МЫШЛЕНИЕ И ИНТЕЛЛЕКТ

МУКИ КОММУНИКАЦИИ

Известно, что любая область знаний имеет в своем основании некое утверждение, развивая которое можно построить целый каркас дисциплины. Скажем, современная культурология начинается с утверждения, что все культуры, существующие на земле, равноправны. Каким в таком случае может быть введение в психологию? Изложение начнем с постулата: «Сообщение и его образ в сознании аудитории неадекватны». Иначе говоря, то, что я сейчас пишу, о чем толкую, не может быть воспринято читателем в том значении, которое я в него вкладываю.

Это кажется парадоксом. Зачем же я вообще трачу слова, если доподлинно известно, что коммуникация невозможна. Мои мысли, мои сигналы запечатлеваются в голове читателя в несколько превратном виде. Впрочем, этот парадокс давно известен юристам. Если на месте преступления оказался человек, который с предельной точностью описывает разыгравшиеся тут события, — значит это лжесвидетель. Нормальный очевидец обязательно что-нибудь приврет, непременно добавит кое-что от себя и даже многократно нарушит протокольную точность.

Странное существо — человек. Он не способен даже воспринять посланную ему информацию в том виде, в каком она родилась. Нельзя ли, тотчас же просится мысль, как-нибудь подкорректировать человека, устранить этот очевидный изъян? Однако что было бы, если бы человек мог абсолютно адекватно воспринимать посланную ему информацию? Он перестал бы быть человеком. Американский психолог и психиатр Эрик Бёрн замечает: тогда человек напоминал бы счетную машину, делающую совершенно точные и однозначные вычисления по мере поступления на ее клавиши данных из внешнего мира. Человек оказался бы куском глины, который сохраняет верный и неизменный отпечаток любого предмета, оказавшегося на его пути.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >