Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РИМСКИЕ БОГИ

Богов в Риме было очень много, и даже сами римляне часто не знали, сколько и каких богов они почитают. За 11 веков истории римской религии место многих богов изменилось. На раннем этапе, по- видимому, римскую божественную иерархию возглавляла триада Юпитер—Марс—Квирин, которая в своей основе была связана с плодородием. Юпитер был небесным богом и в качестве такового управлял погодой, что имело чрезвычайно большое значение для земледелия. Марс, по-видимому, первоначально богом весенней растительности. Связь Квирина с плодородием доказывается тем, что из 14 божеств, сопровождавших, по преданию, его появление в Риме, половина имела отношение к жизни крестьян, да и остальные были связаны либо с циклом сельскохозяйственных работ, либо с появлением потомства или же с подземным миром, который также обычно находится в контакте с плодородием земли. Даже много позже Квирин не утратил своей аграрной функции, гарантируя снабжение граждан зерном. Эту триаду затем заменила Капитолийская: Юпитер—Юнона—Минерва, что было по существу воспроизведением соответствующей троицы этрусских небесных богов. При этом Квирин слился с Марсом, и было неясно, является ли он самостоятельным богом или лишь ипостасью Марса. В самом же начале римской религиозной истории верховным богом был скорее всего Янус.

Римлян, как, впрочем, и другие народы древности, во взаимоотношениях с богами интересовали в первую очередь три сферы: дом и семья и все, что связано с продолжением рода; обеспечение благосостояния семьи и, следовательно, трудовая жизнь; связь жизни и смерти и проблема посмертного существования. Разумеется, уже тогда римляне учитывали и существование неких высших сил, но эти силы, как кажется, воспринимались довольно абстрактно, не особенно влияя на повседневную жизнь. Лишь входе становления гражданской общины, государства, а затем и мировой державы все большее значение стали приобретать боги, правящие миром и в особой степени покровительствующие римскому народу и его государству. Эти боги становятся государственными и занимают высшую ступень в иерархии римского пантеона.

Естественной начальной ячейкой жизни является дом. Самыми священными местами дома римляне считали двери в стене — с одной стороны, отделяющие жилище от сурового внешнего мира, а с другой, соединяющие дом и живущую в нем семью с сородичами, соседями, государством — и очаг в центре, согревающий и дающий возможность готовить пищу. Соответственно и особо почитаемыми божествами стали бог дверей Янус и богиня очага Веста.

Будучи богом дверей, Янус являлся также богом всякого входа и выхода, начала и окончания дела, в том числе войны, любого отрезка времени, который всегда имеет начало и конец. Даже богов Янус выпускает через специальные небесные ворота. Как знающего начало и конец его изображали с двумя лицами, обращенными в противоположные стороны. Янусу был посвящен первый день каждого месяца, называемый календами. С ним было связано представление о начале Вселенной: при разделении отдельных элементов, которые ранее были смешаны, все оставшееся превратилось в Януса. Поэтому Янус занимается и круговращением Вселенной. Януса часто называли отцом. Матерью была Веста.

Это была богиня очага, сначала домашнего, а затем и государственного. Домашний очаг горел в центре каждого дома, а государственный — в центре Рима и в центре Вселенной. Поэтому храм Весты был круглым, как «круг земель» — orbis terrarum. Огонь всегда чист и непорочен, и служить Весте могли только чистые девы, а сама Веста становится символом неподкупности, хранительницей тайн и гарантом исполнения всех поручений, в ее храм римляне приносили свои завещания, будучи уверенными в их исполнении потомками. Янус был началом и концом мира, Веста — его центром. Молитву богам римляне начинали с Януса и заканчивали Вестой. С Янусом были связаны более мелкие божества: Форкул — бог конкретной двери, Лиментин — бог порога, Матута — богиня раннего утра, Портун — бог ворот и др. Наряду с Вестой домашний очаг хранили пенаты.

