Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КУЛЬТУРА РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ

Первый период истории Римской республики (510—264 гг. до н.э.) характеризуется двумя параллельно идущими процессами. Внутри Рима шла упорная борьба между патрициями и плебеями, завершившаяся победой последних и созданием римской civitas, римского варианта античного полиса. Одновременно римляне вели почти непрерывные войны за подчинение Италии, окончившиеся их победой. В это же время шел и третий процесс — формирование и дальнейшее развитие римской культуры.

Культура Рима развивалась довольно медленно, и после изгнания царей город выглядел столь же архаично, как и до этого события. Он представлял собой скопление домов, между которыми пролегали порой весьма извилистые улицы. Только район форума был более или менее регулярным. Сразу же после изгнания царей на Капитолии был освящен храм Капитолийской триады, строительство которого начал еще Тарквиний Древний и возобновил его внук. Храм был построен в целом по этрусскому образцу, но с некоторыми важными изменениями. Так, если в этрусском храме, как и римском, посвященном божественной триаде, целлы были неодинаковыми и внешние, по- видимому, были открытыми, в капитолийском храме все три целлы были совершенно равными, а впереди располагался украшенный колоннами портик по греческой моде. В Ув. в Риме было построено еще несколько храмов, все они были деревянными и украшены расписными терракотовыми плитами. Храмы возвышались над множеством весьма неказистых частных домов.

Частное жилище полностью сохраняло чисто римский (точнее, общеиталийский) вид, который все же изменился по сравнению с прежним временем. Старые круглые деревянные хижины с соломенными или тростниковыми крышами ушли в прошлое — их заменили каменные и кирпичные прямоугольные дома с крышами из черепицы. Центром такого дома был атрий — большой зал с отверстием в центре крыши, через которое он освещался, под этим отверстием располагался бассейн, в который собиралась вода во время дождя. Атрий играл роль парадного центра дома. От главного входа в атрий вел коридор, по бокам которого могли располагаться мастерские или лавки. Вокруг атрия находились жилые помещения, а дверь в его задней стене открывалась в сад или огород. В таком доме жила римская familia — большая семья, структура которой не изменилась со времени первоначального Рима.

Familia была объединением всех людей, находившихся под властью paterfamilias (главы семейства) — это его жена, незамужние дочери, сыновья, невестки, внуки, а также клиенты и рабы. Под этим словом подразумевались и все вещи, образовывавшие домашнее хозяйство. В экономическом отношении именно familia являлась полноценной хозяйственной единицей. Paterfamilias обладал всей полнотой власти (patria potestas отцовская власть) над остальными членами своей большой семьи. Даже взрослых сыновей он мог продать в рабство за границу, и только один из законов ограничивал это право трехкратной продажей. Именно paterfamilias был в полном смысле слова полноправным гражданином, а его сыновья приобретали такое полноправие лишь в случае смерти отца. Правда, на деле положение было не столь жестким, ибо порой (и чем дальше, тем чаще) сыновья образовывали собственные семьи, главами которых являлись уже они. В ведении собственно домашнего хозяйства главную роль фактически играла materfamilias, или matrona — жена главы семьи и мать его детей. Римская семья была патриархальной, и при заключении брака жена переходила в дом мужа, хотя и сохраняла при этом свое родовое имя. Принесенное ею в новую семью приданое входило в состав имущества мужа, но в случае развода возвращалось ей. Брак между родственниками по прямой линии был запрещен. Характерно, что если римский гражданин имел два или три имени, что подчеркивало не только его родовую и семейную принадлежность, но и в некоторой степени индивидуальность, то гражданка — только одно, родовое; в случае же если в семье имелось несколько дочерей, они могли именоваться старшей или младшей, либо первой и второй и т.д. Женщина никаких политических прав не имела, а имущественными правами обладала в ограниченной степени.

Быт римлян в то время был весьма скромным. Убранство домов было самым простым. Даже в знатной семье серебряная солонка считалась фамильной драгоценностью, передаваемой из поколения в поколение. Все родственники, входившие в большую семью, ели вместе, сидя за непокрытым столом. Клиенты и рабы сидели у очага и получали еду с господского стола. Питались римляне в основном зерновой кашей и овощами, и только в праздники позволяли себе мясо (свинину или птицу) и фрукты. Вино пили только мужчины — женщины довольствовались водой.

