Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОТКРЫТОСТЬ РИМСКОЙ РЕЛИГИИ

Римляне почитали огромное количество других самых разных божеств. Их число еще более увеличилось, когда римляне ближе познакомились с греческой религией.

Римская религия была открыта различным иноземным влияниям. Политеистическая религия в принципе является открытой системой, поскольку исходит не из истинности или неистинности богов, а из их принадлежности тому или иному человеческому сообществу и из полезности данного божества и его культа. Но римляне в этом были даже более открытыми, чем, например, греки. Они с удовольствием принимали чужие культы, считая, что их присутствие в Риме только усилит его. При этом совершались специальные обряды, которые превращали чужих богов, часто враждебных, в своих, которые теперь покровительствовали не врагам Рима, а ему самому. Долговременные контакты с этрусками привели к появлению в Городе некоторых этрусских культов. Из г. Вольсинии был заимствован бог Вольтумн, который превратился в римского Вертумна. У финикийцев, живших на Сицилии, римляне взяли Астарту Эрицинскую (особая разновидность Астарты, обитавшей на горе Эрике), которую они отождествили с Венерой. Некоторые черты, ранее отсутствующие у Венеры, эта богиня получила от своей финикийско-сицилийской «коллеги», например большое внимание сексуальной стороне любви. В Риме эти и другие заимствованные божества могли частично изменить свой характер. Так, тот же Вертумн превратился в покровителя различных превращений, особенно смены времен года и изменений, происходивших в различных (особенно огородных) растениях — от произрастания семян до сбора урожая.

После тяжелых поражений, испытанных римлянами в начале II Пунической войны, они решили, что боги разгневались на Рим, потому что был нарушен «божий мир». После разгрома римских армий в Цизальпинской Галлии было принято специальное решение о принесении особых жертв и даров Юпитеру, Юноне, Минерве и даже этрусской богине Феронии. Но это не помогло, и в конце года было заново совершено жертвоприношение Сатурну, а праздник в честь этого бога была увеличен еще на один день. Новые поражения заставили римлян принять и новые меры: устроить игры в честь Юпитера, воздвигнуть храмы не только Менсу, т.е. Уму, надеясь на его помощь римским полководцам, но и Венере Эрицинской, заимствованной римлянами из Сицилии. Затем было решено все, что родится весной, отдать в жертву богам, при этом не было сделано никаких различий между свободными и рабами. После разгрома у Канн римляне прибегли к совершенно чудовищному человеческому жертвоприношению.

Разочаровавшись в своих богах, римляне все чаще обращались к чужим божествам, верили различным прорицателям и чужеземным жрецам. Дело дошло до того, что в самом сердце Рима, на Капитолии, женщины молились и приносили жертвы по чуждым обрядам. Римское правительство в 213 г. до н.э. запретило все подобные действия, не совместимые с традиционной религией. Но уже в следующем году само правительство обратилось к греческому культу Аполлона, принеся ему и Латоне дополнительные жертвы и устроив в честь Аполлона специальные игры. Конечно, к этому времени Аполлон, как будет сказано позже, уже давно занимал свое место в римском пантеоне, но все же обращение к греческому богу было знаменательно. А в конце этой тяжелой войны римляне, уже не надеясь на помощь ни своих, ни греческих богов, официально ввели культ малоазийской Кибелы. С этой целью к пергамскому царю Атталу было направлено специальное посольство, которое с разрешения царя привезло в Рим черный камень, являвшийся воплощением этой богини. Характерно, что римляне обратились не к Греции, где этот культ уже давно был довольно широко распространен, а к Малой Азии. Если греки отождествили Кибелу с Реей, то римляне ни с кем ее не отождествляли, а называли ее Идейской Матерью (от горы Ида в Малой Азии) или Великой Матерью, что полностью соответствовало самой сути этой богини. В Риме ее статую поместили в храм Виктории, надеясь на помощь малоазийской богини в достижении победы; позже для нее был построен особый роскошный храм.

В более поздние времена римляне не раз заимствовали различные восточные божества — это малоазийская Ма, египетские Амон, Иси- да, Серапис, малоазийско-персидский Митра и др. Некоторых они сочли другими видами своих старых богов. Так, Ма они отождествили с Беллоной и тоже с малоазийской Кибелой, а Амона с Юпитером. Но большинство восточных божеств остались самостоятельными и получили свой культ, в значительной степени воспроизводивший его восточные формы.

С восприятием греческих и восточных божеств в Риме появились и мистерии. Культ Великой Матери тоже был мистериальным, но он был введен официально. Наряду с ним распространились мистерии, заимствованные без разрешения правительства, и они вызвали тревогу в правящих кругах, поскольку оказались вне контроля власти. Вообще распространение греческих культов и эллинских нравов вызывало беспокойство консервативной части нобилитета, и это придавало политической борьбе в его среде определенный морально-религиозный окрас. С этим связано запрещение Вакханалий — таинственных ночных мистерий Диониса—Вакха. В первой половине II в. до н.э. росло число посвященных в эти мистерии, причем спектр мистов был довольно широк; среди них были и представители знати. Первоначально чисто женские эти мистерии постепенно включили в свой состав и мужчин. Возникла чуть ли не отдельная община, для которой религиозные законы оказались важнее государственных. И государство приняло решительные меры. Вакханалии не только были запрещены — их участники подверглись жесточайшим репрессиям вплоть до смертной казни. Многим удалось бежать, но несколько тысяч человек, в том числе большое количество женщин, были казнены. После этого культ Вакха был поставлен под жесткий государственный контроль.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>