Пенатов в каждом доме всегда было несколько; во всяком случае, это слово ни разу не встречается в единственном числе. Это не собственное имя, а обозначение домашних богов. Происходит оно от словаpenus — кладовая, и это показывает, что сначала эти боги «заведовали» кладовой и домашними запасами. Позже их функции расширились до покровительства всему дому и особенно очагу как символу дома. Как очаг был не только домашним, но и городским и государственным, так и пенаты были и домашними, и городскими, и государственными. Но в основном их власть распространялась не столько на здание дома, сколько на живущую в нем семью, и если семья по каким-либо причинам перебиралась на новое место, в том числе и в другой город, то с собой она брала статуэтки пенатов. Это же относилось и к «большим пенатам», покровительствующим городу. Так, согласно римским мифам, когда Эней покидал горящую Трою, он взял с собой фигуры отеческих пенатов, и это обусловило преемственность между Троей и Римом.

Другими домашними божествами были лары. Их происхождение спорно, но ясно, что они покровительствовали не только дому, но и полю, а также любому перекрестку и всякому месту. В связи с многообразием ларов это слово всегда использовали с определенным эпитетом — так, перекрестки находились под покровительством ларов перекрестков (lares compitales), а дома — семейных ларов (lares familiares). Местом поклонения семейному лару был все тот же очаг, причем служение осуществлял не свободный член семьи, а доверенный раб. Лары покровительствовали всякому семейному делу. Ларам приносила жертву новобрачная, вступая в новый дом, им молились при отъезде и возвращении, к ним взывали в любом важном случае. Фигурки семейных ларов хранились в особом шкафчике и во время похорон вынимались, дабы лары могли непосредственно участвовать в похоронной процессии. Это было вызвано тем, что лары были связаны и с подземным миром: там они помогали душам умерших и противостояли злым духам — ларвам или лемурам, которых, впрочем, римляне тоже почитали.

Семья, обитавшая в доме, состояла из мужчин и женщин. Воплощением мужественности и всей мужской активности был гений, женственности — юнона. Они рождались с рождением ребенка, и день рождения человека был праздником его гения или юноны. Гении обычных людей исчезали с их смертью, но, как стали полагать позже, гении особо выдающихся деятелей сохранялись и после их физической смерти и могли стать предметом поклонения. Гений и юнона помогали человеку во всех его делах. Гением обладали не только отдельные люди, но и весь римский народ. Гений римского народа защищал его и помогал ему в осуществлении его миссии — господствовать над миром. Позже император как наиболее выдающийся римлянин и в значительной степени воплощение римского народа получил своего бессмертного гения. Гения имели и определенные места и целые сообщества людей — коллегии или общины. Гений места (genius loci), в том числе и самого Рима, защищал это место и помогал его жителям в достижении их целей. Гении сообществ тоже появлялись на свет с возникновением этих сообществ и исчезали с их исчезновением.

Под покровительством различных богов проходила вся жизнь римлянина — от рождения и даже зачатия до смерти. Например, богиня Нундина очищала ребенка после рождения, первым криком новорожденного «заведовал» Ватикан, а успокаивала его в колыбели Куба, Сентин вкладывал в ребенка разум и т.д. Старинное божество со странным именем Мутунус—Тутунус помогало после свадьбы лишить девственности юную супругу. Не исключено, что первоначально это были два очень близкие божества, позже слившиеся в единую фигуру. Возможно, сначала это было божество, призванное обеспечить продолжение рода. С ним были связаны довольно непристойные ритуалы, позже вызывавшие крайнее негодование ранних христиан. Восстановление нарушенного супружеского согласия находилось под покровительством богини Вириплаки.

Благосостояние семьи обеспечивала трудовая деятельность ее членов. Рим по своему происхождению был крестьянским городом, и во все времена земледелие считалось одним из самых почетных занятий римского гражданина. Как и у других земледельческих народов, матерью всего живого у римлян считалась земля. Богиня земли Теллус официально именовалась Матерью, ее прославляли как начало всего, богиню, дающую изобилие плодами и скотом. Само слово tellus означало «земля, суша, почва», а позже и «участок, земельная собственность и даже страна». С течением времени большее распространение получило слово terra, и богиню часто стали называть Terra Mater. Теллус обычно почитали вместе с Церерой. Они вместе учат людей земледелию, вместе защищают растения от гибельных ветров, отгоняют хищных птиц, предохраняют семена от муравьев, а уже выросшие растения — от болезней, защищают пашню от сорняков и дают людям обильный урожай. Крестьянское сознание в большой степени отразилось в представлении о том, что богинь нельзя просить о слишком обильном урожае, ибо роскошь чрезмерных богатств, как писал римский поэт Овидий, может погубить землю.

