Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА АВГУСТА. МЕЦЕНАТ И ПОЭТЫ ЕГО КРУЖКА

Окончание гражданских войн и установление нового политического строя принесли с собой заметные изменения в литературе. Не надо было больше защищать свои идеи и взгляды перед народом, да и высказываться свободно стало небезопасным. Поэтому политическое красноречие практически исчезает, а судебное отходит на второй план. Риторика становится одним из элементов школьного образования, а на публике ораторы выступают с декламациями. И школьные, и публичные декламации — это демонстрации умения виртуозно строить речь на какую-нибудь историческую или мифологическую тему либо по поводу выдуманного случая, в том числе судебного спора.

Непревзойденным мастером таких декламаций был происходивший из Испании Люций Анней Сенека (55 г. до н.э. — 40 г. н.э.). Незадолго до смерти, т.е. уже после смерти Августа, он выпустил сборник, содержавший образцы этого вида красноречия. Появляется еще один жанр ораторской речи — панегирик, т.е. хвалебная речь в честь выдающегося лица. Вначале панегирик мог быть обращен к различным лицам, включая императора, но позже именно император становится главным, а часто и единственным, адресатом панегирика.

Август стал первым римским политиком, который целенаправленно проводил культурную политику, ставя не только религию, но и литературу и искусство на службу своим политическим целям. Он непосредственно вмешивался в литературный процесс. По его прямому заказу создавали некоторые свои произведения великие римские поэты Вергилий и Гораций. Во время Актийских игр, которые отмечали решающую победу Октвиана над Антонием у мыса Акций, в 29 г. до н.э. была поставлена трагедия Вария Руфа «Тиест», и император наградил автора миллионом сестерциев из собственных средств. Но в основном он старался действовать через своего друга Мецената.

Гай Цильний Меценат (70—8 гг. до н.э.) происходил из этрусского города Арреция и считал себя потомком этрусских царей. Он активно участвовал в военных кампаниях будущего принцепса и был очень близок к Августу, который иногда давал ему очень важные дипломатические поручения, но, несмотря на это, после победы не занял никаких официальных должностей и при всем своем огромном богатстве оставался членом не первого, сенаторского, а второго, всаднического сословия. Под конец жизни его отношения с принцепсом несколько разладились, поскольку распространились слухи о чрезмерном внимании Августа к жене Мецената Теренции, но до этого времени роль Мецената при особе императора была очень велика. Будучи очень богатым, Меценат играл при Августе роль, напоминающую роль министра культуры более поздних времен. Сам Меценат был не чужд литературе, писал различные прозаические и поэтические произведения, примыкая к неотерикам и претендуя быть в поэзии наследником Катулла. В философии он увлекался эпикурейством. Но истории он известен тем, что собрал вокруг себя кружок выдающихся поэтов. В это время проза отходит на второй план. Императорской власти нужно было не объяснение, а прославление происходящего, и общество стремилось не столько понять новый мир, сколько эмоционально его принять — для этого лучше всего подходила поэзия. Поэтому кружок Мецената состоял преимущественно из поэтов, которым Меценат всячески покровительствовал и помогал. Его щедрость была столь велика, что его имя стало символом благожелательного покровительства искусству. Он направлял творчество этих поэтов в том русле, которое нужно было его другу Августу, и вдохновленные щедростью Мецената и искренне благодарные ему поэты сознательно ставили свое перо на службу новому строю, недвусмысленно пропагандируя основные направления политики принцепса.

Кружок Мецената возник еще до окончательной победы будущего Августа. Одними из первых поэтов, привлеченных им, были Вергилий и Варий Руф. В 38 г. до н.э. они ввели в этот кружок Горация. К кружку Мецената принадлежали некоторые другие поэты, произведения которых почти не сохранились. В их числе был Мелисс, вольноотпущенник Мецената. Крупнейшими фигурами не только этого кружка, но и всей латинской литературы были Вергилий, Гораций, Проперций.