Борьба патрициев и плебеев не могла не отразиться на римской культуре. В ходе этой борьбы плебеи добились не только политического равноправия и доступа ко всем магистратурам, но и равноправия религиозного, включая участие во всех жреческих коллегиях. Это сказалось на всей религиозной жизни, на преодолении родоплеменного характера римской религии и приобретении ею гражданского характера. Жреческие коллегии лишались политического значения, хотя, конечно, их влияние на политическую жизнь не исчезло полностью. Одно то, что один и тот же человек мог быть и магистратом, и иметь жреческое достоинство, способствовало сохранению жречеством некоторой роли в гражданском обществе. Но эта роль значительно уменьшилась. Являясь и жрецом, и политическим деятелем, такой человек в гражданской жизни все же выступал в основном в своей общественно-политической ипостаси, хотя, конечно, обладание жреческим достоинством придавало ему больший авторитет и расширяло его возможности.

Важным шагом не только в социально-политическом, но и в культурно-идеологическом плане была секуляризация права, его максимально возможное в тех условиях отделение от религиозного права. Можно говорить, что, по-видимому, тогда произошло разделение всего права на ius иfas. Это разделение не было окончательным, и определенные связи между двумя видами права сохранялись, может быть, до самого конца существования римского государства (по крайней мере до победы христианства), но ощущение наличия двух видов права, не сводимых друг к другу, было налицо. Первым шагом в этом направлении стало издание законов XII таблиц в 451—450 гг. до н.э. Их авторами были не жрецы-понтифики, считавшиеся хранителями и толкователями права, а светские политические деятели. Эти законы стали основой и источником всего общественного и частного права и ознаменовали переход от родового и сакрального права к гражданскому. Они установили приоритет принятого народом закона над всеми другими установлениями, полноправие гражданина, ограниченное только такими же правами другого гражданина или законом, личную, а не родовую или семейную ответственность за нарушение закона, открытое судопроизводство, основанное на судоговорении, и многое другое, позволяющее этим законам стать основой римского права вообще. Важно, что это было именно светское, гражданское право, а не сакральное, каким было право царей. В дальнейшем правовое развитие римского общества шло в этом направлении. С течением времени правовая деятельность все более связывается с политической, а не религиозной. Не столько воля богов, вещаемая через жрецов, сколько принятый народным собранием (комициями) закон {lexpublica) или постановление сената (senatus consultum) определяли политическую, социальную, экономическую жизнь Римской республики.

Очень важный шаг в секуляризации римского общества был сделан в 304 г. до н.э. эдилом Гнем Флавием. Он опубликовал календарь, которым до этого ведали понтифики, державшие его в тайне. Когда подходило время нового месяца, один из членов коллегии понтификов сообщал об этом, а на следующий день созывал на Капитолии сенат и народ и возвещал старинную формулу с призывом к Юноне, что и означало начало нового месяца. Таким образом, дни торжищ, народных собраний, сенатских заседаний и т.п. находились в руках понтификов. Они же могли бесконтрольно объявлять те или иные дни присутственными, тем самым в большой степени контролируя хозяйственную и политическую жизнь. Теперь же календарь становился общедоступным, и понтифики не могли в своих или в чьих- либо интересах манипулировать течением месяца и года. В календаре, в частности, до всеобщего сведения доводились все присутственные и неприсутственные дни. Календарь, таким образом, становился не исключительно жреческим, а общественным достоянием. Кроме того, Флавий опубликовал судебные формулы, которые ранее также находились лишь в ведении понтификов. В результате не только календарь, но и суд становились явлениями светской жизни, что сделало возможность в будущем появления юридической науки. Недаром позже судебные формулы, опубликованные Флавием, назывались Флави- анским правом (ius Flavianum).

