Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КРИЗИС

В наши дни кризис поразил экономику и финансы, затронул внутреннюю и внешнюю политику, идеологию и культуру, мораль и право, сказался на социальном положении населения всех стран. По мнению экспертов, он захватывает глубинные основы капитализма как цивилизационного уклада. Речь идет не только о рыночных отношениях, системе финансов, глобализации экономических связей. Говорят о забвении протестантского этоса, неспособности капитализма реализовать идею справедливости. Особо отмечают пагубную бездуховность. Здесь критика капитализма становится тотальной.

Эксперты, оценивающие возможность выхода из мирового кризиса, обращают внимание на то, что каждая страна сегодня по сути дела использует собственную стратегию преодоления катастрофы, соотносясь с культурно-историческими особенностями страны, массово-психологическими процессами, выявленными в социуме, со спецификой конкуренции как динамического фактора. Теперь очевидно, что «чистого» капиталистического рынка нет. В любой стране обнаруживается множество тончайших культурологических деталей, формирующих в конечном счете стратегию преодоления кризисных явлений. Например, в Японии неожиданное развитие приобрело производство товаров для пожилых людей, пенсионеров. Экономисты обнаружили эту потребительскую лузу и пришли к убеждению, что это и есть то звено, которое может привести в динамическое состояние всю экономику. Совершенно очевидно, что такое решение не могло бы дать результат в другой экономической зоне, где отношение к пожилым людям цинично-прагматическое, заведомо исключающее подключение пенсионеров к активному рынку.

Само понимание кризиса как сбоя циклического развития экономики решительно отвергается многими дальновидными экспертами. Они рассматривают трудности экономического роста как обнаружение глубокого и масштабного, практически всеобъемлющего изменения человечества. Речь идет о глобальном переходе к качественно новому цивилизационному состоянию, принципиально иной организации самого человеческого общества. Здесь нужны исследовательские усилия специалистов широкого гуманитарного профиля: социологов, психологов, философов. Подвергаются пересмотру базовые механизмы экономики — организация и управление, конкуренция, информационный базис.

Эффективность того или иного типа хозяйствования обусловлена прежде всего структурой управления. Парадокс же состоит в том, что информационная революция, которая была призвана обеспечить более действенный механизм управления, сама же его и разрушила. Процессы управления начинают давать сбой, возникает угроза общественных катаклизмов. Такая ситуация в истории возникает не впервые. После изобретения книгопечатания возникли сложности освоения новых информационных пластов, которые вызвали к жизни жестокие религиозные войны. В результате Тридцатилетней войны, например, население Германии сократилось вчетверо.

Одна из важнейших социологических и психологических закономерностей состоит в том, что произошло замещение технологий, обеспечивающих экономическое развитие. Прежде человечество выживало и развивалось, преобразуя окружающую среду. В современную эпоху более выгодным оказывается бизнес, который ориентируется на формовку общественного сознания. Достаточно убедить широкие слои населения в том, что они не смогут жить, например, без цифрового телевидения, и открываются горизонты новой потребительской экспансии. Вот примеры из современной психологии рекламы.

  • • Поклонница экстремального шика встретит Новый год в культовом лондонском клубе, под бой Биг-Бена. Стильные мелочи помогут ей пройти жесткий фейс-контроль.
  • • Подарок в восточном стиле придется по вкусу любительнице экзотики и «расширенных границ сознания».
  • • Карты, деньги. Ваше золотое отражение на поверхности черного лимузина. Легкая рука — новогодний подарок судьбы, так что смело отправляйтесь в казино.
  • • Шум моря, мелодия баркаролы, полумаска, полуулыбка... Здесь даже будни пахнут романтикой. Так подарите себе в полночь авантюрный роман с призраком Казановы.
  • • Амулет из крокодиловой кожи подарит вам скорость и реакцию в заплыве по модным течениям.