Публий Вергилий Марон (70—19 гг. до н.э.) происходил из г. Мантуи (точнее, из деревни около Мантуи) в Цизальпинской Галлии. Образование он получал в Медиолане и Риме, а закончил его в Неаполе у эпикурейца Сирона. В Риме у Вергилия было много друзей, в частности известный юрист Публий Алиен Вар и историк Гай Азиний Поллион. Они помогли Вергилию, когда его имение, как и многие другие в Италии и Цизальпинской Галлии, было конфисковано, чтобы Октавиан и его коллеги могли расплатиться со своими солдатами. Поллион познакомил Вергилия с Октавианом и Меценатом. К этому времени Вергилий уже был известным поэтом. Между 42 и 39 гг. он опубликовал сборник элегий «Буколики», или «Эклоги», имевший большой успех. В этих элегиях, которые в значительной степени ориентировались на идиллии александрийской поэзии, Вергилий воспевал мирный труд и любовные утехи пастухов, далеких от волнений большого города с его политическими страстями и бесконечной борьбой. В одной из эклог поэт воспевает наступление «золотого века», который неизбежно грядет и спасет мир от разорительных войн. Став одним из первых членов кружка Мецената, Вергилий по его совету (а за Меценатом явно стоял Октавиан) пишет следующий сборник — «Георгики», посвященный теперь уже земледельцам. В обоих сборниках он с любовью описывает мирный труд крестьян и призывает к возрождению италийского сельского хозяйства, что целиком соответствовало августовской программе, и Август с восторгом принял творчество Вергилия.

По прямому поручению императора Вергилий пишет «Энеиду». Эта подражающая гомеровским грандиозная поэма должна была повествовать о рождении Рима, о начале того пути, который завершается счастливым и великим временем Августа. В поэме недвусмысленно проводится прямая линия от прибытия в Италию спасшегося Энея до Августа. В VI песне рассказывается, как Эней, спустившись в подземный мир, встречает там своего отца Анхиза, который пророчествует о великом будущем его потомков, и в конце вереницы славных римлян «Август Цезарь, отцом божественным вскормленный, снова век золотой вернет на Латинские пашни... и пределы державы продвинет». Надежда на наступление «золотого века», высказанная в ранней эклоге, не осуществилась, поскольку гражданская война возобновилась. Нотеперь-то, после победы Августа, никаких препятствий для претворения этих чаяний в жизнь уже нет. Именно Вергилий сформулировал главную задачу Рима: «народами править державно... налагать условия мира, милость покорным являть и смирять войною надменных». Август с восторгом читал даже незавершенные отрывки из этой поэмы. Но в обществе нашлись и недоброжелатели Вергилия, подвергавшие критике его произведение. Чтобы отвлечься от литературных споров и завершить поэму, Вергилий уехал в Грецию, но заболел и вернулся в Италию, где вскоре умер. «Энеида» так и осталась незаконченной.

Заказ Августа и его восторг по поводу сочинения Вергилия были не случайны. Одним из моментов реставрационной политики принцепса явилось возвращение не только к «нравам предков», но и к литературе этих предков. После смуты гражданских войн, когда обществу было не до крупных поэтических форм, надо было вернуться к спокойным и прекрасным, как казалось, временам величия государства, когда и создавались эпические произведения, прославлявшие римский народ и его победы. Поэма Вергилия должна была заменить в школе старые тексты Андроника, Невия и Энния. Новому времени должны были соответствовать и новый эпос, и новый школьный материал.

Другая видная фигура кружка Мецената — Квинт Гораций Флакк (65—8 гг. до н.э.), сын вольноотпущенника. После смерти Цезаря он, находясь в Греции, вступил в армию Брута, в которой занял должность военного трибуна, т.е. одного из офицеров легиона, и участвовал в битве при Филиппах в 42 г. до н.э., в которой республиканцы были окончательно разгромлены. Гораций бежал с поля боя, а когда вернулся в Рим, то оказался на грани нищеты, поскольку его имение было конфисковано. В Риме он познакомился с Вергилием и Барием Руфом, которые, в свою очередь, познакомили его с Меценатом, и Гораций стал деятельным участником кружка Мецената. Горация и Мецената связывала искренняя дружба. Меценат подарил поэту небольшое имение, обеспечившее скромный, но постоянный доход, и Гораций целиком отдался поэзии. Творчество Горация высоко ценил и Август. Он даже хотел сделать его своим личным писцом, но поэт отказался.