Борьба патрициев и плебеев при всей ее упорности и даже ожесточенности была все же невооруженной (хотя отдельные эксцессы и наблюдались), и многие спорные вопросы решались на народных собраниях и сходках. Это дало большой толчок развитию красноречия. В Риме появились ораторы, публичные речи которых, в частности, способствовали становлению литературного латинского языка. Риторика еще не являлась профессией, а лишь использовалась теми или иными политическими деятелями для достижения своих целей. Но речи порой уже составлялись с учетом их максимального воздействия на слушателей. Многие римляне еще настороженно относились к искусным ораторам, боясь чрезмерно поддаться их искусству, но уже признавали их существование. Таким оратором был Аппий Клавдий Цек (Слепой), признанный особенно хитроумным оратором и знатоком права. Это была очень интересная фигура, сыгравшая большую роль и в политической, и в культурной жизни Рима последней четверти IV — начала III в. до н.э. В значительной степени она «выпадала» из общества того времени.

Род Клавдиев всегда отличался неумеренным честолюбием, упорством в достижении поставленных целей, жесткостью, а порой и жестокостью своих поступков, нетерпимостью к противникам. Все это было характерно и для Аппия Клавдия. Став в 312 г. до н.э. цензором, он сделал много для улучшения жизни в Риме. Им был построен самый современный по тем временам водопровод, резко улучшивший водоснабжение города. К этому времени близлежащие ручьи, снабжавшие Рим со времен Тарквиния Древнего, были исчерпаны, и пришлось использовать более далекие и вышележащие источники. Вода шла по подземным каналам и надземным мостам, а в пределах города распределялась по своеобразным колонкам. Строительство водопровода такого масштаба было делом весьма трудным: надо было так рассчитать наклон каналов и мостов, чтобы вода самотеком шла в город, но в то же время не низвергалась водопадом, который напрасно бы расточал драгоценную влагу. С этого времени Рим не испытывал особых перебоев в водоснабжении, а последующие строители широко использовали опыт Клавдия в создании водопровода. Аппий Клавдий построил также так называемую Аппиеву дорогу от Рима до Капуи, которая позже была продолжена до Брундизия и стала основным путем, связывающим Рим с юго-восточным побережьем Италии и главным портом связи с Восточным Средиземноморьем. Недаром ее позже называли «царицей дорог». Постройка этой дороги по существу положила начало созданию римской дорожной сети. Но Клавдий этим не ограничился. Он отнял у знатного (и вскоре после этого исчезнувшего) рода Потициев наследственное служение Геркулесу и передал его общественным рабам. Этот шаг, вызвавший большое недовольство в консервативных кругах римского общества, привел к превращению по сути родового культа Геркулеса в государственный. Надо заметить, что писцом Клавдия был Гней Флавий, так что в его деятельности ясно ощущалось влияние бывшего цензора. По закону цензоры, хотя и избирались раз в пять лет, отправляли свою должность только полтора года, но Клавдий по истечении этих полутора лет отказался покидать свой пост. Когда же народный трибун напомнил о существовании соответствующего закона, то Аппий ответил, что этот закон действе- нен только для тех цензоров, которые были избраны ранее, но не для последующих. Это была явная увертка, которая успеха не имела; Клавдий был на какое-то время арестован, но полномочий так и не сложил. Противопоставляя себя сенату, да и общественному мнению в целом, он использовал свое положение, чтоб ввести в этот орган сыновей вольноотпущенников, но эта инициатива успеха не имела и после цензуры Клавдия была отменена.

Роль Аппия Клавдия Цека в римской культуре не ограничилась только деяниями его как цензора. Он составил стихотворный сборник сентенций, используя старинный сатурновый стих, став, таким образом, первым римским поэтом, имя которого дошло до нас. Его литературная деятельность явилась началом перехода от фольклора к письменной литературе. Клавдий Цек, как уже упоминалось, был и первым латинским оратором, речь которого была опубликована и дошла до потомков; эту речь знали ораторы I в. до н.э. и последующего времени. Он произнес ее в 280 г., будучи уже слепым и отошедшим от государственных дел. Тогда в сенат прибыл посол эпирского царя Пирра, который предлагал римлянам заключить мир. После тяжелого поражения от Пирра сенат был склонен принять мирное предложение, но принесенный на носилках в сенат Клавдий произнес горячую речь против принятия мира и склонил сенаторов к отказу от переговоров.