Отношение к земле в древности было двойственным. Земля не только давала плоды, но и принимала в свои недра мертвецов, и где- то глубоко под ее покровом располагалось царство смерти. Поэтому земля оказывалась не только благодетельницей, но и губительницей. Из ее недр выходили разные чудовища, с которыми боролись различные герои; она являлась причиной землетрясений. Такое двойственное отношение людей к земле касалось и Теллус, и Цереры. Сам подземный мир порой называли царством Цереры.

Существовали все же некоторые отличия Теллус от Цереры. Первая была больше связана с севом, а вторая — с ростом растения, что роднило Цереру с другими божествами возрастания — Л ибером и Ли- берой. Иногда Либера и Либеру считали детьми Цереры. С развитием сельского хозяйства Либера и Либеру связывали с выращиванием винограда и изготовлением вина, а Цереру — в основном с выращиванием зерновых и изготовлением хлеба. Все трое образовывали особую триаду. В период борьбы патрициев и плебеев последние противопоставляли ее официальной Капитолийской. Храм этой триады во многом копировал Капитолийский; он тоже имел три целлы, каждая из которых была посвящена одному из трех божеств, но все вместе объединялись в одном святилище. Характерно, что обе триады состояли из одного мужского и двух женских божеств, что в значительной степени свидетельствует о древности их корней.

Одним из важнейших сельскохозяйственных богов был Сатурн. Его имя римские эрудиты производили либо от слова satus — сев, либо от глагола saturo — насыщать. Даже если эти этимологии являлись плодом пустого теоретизирования, они свидетельствуют об укоренившейся в римском сознании связи Сатурна с земледелием, и особенно с севом. Сатурн действительно был в первую очередь богом сева. Поэтому естественна его связь с богиней Опс, богиней плодородия и обильного урожая. Но этим его функции не ограничивались. Он покровительствовал всякой полезной земледельческой работе. Однако более важным оказалось то, что римляне связывали Сатурна с далеким «золотым веком», когда все занимались только полезным трудом, не существовало ни денег, ни угнетения, ни неравенства. Недаром на время праздника Сатурна (Сатурналий, отмечавшийся в декабре, после завершения сева озимых) рабы освобождались, и господа им прислуживали. Этот очень древний праздник постепенно был забыт, и лишь некоторые роды его отмечали. Но в 217 г. до н.э., когда римляне потерпели ряд жестоких поражений от карфагенян, по решению сената он был возобновлен и превратился в один из самых важных государственных праздников Рима. Наконец, важной функцией Сатурна стало покровительство росту благосостояния Рима — не только в обильном урожае, но и в денежном богатстве. Именно в храме Сатурна хранилась казна римской республики. Сатурн всегда был благодетельным богом. Его напарницей и в то же время прямой противоположностью являлась богиня Луа, имя которой, возможно, однокоренное со словом lues — зараза, гибель, бедствие. Сатурна крестьяне просили помочь посевам, а Луу — не губить их. Эту богиню римляне тоже весьма почитали, иногда ее даже называли матерью, стремясь всю злую силу богини обратить на врагов. В ее честь сжигали трофеи, добытые на поле боя.

Этими божествами число богов и богинь, покровительствовавших земледелию, не ограничивалось: Коне хранил урожай, Робиги Роби- га охраняли поля и защищали злаки от вредителей и болезней, Помона покровительствовала плодовым деревьям и самим плодам, Майя пробуждала землю и возрождала природу после зимней спячки (недаром ей был посвящен последний весенний месяц май), Флора обеспечивала всякое цветение, а Ферония — рост растений. В социальной сфере главной функцией Феронии стало покровительство освобождению рабов, т.е. росту их общественного положения.