Гораций был лирическим поэтом. В своих многочисленных и разнообразных произведениях он, не опускаясь до явной лести Августу, фактически следовал его программе. Не гнушался он и выполнением прямых заказов императора. Так, по этому заказу он сочинил торжественный гимн, исполнявшийся на Секулярных играх. Гораций был очень разнообразным поэтом — сочинял торжественные оды, которые сам называл только латинским словом carmina, поэтические послания, сатиры, которые понимались скорее в старом смысле поэтической смеси, а не в качестве обличения (хотя это тоже имело место). Во всех произведениях поэт воспевал победу порядка над хаосом гражданской войны, возрождение государства, восстановление старых добрых нравов, торжество разума над неуправляемыми страстями. Даже в любовной лирике Горация разумное начало берет верх над безрассудной страстью, поэтому его лирика кажется холодноватой, но от этого не теряет своей прелести. Гораций — непревзойденный мастер стиха. В этом он следовал греческим поэтам доэллинистического времени и считал своей главной заслугой то, что «приобщил песню Эолии (т.е. классическую эллинскую поэзию) к италийским стихам» и этим создал себе памятник «вековечнее меди и выше царственных пирамид».

Позже многих других членом кружка Мецената стал Секст Проперций (47—2 гг. до н.э.). Как и Меценат, он был потомком этрусков и, как и Вергилий, потерял свое имущество во время конфискаций Октавиана в Италии. Жанром, в котором работал Проперций, была любовная элегия. Элегия — это стихотворение, написанное так называемым элегическим дистихом, в котором чередуются гекзаметр и пентаметр. В Греции такие элегии были широко распространены.

Создателем римской любовной элегии стал Гай Корнелий Галл (70—26 гг. до н.э.). Он был близок к кружкам неотериков, но в отличие от них активно участвовал в политической жизни, будучи близким другом Октавиана. Галл принял активное участие в последней гражданской войне, а после нее стал префектом Египта. Однако Август заподозрил его в чрезмерной самостоятельности, и под давлением обвинений Галл покончил с собой. Галл выпустил четыре книги любовных элегий, ставших в значительной степени образцом для последующих поэтов, включая Проперция.

Свою первую книгу элегий Проперций опубликовал в 28 г. до н.э. или незадолго до этого года. Этой книгой он обратил на себя внимание Мецената, который и принял его в свой кружок в 28 г. Первую книгу Проперций посвятил некоему Туллу, возможно, своему земляку. Но уже во второй книге покровителем поэта выступает Меценат. Проперций принадлежит к более молодому поколению, чем Вергилий и Гораций, последние гражданские войны он захватил только в детстве. Но они все же произвели на него впечатление. Он горюет о разрушении г. Перузии, считая это событие ужасным концом одного из веков этрусской истории. После окончания гражданских войн Проперций, скорее всего под влиянием Мецената, целиком принимает новый порядок. Для него нет сомнения в том, что тень божественного Цезаря присоединилась к бессмертным богам. Он оплакивает безвременную смерть племянника и наследника Августа Марцелла. Но все же главным для него остается любовь. Адресатом этой любви является Цинтия (Кинфия). Как и Лесбия в стихах Катулла, Цинтия — псевдоним какой-то римской дамы, вероятно, Гостии, женщины привлекательной и образованной. Их отношения неровны, но во всех случаях поэт остается верным своей любви. Как и неотерики, Проперций стремится соединить искреннее чувство с ученостью, но, пожалуй, чрезмерно щеголяет последней даже иногда в ущерб первому. Недаром его называли poeta doctus — ученым поэтом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>