В этой речи Клавдий четко сформулировал претензии Рима на власть над всей Италией. Наконец, Клавдий (по-видимому, будучи цензуром) произвел реформу алфавита, окончательно приведя буквы в соответствие с произношением и расположив их в определенном порядке, существующем в латинском алфавите до сих пор.

Деятельность Аппия Клавдия (и связанного с ним Гнея Флавия) стала, таким образом, важным шагом в развитии римской культуры.

Завоевание Италии также отразилось на культуре Рима. Во время почти беспрерывных войн римляне не раз терпели поражения, но сами войны всегда выигрывали. Исключением явилась только война с галлами в 390 г. до н.э., когда 18 июля в битве на р. Аллии римляне потерпели столь тяжелое поражение, что «день Аллии» на многие века стал днем траура. После этой битвы галлы захватили и разрушили сам город, и только Капитолий, по преданию, они взять не смогли. После этих событий римляне были вынуждены заключить позорный мир с галлами и заплатить им огромный выкуп. Правда, согласно более позднему преданию римский отряд под командованием Марка Фурия Камилла нагнал уходивших галлов, разбил их и отнял выплаченный римлянами выкуп, но это выдумка с целью хоть как-то приукрасить позорный разгром. После практически полного разрушения Рима римляне были вынуждены заняться его восстановлением. Была восстановлена городская стена, которую, по-видимому, сделали более мощной, построены новые общественные здания, в том числе храмы, несколько позже был благоустроен форум, где в 338 г. до н.э. консул Гай Мений соорудил специальные балконы на верхних этажах таверн, что позволило собираться там публике. Позже ораторская трибуна была украшена носами захваченных кораблей и стала называться «ростры» (от rostrum — нос). При восстановлении храмов были учтены новые веяния. Так, фронтон стал закрываться специальным тимпаном со скульптурой, что и украшало храм, и препятствовало проникновению внутрь него осадков, ветра и др. Но в целом город еще долго оставался довольно хаотичным. Поражение римлян стало толчком к военной реформе, которая, возможно, началась еще раньше, но резко ускорилась после битвы на Аллии и разрушения Рима. Именно тогда по инициативе Камилла была создана та мощная военная машина, которая в течение веков обеспечивала Риму победу над своими врагами и позволила создать мировую державу.

Основу римской армии составлял легион, в котором служили только римские граждане. Легион состоял из отдельных манипул, которые были трех видов: принципии — наименее опытные воины, гастаты — более опытные и триарии — самые закаленные. Соответственно боевой строй легиона состоял из трех линий. Впереди на некотором отдалении друг от друга стояли манипулы принцпиев, за ними — гас- татов, которые в случае необходимости могли заполнить собой пространство между первыми манипулами, так что перед врагом оказывался сплошной фронт. Впереди располагался отряд легких пехотинцев — велитов, начинавших бой, а затем уходивших за общий строй легиона. Триарии являлись как бы резервом командования и вступали в бой лишь в крайнем случае. На флангах обычно располагались конные единицы, которые позже состояли уже не из римских граждан, а из союзников или провинциалов. Из последних формировались вспомогательные части армии. Армия могла состоять из нескольких легионов, но отдельный манипул либо отряд из нескольких манипу- лов могли действовать самостоятельно. Все это придавало войску необходимую гибкость — как тактическую, так и стратегическую, и позволяло действовать в любых условиях и на любой местности. Позже было введено еще одно подразделение легиона — когорта, что еще более увеличило его гибкость.

Другим важным элементом римской военной машины стал лагерь. Его схема определялась заранее, заранее определялись и действия каждого воина и каждого подразделения при создании лагеря. Это позволяло максимально быстро и без суеты разбивать лагерь, поэтому римское войско нельзя (или, во всяком случае, трудно) было застать врасплох. Принцип создания лагеря был един. В идеале он разбивался по сторонам света, в его центре находились палатка полководца, площадь для собрания воинов и трибуна, с которой командир обращался к солдатам, там же находились знамена и алтарь. Остальное место занимали палатки воинов (как правило, по 10 человек в каждой палатке), местонахождение которых тоже было установлено заранее. Конечно, эта идеальная схема учитывала конкретные условия места и время, но в целом сохраняла свои основные черты.

