Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РИМСКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ СИСТЕМА

НЕКОТОРЫЕ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РИМСКОЙ РЕЛИГИИ

Окруженные со всех сторон непонятными проявлениями природных сил, римляне рано прониклись ощущением постоянного присутствия в мире и в своей жизни непонятных божественных сил. Эти силы, могущества пронизывали весь мир и всю жизнь человека. Они находились не где-то вне окружающего пространства, а постоянно присутствовали в нем. Их римляне называли numina (единственное число — питеп). Само это слово, точно не переводимое ни на какой современный язык, включая русский, — среднего рода, и этим подчеркивалась безличность божества и его проявления. Позже римский энциклопедист Плиний писал, что первые римляне были более чувствительны к таинственному присутствию божества, чем к его фигурному изображению. Не зная точно, какое божество конкретно управляет тем или иным явлением, римляне обращались неопределенно: «Бог, кто бы ты ни был, или богиня, кто бы ты ни была, помоги мне!». Это, однако, не означало, что боги или богини действовали все сразу. Каждый (точнее, каждое) питеп «отвечал» за какое-либо конкретное действие: за первый вдох ребенка, проклевывание семени и завязь первого плода, остановку бегущих воинов и победу в сражении и т.п.

Постепенно абстрактность понимания божественных сил уменьшалась и приводила к все большему олицетворению в образах индивидуальных божеств, но полностью не исчезла никогда. Это обстоятельство, в частности, позволило римлянам обожествить отдельные абстрактные понятия, столь важные для их сознания. Так, в отдельные божества превратились Доблесть, Почет, Свобода, Согласие, Милосердие и др. Они получили свои храмы и своих жрецов. Первым был создан в 367 г. до н.э. храм Согласия, а через 129 лет — храм Свободы. Позже появились храмы Доблести, Почета, Верности, Стыдливости, Здоровья, Милосердия и другие подобные святилища.

С течением времени в среде numina устанавливается своя иерархия. Божества стали приобретать индивидуальные черты и получать собственные имена. Но часто одно имя приобретали различные божества. Эта тенденция усилилась, когда римляне стали почитать богов других (особенно подчиненных) народов, полагая, что этим они присваивают себе их божественную силу. Некоторых из этих божеств римляне включали в свой пантеон, других отождествляли со своими божествами, третьих воспринимали как ипостаси уже почитаемых ими богов.

Так в Риме появилось много разновидностей богов. Например, существовали Юпитер Целестис, правящий на небе, Юпитер Элиций, посылающий дождь, Юпитер Статор, останавливающий бегущих воинов, Юпитер Виктор, приносящий победу, и т.д. Довольно многообразной была и его супруга Юнона: Пронуба, заключавшая браки, Флувония, покровительствующая зачатию, Лунина, дающая рождение ребенка, Регина, царствующая над Капитолийским холмом и над всем Римом, Монета, дающая правильные советы, и т.д. Римляне не очень разбирались, являются ли все эти божества самостоятельными или ипостасями одного божества — они благоговейно почитали всех.

Как идеалом взаимоотношений Рима и других народов был рах Romana — римский мир, так в сакральной сфере — pax deorum — божий мир. Если первый означал мирное и благополучное существование Вселенной под властью римского народа, то второй — спокойное и величавое бытие победоносного Рима под покровительством богов. Уже говорилось, что тройное божественное происхождение Рима являлось залогом его неоспоримого права править миром. Но и в самом основании Города римляне видели залог этого их права. Он был основан по этрусскому обряду. Но римляне придали этому обряду собственный смысл. В центре будущего города была вырыта специальная круглая яма, соединяющая все три мира — земной, подземный и небесный, а уже вокруг нее были проведены границы будущего Рима. Сама эта яма именовалась mundus. Это слово очень многозначно. В частности, оно означает и вселенную, и человечество, и преисподнюю. То, что вертикаль мира проходит через центр Рима, определяет его центральное положение на земле и, следовательно, его превосходство над всеми другими народами и государствами, а то, что подобные ямы делались при основании и этрусских городов, римляне во внимание не принимали. И уже одно то, что Рим — центр мира, делало для римлян естественным особое покровительство богов именно им и их Городу.

Взаимоотношения людей и богов были основаны на уже упоминавшейся формуле do, ut des — «даю, чтобы и ты дал». Эта формула, обычная в отношениях между людьми, применительно к богам означала четкое исполнение римлянами всех необходимых требований, в том числе тщательное и даже мелочное исполнение многочисленных ритуалов, не допускавших никаких, даже самых мелких искажений. Форма в этом случае оказывалась гораздо важнее содержания, и при выполнении всех формальных требований можно было в случае необходимости допустить некоторое лукавство: например, вместе 100 голов скота принести в жертву 100 головок лука, благо голова скота и головка лука обозначались одним словом caput. В этом ясно отразилось, если можно так выразиться, юридическое мышление римлян, ибо в юриспруденции именно следование формуле оказывалось важнее самого поступка. Недаром, как и при судоговорении, речь шла о справедливости, только в данном случае о справедливости в отношении богов. В языке римлян слово iustitia означало и справедливость, и правосудие, и совокупность законов, и всяческое почтение к богам и предкам. Именно «юстиция» во всем своем многообразии и определяла основные принципы отношения римлян к богам, она и обеспечивала божий мир. Если же боги гневались на Рим и римляне из-за этого терпели какие-либо несчастья или военные поражения, то это означало, что люди, часто сами того не зная, нарушили справедливость по отношению к богам и надо восстановить ее особыми обрядами. Это представление римляне явно заимствовали у этрусков, но оно стало неотъемлемой частью их религии.

Религия в Риме была государственным делом. И это вполне понятно. Если исполнение римлянами долга перед родиной и богами обусловливало величие Рима, то всякое неисполнение этого долга наносило огромный вред государству и римскому народу. Поэтому государство тщательно следило за религиозной жизнью: именно оно в лице сената принимало решение о принятии новых богов, создании новых или роспуске уже существующих жреческих коллегий, недопущении того или иного культа, если он по каким-либо причинам был опасен для римского народа. В Риме надо было искренне верить в государственную религию и не допускать ничего, чтобы оскорбило бы римских богов, даже если такое оскорбление было мысленным. Всякое нарушение принятых религиозных норм и верований было чревато ущербом для республики и поэтому являлось государственным преступлением, караемым по закону. В данном случае гражданское право — ius — применялось и к сакральной сфере. Правда, все это парадоксально сочеталось с внутренней свободой римлянина, и некоторые образованные римляне допускали некоторый скептицизм в религиозной сфере.

С другой стороны, нормы религиозного права активно применялись в гражданской жизни. Оба эти вида права совместно определяли сущность римской законности. Недаром порой использовалась формула ius fasque («ius и fas вместе»). Многие судебные формулы почти или буквально повторяли религиозные. Само слово fas прежде всего означало «дозволенное» — подразумевалось, естественно, дозволенное богами. И применительно к гражданской сфере оно означало то, что дозволено людям делать, и то, что не дозволено. Поэтому и в календаре выделяли дозволенные дни (fasti dies) и недозволенные (nefasti dies)', последние должны быть целиком посвящены богам, в эти дни нельзя ни работать, ни воевать, ни решать государственные дела, ни вершить суд. Любое нарушение бесспорного права богов на обладание этими днями каралось ими, а следовательно, и запрещалось и законом, и обычаем.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>