Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Титаническое измерение БПМ-III

Как и предыдущие матрицы, БПМ-Ш имеет свой символизм, включающий мирские, мифологические и духовные темы. Однако все они подразделяются на пять различных категорий: агрессивные, садомазохистские, сексуальные, демонические и скатологические. При этом всем им присущ один и тот же мотив: столкновение со смертью и борьба за рождение. Наиболее часто, наряду с архетипическим символизмом, переживания третьей матрицы представляют собой смесь связанных с рождением ощущений и эмоций.

Возможно, наиболее поразительным аспектом этой матрицы является атмосфера титанической борьбы, нередко достигающей размеров катастрофы. В ней четко отражаются колоссальные конфликтующие энергии, вовлеченные в процесс рождения, которые мы пытаемся разрядить. Эти переживания могут достичь невероятной силы, казалось бы, превышающей все, что в состоянии вынести человек. А он способен пережить такие последовательности событий, где энергия, чрезвычайно сконцентрированная и сосредоточенная, протекает сквозь тело подобно электрическому току. Эта энергия может создавать пробку или короткое замыкание, распространяя огромное напряжение во все части тела, которое затем может взрывным образом разрядиться. Для многих людей это ассоциируется с образами современной технологии и разрушениями, производимыми человеком: гигантскими электростанциями, кабелями высокого напряжения, ядерными взрывами, запуском ракет, артиллерийским обстрелом, воздушными налетами и другими сценами войны. Здесь мы можем вспомнить о таких катастрофах, как последний день Помпеи или извержение вулкана Кракатау. Несколько реже в этих образах отражается разрушительная сила воды, включая зловещие океанские штормы, огромные волны, вызванные приливом, наводнения, или разрушения дамб с последующим затоплением целых городов. Некоторые люди описывали мифологические образы, такие, например, как гибель Атлантиды, конец Содома и Гоморры или даже Армагеддон.

Агрессивные и садомазохистские аспекты третьей перинатальной матрицы являются, как это представляется, неизбежными следствиями, вытекающими из ситуации, с которой ребенок встречается в родовом канале. Направленная наружу агрессия отражает биологическую ярость организма, выживанию которого грозит удушение. Она необъяснима с точки зрения современной психологии, и уж конечно, не имеет никакого этического смысла. Это сравнимо с тем состоянием сознания, которое бы проявилось у каждого из нас, если бы нас погрузили в воду, лишив тем самым дыхания. Когда данный аспект матрицы активизируется в необычных состояниях сознания, он находит свое выражение в многочисленных сценах войн, революций, избиений, бойни, пыток и различного рода злоупотреблений, в которых мы играем активную роль.

Существует также связанная с этой матрицей форма агрессии, направленная внутрь, которая обладает качеством саморазрушения. Эта выраженная в саморазрушительных фантазиях и импульсах агрессия, по всей видимости, является интернализацией сил, изначально угрожавших нам снаружи, — сокращение матки и сопротивление в родовом канале. Память о таких переживаниях живет в нас в виде ощущения эмоционального и физического ограничения и неспособности полностью радоваться жизни. Иногда она обретает форму жестокого внутреннего судьи, требующего наказания, — той безжалостной части супер-Эго, которая может двигать человека к крайностям саморазрушения.

Здесь важно отметить некоторые различия между переживаниями, связанными со второй и третьей матрицами. В то время как в БПМ-Н мы являемся исключительно жертвами, в БПМ-111 мы можем поочередно отождествиться то с жертвой, то с преступником. Кроме того, мы иногда можем быть зрителями, наблюдающими эти сцены снаружи. Люди, соприкоснувшиеся с этим аспектом рождения, часто рассказывали о своих отождествлениях с жестокими милитаристскими лидерами и тиранами, такими как Чингисхан, Гитлер, Сталин.

