизни точно неизвестны — известно лишь, что между 30 и 8 гг. до н.э. он жил и преподавал в Риме. Дионисий написал ряд грамматических и риторических сочинений, но главным его трудом стали «Римские древности», охватывавшие время от прибытия в Италию Энея и основания Рима до начала первой войны с Карфагеном. Дионисий явно оглядывался на Полибия, излагая события римской истории, предшествующие тому времени, с какого начал излагать их Полибий. Не будучи римлянином, Дионисий тщательно собирал различные источники, стараясь быть как можно более точным при описании истории Рима. Порой его сведения более достоверны, чем, например, сообщения Ливия. Дионисий гораздо меньше связан идеологическими резонами, чем римские историки. С другой стороны, он всячески старается показать связь римской истории с историей греческой. Особенно это видно в изложении мифологической предыстории Рима, которая под его пером превращается в вариант греческих мифов. Что касается причин возвышения Рима, то Дионисий старается показать своим эллинским соотечественникам, что это возвышение было неслучайным и что, следовательно, эллинам надо спокойно принять римское господство.

С исторического труда начал свое творчество Страбон (64/63 г. до н.э. — после 23 г. н.э.). Грек из малоазийского города Амасии, он в сравнительно молодом возрасте написал «Исторические записки». Если Дионисий доводил свои «Римские древности» до момента, с которого начинал свое изложение Полибий, то Страбон начинал с того времени, на котором остановился Полибий. В результате деятельности Полибия, Дионисия и Страбона греки получили полное изложение истории Рима от предшествующих мифологических времен до близкой современности на своем языке. «Исторические записки» Страбона пользовались значительной популярностью, но позже были забыты, и от них сохранились только отдельные фрагменты. Зато другое, более позднее, сочинение Страбона — «География» в 17 книгах дошло до нас полностью.

В эллинистическую эпоху родилась математическая, совершенно научная география, создателем которой был Эратосфен. Наряду с ней продолжала существовать и чисто описательная география. Страбон примыкал именно к последней, даже порой сурово критикуя Эратосфена, хотя во многих случаях охотно приводя его сведения. Страбон поставил перед собой грандиозную цель — описать весь известный в то время обитаемый мир. И после теоретического введения, занявшего первые две книги его сочинения, он последовательно описывает самые разные страны, беря за основу этнополитическое и административное деление того времени и начиная с расположенной на самом

Западе Испании, а затем, обходя весь мир, снова возвращается к крайнему Западу, но уже к Африке. Это описание исполнено весьма подробно, оно заполнено не только чисто географическими, но и этнографическими и историческими сведениями. Страбон использует сетку меридианов и параллелей, но отказывается от всякого применения математического аппарата. Задачей географа было дать полководцам, государственным деятелям и вообще всем нуждающимся подробный путеводитель. Но не ограничиваясь лишь этой задачей, Страбон стремился передать своему читателю и общие представления об окружающем мире. Сам Страбон сравнительно много путешествовал и использовал личные впечатления от увиденного. Он также заимствовал очень много данных у своих предшественников. К одним он относился критически (порой даже слишком), другим доверял абсолютно полностью (даже когда они этого не заслуживали). Абсолютное доверие у него вызывает Гомер, и цитаты из его поэм иногда являются главным доводом достоверности описания.

Греческая литература времени Августа незначительно обогатила чисто художественную сферу. Из различных жанров александрийской поэзии продолжала существовать только эпиграмма. Ее крупнейшим представителем в это время был Кринагор из Митилены. Он и его современники (и последователи) продолжали прежние традиции, формы, но содержание довольно сильно изменилось. «Я» эпиграммы становится чистой условностью, любовные мотивы остаются лишь данью традиции, совершенно не передавая искренних чувств ни самого автора, ни его лирического героя; при всей краткости стихотворения в нем много пафоса и декламации. Объектами эпиграмм Кри- нагора были, в частности, племянница Августа Антония и его же племянник и одно время предполагаемый наследник Марцелл. Другой поэт — Диодор из Сард — прославлял пасынков Августа Тиберия и Друза.

По-гречески писал свои сочинения мавританский царь Юба II. Он был близок к самому Августу, который женил его на дочери Антония и Клеопатры Селене и дал ему в управление Мавританию. Прекрасно образованный и не чуждый научным интересам, Юба написал ряд географических и исторических сочинений. Сам он был не столько оригинальным писателем, сколько компилятором, но зато сохранил много сведений от самых разных греческих, римских и восточных авторов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>