Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МЕМУАРИСТИКА И ИСТОРИОГРАФИЯ

Цицерон не только произносил речи и участвовал в политической борьбе, но и писал сочинения на различные теоретические темы, в том числе политические и философские, а также многочисленные письма. Эти письма, которые Цицерон писал почти всю сознательную жизнь вплоть до трагической кончины, несут явственный отпечаток современных событий, взглядов автора и его корреспондентов. Готовя их к изданию, Цицерон обрабатывал их, и это позволяет воспринимать письма как своеобразные мемуары, в которых автор не только рассказывает о событиях, но и стремится убедить современников и потомков в правоте своей позиции и своих действий. Публикация, казалось бы, частных писем тоже явилась знаком времени, когда резко повысился интерес к деятельности отдельного человека, играющего ту или иную роль в политической жизни. Цицерон был не первым, чьи письма стали достоянием общественности, но целенаправленно делал свою переписку частью литературной и политической деятельности именно Цицерон.

Политические деятели Рима писали и собственно мемуары, стремясь запечатлеть свою деятельность в памяти потомков в самом выгодном для себя свете. Известно, что Сулла, отказавшись от диктатуры и уйдя в частную жизнь, писал свои записки. Эта работа была прервана его смертью, но написанное было все же издано вольноотпущенником Суллы Эпикадом. Еще раньше на склоне своих дней написал свои воспоминания в трех книгах видный политический деятель Марк Эмилий Скавр. Крупнейшим мемуаристом того времени был виднейший политический и военный деятель того времени Гай Юлий Цезарь (ок. 100—44 г. до н.э.). В конце своих кампаний по завоеванию Галлии он написал «Записки о Галльской войне», а незадолго до гибели — «Записки о гражданской войне», т.е. о тех событиях, непосредственным участником и главным героем которых был он сам. Автор пытается предстать беспристрастным рассказчиком и даже о себе самом всегда говорит в третьем лице. Цезарь никогда намеренно не искажает факты, а лишь искусно группирует их, не скрывает своих промахов и ошибок, иногда ведущих к трагическим последствиям. Все это создает впечатление полной объективности, что полностью соответствует цели Цезаря, стремящегося всем доказать, что все его дела и помыслы были направлены только на возвеличение римского народа; что его вступление в гражданскую войну было вынужденным из-за коварства и зломыслия его врагов, а сама эта война явилась спасением Рима и залогом его будущего благополучия. Созданию такого впечатления способствует и язык цезаревских сочинений — ясный, четкий, красивый в своей простоте и отсутствии вычурности. И это должно было увеличить доверие читателя к содержанию «Записок». Язык Цезаря и Цицерона — это лучшие образцы «золотой» латинской прозы. Адресатом своих «Записок» Цезарь считал не только современников, но и потомков. Эти произведения должны были не только сыграть свою роль в политической борьбе его времени, но и принести ее автору посмертную славу, чего он, в конце концов, и добился.

Цезарь не закончил оба свои сочинения. Последнюю, восьмую, книгу «Записок о Галльской войне» написал соратник Цезаря Авл Гирций. Он же, возможно, был автором «Записок об Александрийской войне». Другие соратники Цезаря, имена которых неизвестны, но которые активно участвовали в войнах, написали «Записки об Африканской войне» и «Записки об Испанской войне». Образуя вместе с подлинными произведениями Цезаря так называемый Цезаревский корпус, эти сочинения следуют, хотя и более грубо, основным тенденциям цезаревских сочинений. Их язык далеко не так красив и ясен, как у Цезаря, а в «Записках об Испанской войне» и вовсе простонароден. Но их надо рассматривать уже не как мемуары, а как чисто исторические произведения. Их главным героем был Цезарь, а не сам автор того или иного сочинения. В совокупности «Цезаревский корпус» описывает историю Рима на протяжении полутора десятилетий.

Занятие историей рассматривалось в Риме того времени как еще одно средство политической борьбы, когда непосредственное действие по тем или иным причинам оказывалось недоступным автору. Исторические экскурсы охотно включались в речи, особенно политические, и в теоретические сочинения. Так часто поступал Цицерон.

