Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РЕДУКЦИОНИЗМ КАК НОВАЯ ОПАСНОСТЬ

Нетрудно заметить, как новое ошеломляющее научное открытие неожиданно стягивает к себе огромное мыслительное пространство. Возникает убеждение, что именно это открытие является путеводной нитью, способной надежно ориентировать нас в лабиринте науки. Незамедлительно отводятся в сторону внушительные пласты знания, давно получившие методологический статус. Выстраивается причинно-следственная связь, которая отбрасывает важнейшие звенья теоретической рефлексии. Обедняются или вообще устраняются более сложные зависимости, которые могли бы участвовать в этом процессе научного объяснения.

Редукционизм неоднороден. Традиционный его вариант сводит сложные системы к простым, механическим. В другой, усложненной версии, редукционизм безосновательно рассматривает простые системы как всегда включенные в сложные. Это лишает данные частные комплексы их специфичности, они сразу толкуются по законам сложных систем без учета самостоятельности, оригинальности более простых феноменов, не являющихся просто лишь частью более общей системы. Редукционизмом обозначается тенденция сводить сложные феномены к простой сумме составных частей, которые считаются онтологически первичными единицами, имеющими причинный характер.

Биология, анатомия и физиология дали человечеству огромный эмпирический материал, позволяющий судить о том, как функционирует человеческое тело. Произошло аналитическое расчленение тела. Возникла молекулярная генетика, которая наследует эту тенденцию. Она имеет дело с телесными процессами на более высоком, отвлеченном и модельном уровне. Речь идет об управлении ядром клетки, на уровне самого генетического кода. Геном человека почти расшифрован.

Пройден принципиально важный, но только начальный технологический этап расшифровки генома, не требующий никаких существенных усилий кроме больших материальных вложений. Расшифровать — значит понять смысл написанного. Мы же пока ничего не расшифровали. Для этого потребуется, по мнению специалистов, около столетия. Итак, клинописью составлен длинный-длинный текст — три миллиарда букв. Но до открытия относительно окончательной истины — ясности, как функционирует геном пока еще далеко. Получили расшифровку 6—8 тысяч генов. Но ведь это лишь десятая часть генов, всего в геноме человека закодировано примерно 80 тысяч генов. На повестке дня создание единого геномного информационного поля.

Каковы, однако, мировоззренческие последствия данного проекта? Все ли продумано в нем с философской точки зрения? Судя по всему, развернутой философской экспертизы пока нет. Мы можем опираться на предварительные суждения Жана Бодрийяра, который отмечает, что с механистической и функциональной точки зрения каждый орган может рассматриваться как отдельный протез, который отличается от других. Так возникает тема искусственности, противостоящей природности организма. С кибернетической и информационной точки зрения каждый орган — это самый маленький недифференцируемый элемент. В этом смысле каждая клетка оказывается эмбриональным протезом данного конкретного тела.

Но при генетической расшифровке проблема усложняется. Имитация протеза завершается настоящим протезированием. «Генетическая формула, записанная в каждой клетке, становится настоящим современным протезом всех тел. Если в общепринятом понимании протез представляет собой артефакт, замещающий неполноценный орган, то формула ДНК, заключающая всю информацию относительно тела, — превосходный протез, который позволит продлить тело до бесконечности за счет его самого, поскольку само тело представляет собой лишь бесконечную серию протезов»[1].

Протез, будучи интегрированным в целое, преображает это целое, подделывает его. Так актуализируется сложная тематика соотношения части и целого, которая имеет в философии давнюю традицию. Генетический код, таким образом, это не элементы организма, а некий артефакт, абстрактная матрица, подменяющая собой живую плоть. При таком техническом репродуцировании с человеком происходит то же самое, что с произведением искусства, которое подвергается тиражированию и репродукции. Произведение искусства в принципе всегда поддавалось воспроизведению. То, что было создано людьми, всегда могло быть повторено другими. По сравнению с этой деятельностью техническое репродуцирование произведения искусства представляет собой новое явление, которое приобретает все большее историческое значение. Подлинность какой-либо вещи — это совокупность всего, что она способна нести в себе с момента возникновения, от своего материального возрастало исторической ценности. Однако при тиражировании произведение искусства утрачивает свою подлинность, свою ауру[2].

Известны классические примеры редукционизма. Например, идея о том, что можно объяснить свойства молекулы белка исходя из свойств, которыми обладают элементарные частицы атомов. В той же мере банальным будет объяснение агрессивности сообщества сложением настроений членов этого сообщества. Человеческое общество управляется цепью детерминаций, которая идет от генов к индивиду и обществу. Теперь все чаще говорится о том, что человеческая природа обусловлена генами. Утверждается, что свобода человека целиком обусловлена его биологией. Поэтому здоровым обществом можно считать такое, которое соотносится с геномом человека. Биологический детерминизм, оказавшись научной установкой, акцентирует внимание на неравенстве и состязательности внутри общества.

Получается, что если формы социального неравенства предопределены на уровне биологии, то нет никаких шансов изменить социальную структуру общества, положение групп внутри любого сообщества. На самом деле индивидуальные различия могут быть врожденными, не будучи биологически наследственными. С биологической точки зрения огромное количество физиологических и морфологических вариаций между индивидами (как показывают эксперименты над животными) обязано своим происхождением случайностям в развитии, которые не имеют отношения к наследственности.

Элементарный взгляд на статистику передачи социальных статусных позиций от поколения к поколению доказывает, что проблема генетической предрасположенности социальной иерархии не столь банальна. Конечно, наследование здесь играет огромную роль, но лишь постольку, поскольку это слово обладает, кроме биологического, социальным содержанием. Для объяснения весьма высокой (порой почти полной) корреляции социального статуса между родителями и детьми важно признать естественный характер этой корреляции. Такова точка зрения биологического детерминизма.

Редукционизм опасен тем, что он упрощает картину мира, сложность проблем, предлагает банальное решение, которое оказывается заведомо неверным и коварным. Расшифровка генома — огромное достижение человечества. Но разве она позволяет устранить социальную теорию или философское размышление?

  • [1] Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М., 2006. С. 173.
  • [2] См.: Беньямин У. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости//Избранные эссе. М., 1996.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>