Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«ЭТРУССКАЯ ДИСЦИПЛИНА»

Если в этрусском пантеоне можно различить явное греческое влияние, то в отношениях богов и людей этруски были весьма оригинальны. Характерная черта этрусского мировоззрения — полная зависимость от богов. Людям, как считали этруски, не дано узнать причины того или иного поведения сверхъестественных сил, которое проявляется в различных знаках и предзнаменованиях. Они только должны постараться понять смысл и последствия этих проявлений божественной воли и постараться смягчить богов. Эти проявления видны людям во внутренностях животных, ударах молний, полете птиц. Отсюда и огромная роль гаданий и толкований в жизни этрусков. Поэтому большое значение имели в этрусском обществе специалисты-гадатели, предсказатели последствий тех или иных проявлений воли богов. Гадали они не по наитию, а по строго установленным правилам, определенным в священных книгах «этрусской дисциплины». Они не пророки, вдохновляемые божественной волей, а тщательные истолкователи знаков, посылаемых богами.

Наличие священных книг, как уже отмечалось, является еще одной характерной чертой, определяющей у этрусков взаимоотношения людей и богов. Они включали в себя совокупность норм этих взаимоотношений. Судя по сохранившимся источникам, эти книги нельзя считать вариантом Священного Писания. Они содержали не священное повествование, а подробное изложение норм различных ритуалов и толкований воли богов. Закрепленные письменно, эти нормы не могли варьироваться. Это означает, что этрусская религия приобретает в значительной степени догматический характер, но этот догматизм относится не к верованиям и мифам, а к ритуалу и гаданию.

«Этрусская дисциплина» делилась на три части: Книги гаруспиков, трактующие проблему гаданий по внутренностям жертвенных животных; Книги толкователей молний, где содержалось все относящееся к природе и истолкованию молний, посылаемых богами; Книги ритуалов, в которых излагались вся ритуальная сторона этрусской религии. Часть этих произведений могла излагаться в стихах. Авторство большей части всех этих книг (а иногда и всех книг) этруски приписывали Тагу, который якобы продиктовал их нашедшему его этрусскому герою Тархону. Автором Книг ритуалов иногда считалась пророчица Вегойя. По-видимому, существовали местные варианты предания о происхождении столь важных для этрусков произведений. Вариант, приписывавший практически всю «дисциплину» Тагу, возник, видимо, в Южной Этрурии, так как Тархон, которому Таг ее продиктовал, считался основателем г. Тарквиний в этой части страны. Вегойя, как кажется, больше почиталась в восточной части. Известно, что в отдельных городах Этрурии существовали свои рассказы о божественных откровениях, но были ли они объединены в сборник и какое отношение имели к собственно «этрусской дисциплине», неясно. Характерно, что авторство столь важных в религиозной жизни произведений принадлежало не великим богам, а гораздо ниже их стоявшим на иерархической лестнице «демонам». Видимо, последние располагались ближе к людям, чем великие боги. Время возникновения отдельных книг определить точно нельзя, многие из них явно составлялись постепенно, но их окончательное объединение в единый сборник явно произошло только во II в. до н.э., когда Этрурия уже находилась под властью Рима, но этрусская цивилизация еще сохраняла свою жизненность.

Самой древней частью «этрусской дисциплины» были, вероятнее всего, Книги гаруспиков, авторство которых единогласно приписывалось Тагу. Гаруспиками римляне называли этрусских гадателей и предсказателей вообще, хотя сами этруски воспринимали гаруспи- ка, которого они называли, по-видимому, «нетсвис», лишь как гадателя по внутренностям жертвенных животных. Не все животные подходили для определения божественной воли — более всего на эту роль подходили овцы и быки. До жертвоприношения гаруспик осматривал животное, и если, например, его шерсть отличалась каким-то необыкновенным цветом, то это сулило полководцу удачу во всех его делах. Но еще важнее было состояние внутренних органов жертвы. Осмотру подлежали многие органы — сердце, легкие, селезенка, желчный пузырь. А самым важным органом была печень. Увеличенная печень предвещала счастье и удачу. Если же этот орган имел нездоровый цвет, то надо было ожидать несчастья. А кто из богов, и в какой степени приносил счастье или несчастье, определял уже более тщательный анализ печени. Сам этот орган рассматривался как уменьшенная и своеобразная копия небесного свода, поэтому тоже делился на отдельные секторы, в которые вписывались имена соответствующих богов. Восточная часть печени считалась счастливой, а западная — несчастливой. Далее гаруспик исследовал уже самые мелкие детали, чтобы сделать правильное предсказание будущих событий.

Возможность узнать и интерпретировать волю богов определялась тесной связью двух миров — естественного и сверхъестественного. Эта связь давала возможность узнать будущее и хотя бы частично на него воздействовать. Это, в свою очередь, открывало путь астрологии и магии. К сожалению, об этих сторонах этрусской религиозной жизни мы знаем мало. Известно лишь, что большое значение придавалось дню и часу рождения, и божественные знаки, которые появлялись в это время, оставались действенными для человека на протяжении всей его жизни. Кроме того, во внимание принимались еще два ключевых дня в человеческой жизни: день принятия наследства и день вступления в первый брак (если человек вступал в брак несколько раз, это уже никакой роли в его астрологической судьбе не играло). Больше известно об интерпретации этрусскими жрецами таких небесных явлений, как молнии. Их толкования были определены точными нерушимым ритуалом, который содержался в Книгах толкователей молний.