Чисто исторические произведения писал Гай Саллюстий Крисп (86-34 гг. до н.э.). Он был сторонником Цезаря, активным участником гражданской войны, во время которой разбогател, но после смерти Цезаря отошел от активной политической жизни, сосредоточившись на своих писаниях. Хотя, по словам Саллюстия, задача историка быть абсолютно беспристрастным, политические взгляды не могли не отразиться в его произведениях. Более того, он даже усиливает свою пристрастность самим выбором тем своих сочинений. Саллюстий был врагом сенатской олигархии, считая, что ее члены были тем отвратительнее в своем честолюбии и корыстолюбии, чем бездарнее в управлении республикой, именно их правление ответственно за тот глубокий нравственный упадок, который переживает Рим. Для доказательства этого тезиса он пишет «Заговор Катилины», где показывает, как жадный, честолюбивый и развратный Каталина вместе с группирующимися вокруг него аристократами и остатками сторонников покойного Суллы чуть не погубил государство. А спас государство Цицерон, который, не имея за спиной вереницы знатных предков, был, как говорили римляне», «новым человеком». В «Югуртинской войне» Саллюстий изображает коррупцию и бездарность большинства представителей олигархии, которые проиграли войну с нумидийским царем, а слава Рима была спасена опять же «новым человеком» Ма- рием (к тому же родственником Цезаря). После этого Саллюстий написал «Историю» в пяти книгах, над которой он работал вплоть до своей смерти. В ней под тем же углом зрения он описывал события, происходившие после смерти Суллы, но это произведение дошло до нас лишь в отрывках.

«История» все же отличается от предшествующих сочинений Саллюстия. Это не монография, посвященная определенному событию (заговору Каталины, войне с Югуртой), а последовательное изложение истории Римской республики. Но Саллюстий все же, в отличие от многих более ранних историков, не начинает с основания Города или прибытия в Италию Энея, а сосредоточивается на относительно недавнем времени. Свою «Историю» Саллюстий писал как продолжение одноименного произведения Люция Корнелия Сизенны, а тот, в свою очередь, продолжал труд Семпрония Азеллиона, описывающего события со 146 до 91 г. до н.э., т.е. от разрушения Карфагена до Союзнической войны, когда италики выступили против Рима. Таким образом, эти три сочинения должны были охватывать очень важный период римской истории. Саллюстий испытал довольно сильное влияние Сизенны, что проявилось в композиции и даже стиле «Истории», но идейное содержание произведения было совершенно другим. Си- зенна был приверженцем Суллы и сторонником сенаторской олигархии, Саллюстий же, наоборот, являлся противником сулланцев и сенаторской знати; Сизенна при всех своих партийных пристрастиях пытался писать объективно, Саллюстий же своего отношения к политическим силам и событиям не скрывал, хотя тоже претендовал на объективность своего рассказа.

Труды Саллюстия были решительно нацелены на современность и сравнительно недавнее прошлое. Его интересовала эпоха, начавшаяся с разрушения Карфагена. Такая нацеленность стала важной чертой историографии нового времени. В это время больше распространяются монографии, записки (commentarii) и даже автобиографии, чем изложения всей римской истории, что было характерно для предшествующего периода.

Зачинателем подхода к историописанию как изложению «современной истории» стал Семпроний Азеллион (ок. 160—90 г. до н.э.). Он был близок к Сципиону Эмилиану и даже воевал вместе с ним. Несомненно, он знал современную ему эллинистическую историографию и выступал против старого подхода к написанию истории, сводившуюся лишь к изложению отдельных фактов. Этому он противопоставлял изображение событий во взаимосвязи внутренней и внешней политики. Отказавшись от описания всей римской истории, Азеллион сосредоточился на событиях своего времени. Также поступал продолживший его труд Сизенна, в центре «Истории» которого находились Союзническая война, в которой италики выступили против Рима и, несмотря на военное поражение, добились своей цели — стать полноправными гражданами Римской республики, и гражданская война между Суллой и марианцами; все эти события историк видел собственными глазами. В труде Сизенны определенное место занимают речи или даже рассказ о снах, и это свидетельствует о большом влиянии на него эллинистической историографии.