С полями был связан бог Сильван, но сначала с теми полями, которые были отвоеваны у леса, ибо его первоначальной функцией была власть над лесами. Его имя, вероятнее всего, родственно слову silva — лес. Лишь позже его власть распространилась на ниву, его даже стали считать изобретателем пахотного земледелия. Одновременно Сильван покровительствовал и стадам. Его называли богом пахотных полей и стад или же просто богом сельчан. Древние люди всегда боялись густого темного леса, в котором могут таиться разнообразные опасности — от диких зверей до разбойников, поэтому и Сильван вызывал у римлян некоторые опасения. При перенесении его функций на общественносемейную сферу Сильвана стали считать богом, приносящим болезни и другие несчастья детям, особенно новорожденным. Поэтому римлянки обычно взывали к другим богам с мольбами о защите от Сильвана, и поэтому же ни женщины, ни дети не служили этому богу.

Главными божествами, покровительствующими стадам, в Риме считались Фавн и (то ли его супруга, то ли дочь, то ли сестра) Фавна (или Фауна). Их главными функциями были увеличение потомства домашних животных и охрана стад от диких зверей. Первоначально пастушеских богов было гораздо больше: Ииуй, ответственный в первую очередь за спаривание животных, Луперк, имя которого означает «сдерживать волков» (lupus — волк, агсео — сдерживать). Постепенно, однако, эти боги превратились в ипостаси Фавна. Возможно, что Фавна слилась с богиней, имя которой неизвестно, но которую почитали под именем Добрая Богиня — Bona Dea, и с течением времени это имя вытеснило ее собственное. Если Сильвану могли служить только взрослые мужчины, то Доброй Богине — только женщины. На ее праздник не мог являться ни один мужчина. Это в значительной степени объясняется тем, что Фавну — Добрую Богиню стали считать «ответственной» уже не столько за увеличение плодовитости скота, сколько за изобилие человеческого потомства. Такие же функции, по крайней мере частично, были приписаны и Фавну. Обоим божествам — и Фавну, и Фавне — приписывали также умение пророчествовать.

Силы плодородия были тесно связаны с силами смерти. И это вполне естественно, ибо земля не только давала урожай, но и принимала в свое лоно умерших людей, животных и остатки растений. Под землей располагалось царство смерти, с которым, как уже упоминалось, были связаны Теллус и Церера. Но главным властелином этого царства был бог Орк. Орком обычно называли и саму обитель подземных богов, и ушедших туда душ. Другое название Орка — Диспатер, что означает «отец богатств», ибо откуда-то из-под земли люди добывали металлы, в том числе и драгоценные, и неясные подземные силы питали корни растений, дающих урожай земледельцам и пищу скоту.

Это царство было заселено различными божествами. Супругой Орка была Прозерпина, которая ранее, как кажется, была аграрной богиней, покровительствовавшей прорастанию семян, но позже потерявшая эту функцию и тесно соединившаяся с подземным миром. Либитина наблюдала за правильным исполнением живыми своего долга перед мертвецами, в том числе и правильным погребением. Первоначально богиней источника и священного леса на правом берегу р. Тибр была Фурина, но источник этот был из-под земли, и постепенно Фурина сама ушла под землю, превратившись в одну из богинь смерти; иногда римляне причисляли ее к фуриям — ужасающим богиням, мучающим души не только мертвецов, но и живых людей, если те совершили преступление. Души умерших превращались в ма- нов, они имели самостоятельный культ, явно идущий от культа предков, их обожествляли, к ним обращались в начале почти каждой эпитафии («Священным богам манам»), поручая им, уже давно обитавшим в подземном мире, только что пришедшие туда души. С царством смерти были связаны, как уже говорилось, добрые духи лары и злые лавры или лемуры. Позже возникло представление о том, что души добрых людей становятся ларами, злых — лаврами, а безразличных — манами. Но долгое время римляне не очень различали всех этих обитателей ужасающего их царства мертвых.

Хотя царство смерти располагалось глубоко под землей, оно было связано и с земным миром. Существовали определенные отверстия, которые тоже назывались орками и находились в труднодоступных местах, обычно в глухих расщелинах, которые люди не знали и не решались узнать. Кроме того, уже упоминавшаяся яма mundus в центре Рима соединяла мир смерти с миром жизни. Римляне боялись подземных богов и, считая их темными, противопоставляли светлым небесным божествам.