За исключением позорного поражения от галлов, которое все же оказалось для римлян весьма полезным, римляне, как уже упоминалось, свои войны выигрывали. Даже столкновение с мощной армией царя Пирра, использовавшего все достижения эллинистической военной мысли, после начальных поражений завершилось римской победой. И эти победы воспитали в римлянах уверенность не только в своей конечной непобедимости, но и в покровительстве богов, давших Риму право править Италией, а в перспективе и всем миром. В ходе завоевания Италии возникла римская имперская идеология с ее понятием величия римского народа. Свое окончательное оформление она получила позже, но чувство превосходства появилось у римлян явно в это время.

Римское завоевание имело еще одно очень важное последствие. В ходе войн римляне ближе столкнулись с греками, жившими в Южной Италии, которые оказали на римлян значительное влияние. Как уже говорилось, возникшая в ходе борьбы патрициев и плебеев римская civitas была местным вариантом античного полиса. Греки же создали культуру, которая наиболее адекватно соответствовала античному бытию, и с формированием в Риме античного общества римляне стали принимать и античную греческую культуру.

Римская культура всегда была открытой, римляне впитывали в себя достижения других народов, если они не наносили урон римскому народу и его величию. В первые века существования Рима преобладающим было этрусское влияние. Свержение царей «этрусской династии» и успешная защита новообразованной республики от попыток восстановить власть этой династии нанесли урон влиянию этрусков, хотя оно еще некоторое время ощущалось, а религиозные заимствования сохранялись до самого конца существования римской религии. После же завоевания греческих городов Италии этрусское влияние начинает заменяться греческим. Это произошло приблизительно в середине Vв. до н.э. С греками римляне имели дело еще в царский период, причем знакомство с их культурой, включая мифологию, шло, вероятнее всего, через этрусское посредство. Возможно, еще тогда в Риме распространилось предание о прибытии в Италию Энея, бегущего из разрушенной Трои вместе со своими спутниками и сыном. Он, как уже упоминалось, основал в Италии г. Лавиний и стал предком основателей Рима. Раскопки в Лавинии показали, что этот город очень рано испытал значительное греческое влияние, хотя, конечно, начало его датируется (на современном уровне наших знаний) несколькими веками позже Троянской войны. Ееще в царский период римляне смогли познакомиться с эллинскими богами и их культами.

Первым (насколько можно судить по нынешним знаниям) греческим богом, принятым в Риме, был Аполлон. Некоторые ученые датируют это событие 433—431 гг. до н.э., но не исключено, что это произошло и раньше. Существует предание, что еще до своего свержения в 510 г. до н.э. царь Траквиний Гордый отправил в Дельфы посольство для консультации с оракулом Аполлона. Если в этом рассказе имеется историческое зерно (что очень вероятно), то он свидетельствует о почитании Аполлона римлянами еще в VI в. до н.э. В своем пантеоне римляне не нашли бога с теми же характеристиками, что и у Аполлона, поэтому приняли его целиком. Правда, в Риме характер этого бога несколько изменился. Оставаясь богом всеобщей гармонии и покровителем искусств, Аполлон расширил свою «компетенцию»: будучи у греков богом света, у римлян он стал еще и богом солнца. Старый Соль был оттеснен им, хотя и продолжал существовать в римском пантеоне. Сохранил Аполлон и свою пророческую функцию, и в важных случаях римляне обращались к его оракулу в Дельфах. Аполлон превратился в одну из самых важных фигур мира римских божеств. Вместе с Аполлоном была принята и его мать Латона. Это привело к определенным изменениям в старых представлениях о более низших божествах. Так, старые божественные пророчицы Сивиллы стали восприниматься как жрицы Аполлона. После подчинения греческих городов на Апеннинском полуострове римляне приняли большее количество греческих божеств, дав им, однако, свои римские имена. Римляне исходили из того, что перед ними практически те же боги, что и хорошо им известные и давно почитаемые. Так, греческий Зевс стал Юпитером, Гера — Юноной, Афина — Минервой, Арес — Марсом, Деметра — Церерой, Афродита — Венерой, Дионис или Вакх — Либером, хотя римляне часто называли его и его вторым греческим именем Вакх, Эрот — Купидоном или Амуром, Пан — Фавном и т.д. Точно датировать этот процесс отождествления греческих божеств с римскими невозможно. Но ясно, что к середине III в. до н.э., когда Андроник (о котором речь пойдет позже) создавал свой перевод «Одиссеи», такое отождествление уже укоренилось и стало привычным. Как проходил этот процесс, сказать трудно; большей частью он был, по- видимому, стихийным. Но в то же время известно, что некоторые греческие боги могли быть приняты в Риме по официальному решению властей. Так, для избавления от эпидемии чумы сенат постановил перенести в Рим из Греции культ Асклепия, который соединился со старинным римским богом-лечителем Эскулапом и в 291 г. до н.э. получил свой храм на острове на р. Тибр. Несколько раньше, в 295 г., был создан храм Венеры—Афродиты. Практически уже почти не было персонажа греческой мифологии, который не получил бы римское имя.