Основателем жанра монографии в римской историографии был Люций Целий Антипатр, родившийся между 190 и 180 гг. до н.э. и умерший после 121г. Его греческий cognomen позволяет предполагать, что он мог быть вольноотпущенником или сыном вольноотпущенника. Антипатр имел хорошее юридическое образование и сам был учителем будущих юристов. Кроме того, он был оратором и использовал риторические приемы в своих исторических сочинениях, ставя задачей написать не только достоверное, но и занимательное произведение. Антипатр отказался от написания общей истории, как это сделал Азел- лион, ограничившись рассказом о сравнительно небольших отрезках времени. Так, сочинение в семи книгах он посвятил исключительно войне с Ганнибалом. Такое сосредоточение на конкретном событии позволило всесторонне рассмотреть его, собрав весь возможный для этого материал. Так что можно говорить, что произведения Саллюстия и Цезаря появились не на пустом месте.

Но все это не означает, что общие истории исчезли вовсе. Продолжают работать историки, которых в науке называют «младшими анналистами». Так, Валерий Анциат описал в 75 книгах римскую историю от самого ее начала до своего времени. Задачу описать всю римскую историю поставил перед собой и Марк Теренций Варрон (116—27 гг. до н.э.). Варрон активно участвовал в политике, будучи безусловным сторонником Помпея. Потерпев поражение, он ушел из политической жизни и занялся своими многочисленными писаниями. По поручению Цезаря, привлекшего Варрона к себе несмотря на его политическую позицию, он занимался созданием первой публичной библиотеки в Риме. Однако Варрон был не столько историком, сколько антикваром, собиравшим различные рассказы о нравах, преданиях, быте былых времен. Это стало содержанием его трактата «Римские древности» в 41 книге. История и собирание разных интересных сведений — не единственные области, привлекавшие внимание Варрона. Он был очень разносторонним автором, написавшим, как полагают, 74 произведения в 620 книгах. Среди этих трудов были трактат «О латинском языке», в котором он собрал старинные слова и дал им свое толкование (это произведение и содержащиеся там толкования даже его современникам казались странными) и сочинение «О сельском хозяйстве», представляющее собой сборник агрономических рецептов. Последнее стало единственным произведением Варрона, полностью дошедшим до нас. В отличие от Катона Варрон не был «сельским хозяином», поэтому его сочинение носит больше теоретический, а не практический характер, а главными источниками являются не собственный опыт, а литературные произведения на сельскохозяйственную тему. Занимался Варрон и философией, а под конец жизни решил написать огромный труд, охватывающий все отрасли гуманитарного знания. Если бы этот труд до нас дошел, то Варрона можно было бы считать первым римским энциклопедистом.

Для римской исторической науки характерен романоцентризм. Римские историки обычно не занимались всемирной историей. Убежденность римлян в вечности Рима, что, пожалуй, впервые теоретически сформулировал Цицерон, и его праве господствовать над Вселенной делала ненужным изучение и описание истории других народов, кроме как в связи с нуждами самого Рима. Однако эти взгляды не разделял Корнелий Непот.

Корнелий Непот (егоргаепотеп неизвестен) прожил долгую жизнь, охватывавшую почти весь I в. до н.э., пережив все гражданские войны и уйдя из жизни уже при первом императоре Августе. Непот был весьма разнообразным историком. В отличие от своих коллег он писал произведения, которые охватывали не только римскую, но и греческую (и сточки зрения того времени, всемирную) историю — это «Хроника», дававшая хронологический обзор всей истории, начиная с мифических времен; «Примеры», которые, видимо, содержали различные нравоучительные и полезные рассказы о прошлых деяниях; «Землеописание», служившее, возможно, каким-то введением к историческому сочинению. К сожалению, ни один из этих трудов не сохранился, и о них мы можем судить только по сообщениям других авторов. Сохранились лишь части его сочинений о царях, полководцах, политических деятелях и деятелях культуры. В этих работах, несомненно, отразился рост влияния отдельных личностей, какой характерен для этого периода римской истории. Непот по существу явился создателем жанра политической биографии. Его внимание привлекают, однако, деятели не только Рима, но и Греции и даже Карфагена. Он, по-видимому, первым располагал биографии римских и неримских деятелей попарно, чтобы читатель мог их сравнить. Сами биографии объединялись в определенные группы: цари, полководцы, историки, поэты и т.д. Автор использовал многочисленные источники, в его сохранившихся жизнеописаниях встречаются ссылки на самых разных греческих историков, начиная с Фукидида. Целью Не- пота было рассказать современникам о великих деятелях прошлого и частично современности. Его произведения были рассчитаны на самый широкий круг читателей, поэтому стиль его простой, несколько сухой и почти лишенный эпитетов, метафор и других «украшений».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>