Ведущее положение среди небесных богов занимали божества Капитолийской триады — Юпитер, Юнона и Минерва. После завершения борьбы патрициев и плебеев противопоставление двух триад — патрицианской Капитолийской и плебейской — ушло в прошлое. Следы этого противостояния еще остались, например жрецами Цереры были только плебеи, но зато римские граждане восприняли капитал ийцев в качестве верховных богов.

Юпитер принадлежал кдревнейшим небесным богам. Его функции были чрезвычайно разнообразны, но все они первоначально были связаны с небом и различными небесными явлениями. Это разнообразие функций отразилось в многочисленных ипостасях верховного бога, каждая из которых придавала то или иное прозвище Юпитеру, и, как уже говорилось, римляне не всегда твердо понимали, являются ли эти ипостаси самостоятельными богами или же аспектами одного бога. Как небесный бог он был Целестис (от caelum — небо), как бог небесного света имел прозвище Луцетий (от lux—свет, блеск, сияние). Поэтому ему были посвящены иды, т.е. ежемесячное время полнолуния, когда сутки находились под властью и солнечного света, и света полной луны, т.е. 13-го или 15-го числа каждого месяца. Молнией владел и посылал ее на землю Юпитер Фульгур, т.е. Молния, громом «заведовал» Юпитер Тонанс, т.е. Громовержец. Как уже упоминалось, Юпитер был богом погоды, в том числе страшной грозы и оплодотворяющего землю дождя. Отсюда и его древнейшая связь с земледелием. Недаром ему был посвящен праздник вина, а его отношение к зерну и хлебу выражалось в прозвище Пистор, т.е. Мукомол, Пекарь. Все эти качества Юпитера обеспечивали благосостояние людей и каждого человека в отдельности.

Очень скоро функции Юпитера как верховного бога были перенесены на государство и общество. Будучи верховным богом и властелином Вселенной, Юпитер более всего покровительствовал, естественно, Риму. В этом качестве он был Наилучшим Величайшим —

Iuppiter Optimus Maximus. При этом слово Optimus содержало и намек на богиню изобилия Опс, что еще раз напоминает об аграрной составляющей этой фигуры. Именно эта ипостась Юпитера входила в состав Капитолийской триады, которой был посвящен храм на Капитолии. Этот Юпитер становится центром политической активности римских граждан, 1 января каждого года его благодарят консулы, вступающие в должность, от него отправлялись в поход римские воины, ему приносил жертвы триумфатор, который сам представал перед народом в виде Юпитера. Позже Юпитер Наилучший Величайший стал главным покровителем императоров и небесным главой Римской империи.

Однако эта ипостась Юпитера явно не была древнейшей. Сами римляне считали, что первый храм Юпитера в Риме, построенный еще Ромулом, был посвящен Юпитеру Феретрию, которому приносились добытые на войне трофеи. Юпитер помогал римским воинам одерживать победы и останавливал их в случае бегства. Фигура священной птицы этого бога — орла — водружается на штандарт каждого легиона, и орел Юпитера становится (вместе с волчицей) как бы гербом Рима и символом его воинской славы. Юпитер гарантировал римскую свободу, хранил договоры и наказывал нарушителей клятв, устанавливал порядок Вселенной и следил за его соблюдением, возвращал людей на родину, восстанавливал потерянное ими имущество и т.д. В каждой своей функции, как уже говорилось, он имел свое прозвище, каждой «заведовала» определенная его ипостась. Наконец, он возглавлял сообщество богов и богинь и был основным гарантом того божьего мира, который обеспечивал незыблемость Рима, вечность римского народа и существование каждого гражданина.