Это не означает, что римский пантеон превратился в сателлита или даже просто двойника греческого. Во-первых, в римском пантеоне сохранилось довольно большое количество различных божеств, которые не имели никаких соответствий в мире греческих богов и уже поэтому не могли получить эллинское имя, например Янус, Квирин, домашние боги сохранили и свою сущность, и свое имя маны. Во- вторых, отождествившись с греческими, римские божества сохранили многие свои старые черты и лишь обогатились, присоединив к ним (но далеко не всегда полностью) еще и заимствованные греческие. Часто иной становилась роль тех или иных божеств. Так, Минерва, восприняв образ Афины, не играла такой же видной роли, как Афина в Греции. И наоборот, Арес, не пользовавшийся особенно большой популярностью у греков, став римским Марсом, превратился в одного из самых важных богов. Характерен пример Сатурна. Его отождествили с Кроном — видимо, потому, что оба эти бога имели отношение к «золотому веку», и потому, что в Греции существовал вариант предания, согласно которому свергнутый Крон не был низвергнут в Тар- тар, а переселился куда-то на Запад. Но в Греции почти не было реального культа Крона, и он выступал скорее как персонаж мифологии, а римский Сатурн полностью сохранил все свои качества и остался одним из центральных божеств, имевшим свой культ. Роль Весты была гораздо большей, чем греческой Гестии. Некоторые греческие божества не были приняты в Риме, а их функции были приписаны другим. Римляне не включили в свой пантеон ни Гелиоса, ни Селену и передали функции бога солнца Аполлону, а богини луны — Диане.

Греки оказали влияние и на другие стороны римской культуры. Готовясь к изданию первого свода римского права, законов XII таблиц, римляне направили посольство в Афины, чтобы познакомиться с достижениями эллинского законодательства и эллинской правовой мысли. Это, несомненно, помогло формулированию некоторых юридических положений, хотя в целом законодательство осталось полностью римским, отражавшим особенности именно римского образа жизни. Однако сам факт осознания римлянами необходимости ознакомления с более развитым, по их тогдашним представлениям, законодательством свидетельствует о стремлении впитать чужеземный опыт и использовать его в своих целях.

Завоевания, в том числе и греческих городов Италии, способствовали изменениям внешнего облика Рима. Получаемая в результате победоносных войн добыча позволила использовать ее значительную часть на благоустройство и украшение города. Были построены новый водопровод длиной до 65 км, доставлявший воду из далеких Сабинских гор, и первый каменный мост через р. Тибр. Начал изменяться внешний вид храмов. Издавна они строились по этрусскому образцу и украшались терракотовыми рельефами и статуями. В начале III в. до н.э. терракотовая квадрига была впервые заменена бронзовой. В 275 г. до н.э. после разгрома Пирра и взятия греческого города Тарента консул Маний Курий Дентат в своем триумфальном шествии провез «тарентинские курьезы», среди которых были картины греческих художников. Храмы по-прежнему строились из туфа или другого не очень дорогого камня, но снаружи покрывались штукатуркой. Рим все больше терял старый вид «большой деревни» и приобретал вид современного благоустроенного и украшенного города.

Можно говорить, что в этот период и возникла римская система ценностей и были заложены основы римской культуры, получившей развитие в следующий период.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>