Небесному пространству, разделенному на 16 секторов, соответствовало, естественно, уменьшенное священное пространство, очерчиваемое на земле по строго определенным правилам. Сначала про- водилисьдве поперечныелинии, строго ориентированные посторо- нам света, хотя на деле они несколько отклонялись от них. Затем через центр перекрещивания линий проводилось еще несколько линий, и очерченное пространство оказывалось, как и небо, разделенным на 16 секторов. Специальный жрец становился ровно в центр лицом к югу, и все, что находилось у него за спиной, т.е. на севере, считалось относящимся к прошлому, а впереди, на юге, — к будущему. Все, что слева, на востоке, было благоприятным, а все, что справа, на западе — неблагоприятным. Это и позволяло трактовать различные небесные знаки для узнавания воли богов.

Молнии посылались богами, поэтому все, во что молнии ударились, становилось священным. Но если для обычных людей все молнии были одинаковыми, специалисты различали довольно большое количество их видов. Как уже говорилось, метать молнии могли девять божеств. Самое же большое число молний посылал Тиния. В его распоряжении было три вида молний: наименее сильной была предсказывающая молния, которую Тиния мог послать на землю по своей воле в любое время; более сильная — разрушающая — могла быть послана им только после совета со своими 11 «коллегами», а самая ужасающая — уничтожающая, лишь с согласия высших богов. Другие божества могли, по-видимому, посылать только по одному виду молний. Чтобы правильно истолковать значение той или иной молнии, надо было знать, какое божество ниспослало ее на землю и какова ее природа. Истолкование молнии зависело также от ее цвета, направления движения, силы сопутствующего грома. Очень важным было место или предмет, куда молния попала. Так, если молния ударила на центральную площадь города, то ее называли «царской», и она предвещала раздоры и перевороты. Если удар пришелся по храму, то считалось, что именно то божество, которому храм посвящен, и было автором молнии, так что искупать грех, возвещенный такой молнией, нужно было по правилам, свойственным этому божеству. Удар по ели предвещал смерть хозяйки дома. Важно было и время появления молнии. Большинство молний предвещало всяческие несчастья, но были благоприятные молнии, и гаруспик должен был различать эти два их вида.

Явление молнии требовало исполнения определенных ритуалов, которые при неблагоприятных молниях могли смягчить гнев бога. Место, в которое ударила молния, надо было очистить, собрать все находившиеся там следы самой молнии и разрушенных ею предметов, а само это место огородить, после чего принести специальную жертву в благодарность за хорошее предзнаменование или в надежде умилостивить бога и умерить его гнев в случае неблагоприятной молнии. Затем молнию хоронили, словно покойника, и воздвигали на месте ее удара некое подобие гробницы.

Третью часть «этрусской дисциплины» составляли Книги ритуалов, которые приписывали то Тагу, то Вегойе. Если в первых двух частях говорилось о гаданиях и предсказаниях как и о возможностях отсрочить действие неблагоприятных предсказаний, то в третьей трактовались вопросы общественной и политической жизни: как основывать города, освящать храмы и алтари, распределять людей по социальным и политическим группам, собирать армию и вообще рассматривать все проблемы мирной и военной жизни. Здесь же говорилось о разделении полей, жизни людей, судьбах народов и государств. В значительной степени некоторые из этих Книг можно рассматривать как совокупность юридических норм, т.е. фактически как изложение этрусского права. Так, клятвопреступник вместе со всей своей семьей должен быть изгнан из родного города. Нарушитель священности и неприкосновенности границ отдавался на волю богов, которые довольно скоро наказывали его неминуемой смертью. Содержанием части этих Книг были судьбы людей, народов и государств и определение различных периодов их существования. Эта часть Книг ритуалов имела свое название — Книги судеб.

Человеческая жизнь, по этим Книгам, делилась на 12 семилетий. В первые 10, т.е. до 70 лет, боги занимаются человеком, приносят ему удачи или несчастья, а человек, со своей стороны, должен постоянно думать о богах, молиться, приносить жертвы и т.д. Особое внимание уделялось каждому седьмому году жизни; в этот год надо было быть особенно внимательным к различным предзнаменованиям и другим проявлениям божественной воли и правильно их истолковывать. В последние же два семилетия боги оставляют человека, и он уже никак с ними не связан. Если же вдруг человек перейдет и порог 12-го семилетия, то он лишается разума, что приравнивается к физической смерти.