Супругой Юпитера считалась Юнона, хотя первоначально она была связана скорее не с ним, а с Янусом. Но с принятием в Риме Капитолийской триады она соединилась с Юпитером и тоже именовалась Целестис. Вначале Юнона выступала в основном как богиня луны, но затем, потеряв эту функцию, стала покровительствовать женщинам — браку, зачатию и рождению ребенка, ведению домашнего хозяйства, миру и согласию в семье. Таинственно расщепляясь на многочисленные самостоятельные фигуры, она превратилась в двигательные силы всякой женской активности, и, как уже говорилось, подобно гению у мужчин, такая юнона составляла внутреннюю сущность каждой женщины. Но Юнона имела и государственные функции: она покровительствовала римскому государству, давала его властям правильные советы, а в начале каждой войны помогала собирать армию. Предостерегающая от неверных решений Юнона называлась Монетой (от топео — предостерегать, увещевать); около ее храма была создана первая в Риме мастерская, чеканящая деньги, и продукция этой мастерской тоже стала называться монетами.

Юпитер был воплощением и покровителем мужественности, Юнона — женственности, а третий член триады Минерва — юности. Таким образом, все стороны человеческой жизни находились под надзором и покровительством капитолийцев. Главными «обязанностями» Минервы были защита Города (в таком качестве ее прозвали Кустос (Хранительница) и даже изображали вооруженной) и покровительство различным ремеслам и ремесленникам; в число последних включались также врачи и учителя, поэты и музыканты.

Богом — покровителем торговли и дорог, по которым торговцы двигались, был Меркурий, имя которого связано со словом тепе — товар. Его считали отцом ларов, и это связывало Меркурия не только с перекрестками, находившимися, как уже отмечалось, под покровительством ларов, ной с каждым домом. Поскольку торговля являлась плодом достаточно развитого и притом именно городского общества, Меркурий оказывался также смягчителем нравов и изобретателем различных состязаний, которые, как правило, проходили в городе.

Высшим покровителем Рима и отцом его основателей был Марс. С ним была связана весна, и первый весенний месяц получил от него свое название. Долгое время именно с марта начинался римский год, пока его начало не перенесли на январь. Первоначальная сущность Марса вызывает споры. Одни ученые полагают, что Марс был аграрным божеством, хранившим посевы, защищающим растения и животных от бурь и ненастий, а людей от голода, а уже позже ставшим также защитником Рима и его стен, а затем и богом войны. Другие исследователи считают, что Марс изначально был богом войны, а его связь с весной объясняется тем, что в древности войны обычно начинались именно весной. Как бы то ни было, в историческое время Марс являлся именно богом войны. Поскольку в войне в основном участвовали молодые мужчины, то Марс, как и Минерва, которая тоже имела воинственные черты, стал покровителем молодежи. В качестве воинственного бога, идущего впереди римской армии, он именовался Градивом — Шествующим. Марс Победитель обеспечивал Риму его победы над всеми врагами и хранил возникшую в результате этих войн Римскую державу. В результате римляне навязали значительной части Вселенной, а в идеале и всему «кругу земель» римский мир. Именно Марс обеспечивал его, поэтому он был также Миротворцем и Хранителем Вселенной. Марсу было посвящено Марсово поле внутри городских стен, неформально находившееся вне померия, и там, как уже упоминалось, могли находиться вооруженные воины. Спутниками Марса были Павор (Ужас), Паллор (Страх), Виртус и Хонос — олицетворения доблести и чести. Его женой была богиня Нерия, или Нереина — воплощение мужества. С ним была связана богиня Беллона, воплощавшая характер войны как таковой.