Садомазохистские ассоциации этой матрицы отражают связь между вызванной и причиненной болью, страданиями и сексуальным возбуждением, которые обсуждались выше. Этим объясняется и характерное для садомазохизма переплетение сексуальных чувств и боли. Садизм и мазохизм никогда не существуют как явления, полностью отделенные друг от друга. Напротив, они переплетены в человеческой психике и представляют собой две стороны одной медали. Отсюда очевидно, что в образы, связанные с садомазохистскими переживаниями, включаются сцены изнасилования, сексуальных убийств и садомазохистских практик, состоящих как в жестоком обращении с другими, так и в жестоком обращении по отношению к самому себе.

По мере того как сила переживаний, связанных с этой матрицей, увеличивается, эмоции и ощущения, бывшие изначально полярными противоположностями (например, боль и удовольствие), начинают сливаться. В конечном счете они могут слиться в единое недифференцированное состояние сознания, содержащее всевозможные измерения человеческих переживаний. Мучительные страдания и изысканные удовольствия становятся одним и тем же. Обжигающий жар ощущается как леденящий холод. Жестокая агрессия и страстная любовь соединяются воедино, агония смерти становится экстазом рождения. Когда страдание достигает своего апогея, ситуация странным образом прекращает нести в себе качество страдания и агонии. Вместо этого сама сила данного переживания преобразуется в дикий экстатический восторг, который можно описать как дионисиев, или вулканический экстаз.

Вулканический экстаз (или восторг) может принять даже трансцендентные масштабы. В отличие от океанического блаженства, связанного с БПМ-I, вулканический тип включает в себя огромное взрывное напряжение, обладающее как агрессивными, так и саморазрушительными элементами.

Эта форма экстаза может переживаться при родах, катастрофах или в ритуалах, использующих мучительные процедуры, такие, например, как практика флагеллантов или танец Солнца у американских индейцев, в котором человек добровольно подвергается сильной физической боли в течение продолжительного времени. Определенный уровень вулканического экстаза может достигаться в церемониях аборигенов, куда включаются танцы и громкая возбуждающая музыка, или в современных копиях — определенных рок-концертах.

Сексуальные аспекты БПМ-1П обычно переживаются как обобщенный эротизм, ощущаемый не только в области гениталий, но и во всем теле. Многие утверждают, что этот экстаз похож на начальную фазу сексуального оргазма, хотя превышает его в тысячу раз. Однако в данном случае такие ощущения могут продолжаться в течение длительного периода, сопровождаясь неистовыми эротическими образами. Отраженная здесь сексуальность характеризуется огромной силой инстинктивного побуждения и не имеет определенной цели или стремления. Разумеется, это не тот эротизм, который мы переживаем в романтических отношениях с глубоким взаимным уважением, пониманием и чувством любви, доходящими в сексуальном союзе до кульминации. Здесь делается акцент на эгоистическом удовлетворении примитивных сексуальных побуждений, часто содержащих в своей природе отклонения от нормы, без какого-либо уважения к партнеру.

Образы и переживания БПМ-Ш часто обладают порнографическими чертами или связывают секс с опасностью и безнравственностью. В этот период люди могут отождествиться с владельцами гарема, сутенерами и проститутками или с любым из множества исторических и легендарных сексуальных персонажей: Казанова, Дон Жуан или Мария-Тереза. Они могут обнаружить, что являются очевидцами или участниками сцен, происходящих в Сохо, на Пигаль или в других знаменитых районах с «красным светом». Поскольку эта матрица содержит также динамический духовный аспект, то мы может столкнуться здесь с противоречивыми на первый взгляд переживаниями, связывающими секс с запредельностью. Мы можем обнаружить ритуалы плодородия, фаллические культы и храмовую проституцию.

По-видимому, самым странным в смысле переживаний БПМ-ПI является эмоциональная близость смерти и сексуальности. Казалось бы, угроза смерти стирает любые возбуждающие чувства, однако тот момент, где эта матрица имеет отношение к противоположному, видится истинным. Наблюдения из клинической психиатрии, переживания людей, которых истязали в концлагерях и тюрьмах, и документы Международной амнистии подтверждают тот факт, что между сексуальным экстазом, рождением ребенка и чрезвычайной угрозой неприкосновенности тела и выживанием существует тесная взаимосвязь. В процессе смерти—рождения мотивы, относящиеся ко всем этим трем областям, чередуются или даже сосуществуют в различных состояниях.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>