Занимались эти книги и городами. Город должен быть правильно основан. С этой целью плугом, запряженным быком и коровой, проводилась борозда на месте границы будущего города, и плуг поднимался там, где намечались ворота, чтобы непреодолимая в будущем черта города прерывалась и давала возможность людям в город войти. После этого все внутреннее пространство оказывалось под покровительством богов. Сам город ориентировался по сторонам света, и перекрещивающимся линиям священного пространства с севера на юг и с востока на запад соответствовали главные улицы города, а в центре находилась особая священная яма, через которую проходила вертикаль, соединяющая небесный, земной и подземный миры. В самых важных местах надо было построить храмы, но храмы Туран, Мариса и Сетланса необходимо вынести за городскую черту. Разумеется, в реальности было трудно выполнить все эти условия, и старые города возникали естественным путем, но при основании новых городов этруски все-таки старались соблюсти установленные правила. История каждого города тоже делилась на отдельные отрезки. Его первый век начинался не с основания, а с рождения в нем первого младенца, и каждый кончался со смертью последнего старца, родившегося в данном веке.

Каждому народу и государству определено точное количество веков, которое этот народ или государство просуществует. Самим себе этруски определили 10 веков, а Риму — 12. Века эти далеко не равны по своей длительности. Так, в Этрурии каждый век длился от 123 лет до всего четырех. Первый век Этрурии начался, по расчетам современных исследователей, в 967 г. до н.э., и первые четыре века составляли по 100 лет. Последний век продолжался всего четыре года и завершился разрушением этрусского города Перузии в 40 г. до н.э. Каждый век начинался с царства справедливости и всеобщего благополучия, но с течением времени нравы людей портились, что вызывало гнев богов, и постепенно (но порой и довольно быстро) наступал конец данного века. Боги, особенно Тиния, всячески предупреждали людей о приближении трагического конца. Так, в 88 г. до н.э., незадолго до окончания восьмого века этрусской истории среди ясного неба раздался страшный гром, и этрусские жрецы поняли, что он предвещает конец этого века. Особыми ритуалами, молениями и жертвами можно отсрочить конец, но не отменить его вовсе. Представление о «золотом веке» и постепенной порче человечества имеются у многих (если не у всех) народов. Особенностью понимания этрусками этой проблемы было неоднократное повторение практически одного и того же процесса истории — от блаженного состояния до гибельного конца, а также мысль о конечности существования каждого народа и государства, не исключая и их собственного. Таким образом, для этрусков само время имело не линейный, а циклический характер.

Другой частью Книг ритуалов были Ахеронтовы книги, названные так по имени р. Ахеронт в подземном мире, или Книги смерти. В них речь шла о загробном мире и различных обрядах, исполнение которых должно было привести к спасению душ умерших и даже к обожествлению некоторых из них. Для этого приносили в жертву животное, кровь которого была необходима для питания спасаемой души, в других случаях вызывалась тень умершего, и с ней проводились необходимые манипуляции.

Составной частью Книг ритуалов были Книги знамений. Знамениями считались различные явления, которые хоть чем-то выделялись из ряда обычных. При этом важно было, связаны ли они с чистыми или нечистыми, счастливыми или несчастливыми предметами, растениями, животными. Так, несчастливыми считались растения, лишенные плодов, например папоротник; имеющие колючки, например падуб; груша; ежевика; с ветвями красного цвета, напоминающего кровь, например кизил; дающие плоды черного цвета, т.е. цвета подземных богов. Другие растения считались счастливыми, например дуб, лавр, кипарис. Среди животных нечистыми были практически все хищники, мыши и другие вредители, а чистыми — домашние животные. Если встречался лев слишком большого размера, это предвещало несчастье, а если рождался жеребенок необычной масти, то это предсказывало удачу и счастливое будущее. Особенно ценилась белая масть; пурпурный же окрас сулил не только самому аристократу, но и его потомству удачу и славу. Рождение ребенка, выглядевшего необычно взросло, было признаком большого несчастья. Землетрясение предвещало внутренние раздоры, а необычный звук — голод. Полет птиц тоже требовал толкований: ночные птицы, например сова, предвещали несчастье, а появление орла, священной птицы Тинии, сулило удачу; если же орел опускался на голову человека, то того ждало великое будущее.

«Этрусская дисциплина» вышла далеко за пределы Этрурии. Ее книги и предписания, в них содержавшиеся, пользовались большой популярностью в Риме. Из всех видов этрусских гаданий римлян особенно привлекали гадания по печени и предсказания, сделанные на основе этих гаданий, а также различные знамения, предвещавшие будущее счастье или несчастья. Этруск Тарквиций Приск, сам, по- видимому, бывший гаруспиком, перевел книги «этрусской дисциплины» на латинский язык под названием «О божественном». Возможно, что это точный перевод этрусского названия, звучащего как ашш. Видимо, ко времени появления этого перевода вся «этрусская дисциплина» уже была изложена в едином произведении. Труд Тарквиция был столь популярным, что много веков спустя все книги «дисциплины» называли Тарквициевыми. Труд Тарквиция и был основным источником знаний об «этрусской дисциплине» остальных римских авторов, писавших об этрусской религии. К сожалению, сам труд Тарквиция не сохранился, и именно по упоминаниям римских (и частично греческих) писателей мы можем судить о содержании «этрусской дисциплины».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>