Как о первоначальной сущности Марса, в науке спорят и о начальном характере Венеры, и многие отвергают установившееся мнение об аграрном происхождении этой богини. Однако в данном случае, как кажется, ранняя связь Венеры с хтоническими культами плодородия представляется весьма вероятной. Дело в том, что Венера явно принадлежит к тому же типу богини, как западно-семитская Астарта и греческая Афродита, которые первоначально были богинями плодородия, а с перенесением их функций на мир людей стали покровительствовать продолжению человеческого рода, а затем и любви. Едва ли иной путь прошла Венера. След ее «земного» происхождения можно видеть в нахождении среди ее спутников богини похорон Л ибити- ны, а некоторые намеки древних авторов позволяют говорить о том, что ранее Венера была покровительницей садов и огородов и, как и Марс, была связана с весной. Лишь впоследствии она превратилась в богиню любви, воплощение женской красоты, так что само слово venus (венера) стало означать «прелесть, красота, любовь». Можно, однако, говорить, что в более ранние времена Венера не пользовалась особой популярностью, но постепенно все более выдвигалась на первый план. Римляне считали ее матерью Энея, и по мере все большего распространения и укоренения в римском сознании сказания об этом герое возвеличивалась и роль Венеры в римской религиозной жизни. В I в. до н.э. она становится уже одной из самых важных богинь римского пантеона, выступая основной посредницей между людьми и богами и помогая римлянам — потомкам Энея овладеть всем миром. Венера обладала довольно обширной свитой: кроме Либитины ее сопровождали Купидон, воплощавший жаркую страсть, Амур, олицетворявший чистую любовь (впрочем, римляне не очень различали этих двух богов), три грации, считавшиеся символами женской красоты, и другие мелкие божества.

Одним из самых древних римских богов был Вулкан (или Волкан) — бог огня, как разрушающего, так и созидающего, ставший покровителем кузнецов и литейщиков. Первоначально богом всякой влаги был Нептун, который затем стал в основном богом открытого моря. Богинями же источников являлись камены, которые помогали рождению не только рек и ручьев, но и детей, а также могли пророчествовать, ибо римляне были уверены, что в журчании вод таится голос, предсказывающий будущее. С водой, особенно с озерной, и священным лесом на берегу озера была связана Диана, которая воспринималась и как лунная богиня (видимо, белый лик луны на фоне ночного неба напоминал римлянам озеро). Диана стала покровительницей и охотников, и лесных зверей, на которых те охотились. Но собственно лунной богиней была Луна, освещавшая мир ночью, в то время как днем господствовал Соль, т.е. Солнце. Уже одно то, что именами этих божеств были нарицательные существительные, свидетельствует об их глубокой древности. То же надо сказать о боге Деле, чье имя означает просто Небо. Эти три божества с течением времени были оттесйены на задний план, поэтому сведений о них очень мало, но культ Солнца позже пережил определенное возрождение.

Несколько особняком стояла богиня судьбы Фортуна, которую сопровождали такие спутницы, как Неизбежность, Верность, Счастье (все эти слова в латинском языке женского рода), Парка, определяющая продолжительность жизни каждого человека. Как Юнона расщеплялась на множество конкретных юнон в каждой женщине, та и Фортуна имелась у отдельных людей, семей, местностей, сословий и т.д. Существовала даже Фортуна данного дня, и ей был посвящен особый храм. Была добрая Фортуна; была злая Фортуна, которую умилостивляли, чтобы она не причиняла зла; была милостивая Фортуна; имелись и другие разновидности богини судьбы. Фортуну называли Перворожденной, считая ее первой дочерью Юпитера. В самые тяжелые времена Фортуна несколько отходила на второй план, а на первый план выходил Фатум — неизбежный рок, которого и умолить- то было невозможно. Но в целом Фортуна сохранила свое чрезвычайно важное место в римском сознании.

Победы римлянам обеспечивала богиня Виктория, чье имя означало «победа». Ее статуя находилась в здании сената и была залогом и символом победоносного величия Рима. Возможно, из Этрурии римляне заимствовали бога (а не героя) Геркулеса. Он был отважным воином и борцом со злом, т.е. благодетелем человечества. Это в большой мере определяло два аспекта его образа: помощь воинам и армии (и в этом качестве он Инвиктус — Непобедимый), и принесение максимальной прибыли купцам, почитание которых делало его даже соперником Меркурия. Можно сказать, что любая добыча, полученная на войне или в результате торговли, находилась в «ведении» Геркулеса. Под его покровительством оказались также монеты и вообще все, что необходимо взвешивать. Геркулес был чисто мужским богом, и женщины не допускались к служению ему. Границы земельных участков, а затем и все границы, в том числе и пределы Римской державы, охранял бог Термин, он же ставил пределы человеческому самомнению, не давая людям даже мысленно сравниться с богами. Воплощением самого Рима была богиня Рома. Правда, ее культ кажется относительно поздним, но в период империи он стал одним из самых распространенных.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>