Мир рекламы разнолик и агрессивен. Когда-то мы не верили, что в Америке телевизионное и кинозрелище постоянно прерываются рекламой. Мы считали это причудой и насилием. И вдруг сами оказались в эпицентре рекламы. Она преследует нас в метро, на улице, на телеэкране и по радио. Реклама приглашает нас в заморские путешествия, сулит удивительные развлечения, обещает освободить от всех забот. Уже родился околорекламный фольклор, толкующий про

«неизменно хороший результат» и про то, что «другой альтернативы нет».

Кому реклама предлагает свои соблазны, если большинство населения обитает у черты бедности? Зачем этот давний придурок Лёня Голубков, обманувший наши ожидания? В начале 90-х годов XX в. с голубых экранов на нас взирал Лёня Голубков. Выпивая, он нахально утверждал, что он не халявщик, а партнер. Милая, совершенно национальная по духу и содержанию идея попадала в мозг зрителя едва ли не легче, чем водочный продукт. Концепция рекламируемого бизнеса могла быть изложена примерно так: «Отдай лучше нам, все равно пропьешь!» Этот рекламный персонаж бьш когда-то популярнее президента Бориса Ельцина. Образ простого мужичка, в голодные перестроечные годы купившего жене сапоги, вызывал в народных душах бурю эмоций. Актер Владимир Пермяков так и остался простаком Лёней.

Всем очевидно, что формирование массово-психологических процессов на всех его уровнях — от индивидуального до группового — реализуется стихийно. Без привлечения психологических знаний невозможно судить о простой устойчивости такой диагностики массового сознания. Хаотичность, непредсказуемость многих социально-психологических состояний вызывает особую тревогу. Политики в период кризиса больше всего опасаются не производственного сбоя, не разлада в финансовой сфере, а массовой паники, которая способна разрушить любые хорошо обоснованные прогнозы.

Можно ли регулировать конкуренцию внутри экономики без привлечения психологических знаний? О том, что состязательность является мощным фактором динамики общества, знали, разумеется, давно. Плутарх, например, писал, что кони, запряженные в колесницу, бегут быстрее, нежели поодиночке, не потому, что общими усилиями они легче рассекают воздух, но потому что их разжигает соревнование и соперничество друг с другом. Культура вообще немыслима без состязательного и игрового элемента. Однако возможны различные варианты понимания конкуренции — от фактора, стимулирующего общие усилия и сотрудничество до борьбы за полное уничтожение конкурентов. Нет оснований полагать, что само понятие конкуренции имеет различные психологические импликации.

Известно, что в традиционном обществе экономика не существовала в чистом виде, как вполне автономная и зачастую закрытая сфера общественной деятельности. Она была буквально погружена в мир культуры и неизменно связана с сакральным миром. На этот счет существуют серьезные исследования Л. Уайта, М. Мосса, Ж. Дюме- зиля и К. Поланьи. В современном обществе импульсом конкуренции стала конкретная задача — устранение соперников. Именно поэтому современный французский исследователь Ж. Батай характеризует современное конкурентное общество, которое фетишизирует экономические процессы, отчуждая их от культуры, как социум «производственного безумия». Оно резко отличается от обществ ритуального потребления, военной предприимчивости и религиозной практичности.

Переход к рыночной конкуренции сопряжен с утратой внутренних ценностных компонентов экономических отношений. Уже более двух столетий космоцентричный и антропоцентричный взгляд на мир оказался замененным воззрением на мир как на потенциальный исходный материал для производства товаров. В этих условиях человек, как подметил еще А. Смит, превращается в определенной мере в товар. Э. Фромм сделал этот процесс предметом психологической экспертизы и показал, что «экономический человек», который строит хозяйственные отношения на основе принципа пользы и рациональности, разрушает собственное бытие индивида как подлинное, соответствующее сотворенной природе.

Экономическая философия, как видно из этих рассуждений, ставит проблемы, которые не получили развития в экономике. Следовательно, она как самостоятельная дисциплина не может рассматриваться в виде «довеска» к экономике, растолковывающего механизма сублимации, проекции, идентичности и т.д. Она призвана изучать экономические процессы через призму психологии. Это новая сфера образования, специалисты которой будут остро востребованы в ближайшие годы. Получить такую подготовку в рамках университетского образования — почетно и соблазнительно, и здесь открываются замечательные перспективы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>