Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Отношения между тремя подсистемами

Сверх-Я противостоит Я как представитель внутреннего мира Оно. Стало быть, конфликты между Я и Сверх-Я отражают противоположность внешнего и внутреннего мира, телесного и психического. Между Оно, Я и Сверх-Я устанавливаются сложные отношения. Я обороняется от многочисленных требований Оно, направленного на удовлетворение бессознательных желаний человека. Я обороняется также и от укоров карающей совести, т.е. от суровых требований Сверх-Я. Но так как Я удается зафиксировать только грубые посягательства со стороны Оно и Сверх-Я и Я не всегда удается справиться с этими посягательствами, то в нем наблюдаются бесконечные терзания по поводу своего бессилия. Таким образом, Я как бы не является хозяином в своем собственном доме.

Уже отмечалось, что, согласно Фрейду, человек — несчастное существо. Я страдает, поскольку подвергается опасностям и испытывает угрозу с трех сторон: со стороны внешнего мира, сексуальных влечений Оно и суровости Сверх-Я. Это означает, что Я оказывается «слугой трех господ». Я стремится соотнести свою деятельность с принципом реальности: пытается остаться в добром согласии с аморальным Оно. Я делает все для того, чтобы ужиться с укорами совести сверхморального Сверх-Я. Движимое Оно, стесненное Сверх-Я и отталкиваемое внешним миром, Я прилагает неимоверные усилия для установления гармонии между силами, воздействующими на него.

Общая цель души — поддерживать, а если оно нарушено, то восстанавливать приемлемый уровень динамического равновесия, которое увеличивает удовольствия и минимизирует неудовольствие. Энергия, которая используется для действия системы, возникает в Оно в связи с его примитивной инстинктивной природой. Я, появляющееся из Оно, реалистически обращается с его основными побуждениями. Я также является посредником между силами, действующими в Оно и в Сверх-Я, и требованиями внешней реальности. Сверх-Я, появляющееся из Я, действует как моральный тормоз или противовес практическим заботам Я. Сверх-Я устанавливает границы подлинности Я.

Оно полностью бессознательно, Я и Сверх-Я — частично бессознательны. В чем же заключается практическая цель психоанализа?

Во-первых, в том, чтобы усилить Я, во-вторых, сделать его независимым от Сверх-Я, в-третьих, расширить поле его восприятия и усовершенствовать его организацию, чтобы оно могло освоить новую порцию Оно.

Однако часто Я не справляется со своей задачей. В этом случае несчастное Я реагирует на исходящих от него тиранов опасности проявлением страха. Так, согласно 3. Фрейду, если Я признает свою слабость, то в нем возникает страх — реальный страх перед внешним миром, страх совести перед Сверх-Я, невротический страх перед силой страстей в Оно. Стало быть, Я представляет собой очаг страха, способствующего возникновению психических расстройств.

Уже отмечалось, что терапевтические усилия психоанализа направлены на укрепление силы Я. В процессе психоаналитического лечения выявляются скрытые влечения Оно и строгие требования Сверх-Я. Выявленные с помощью психоаналитической техники бессознательные влечения и требования предстают перед сознанием человека. Тем самым открываются возможности для их осознания.

Психоанализ направлен на то, чтобы сделать Я более независимым от Оно и от Сверх-Я. Поскольку Оно и Сверх-Я являются сосредоточением бессознательного, их содержание необходимо перевести в сознание. Иными словами, там, где было Оно, должно стать Я. Такова, по словам Фрейда, одна из основных задач психоанализа.

Согласно 3. Фрейду, Сверх-Я погружено в Оно (бессознательное); Я (сознание) черпает Сверх-Я из Оно; бессознательное Оно аморально. Я пытается быть моральным. Сверх-Я может быть предельно моральным, и тогда оно терроризирует Я, выступает против него с беспощадной яростью. Сверх-Я содержит в себе разрушительные силы и включает в себя садизм, агрессивность, инстинкт смерти. Между Я и Сверх-Я «развертывается страх смерти».

Исследуя Сверх-Я, 3. Фрейд показал, что эта инстанция олицетворяет собой авторитет родителей: оно точно так же наблюдает за Я, руководит им и угрожает ему, как это делают родители в отношении ребенка. Согласно Фрейду, Сверх-Я тесно связано с эдиповым комплексом: оно окончательно оформляется у ребенка после прохождения стадии этого комплекса на основе эмоциональных отношений между ребенком и его родителями, т.е. тех отношений, которые характеризуются двойственностью, включающей в себя чувства любви и ненависти, привязанности и страха. Формирование Сверх- Я происходит по мере изживания эдипова комплекса.

Наряду с совестью и самонаблюдением 3. Фрейд наделяет Сверх-Я еще одной функцией: Сверх-Я — носитель идеала-Я. Я соизмеряет себя с этим идеалом, стремится к нему, пытается достичь совершенства, а сам идеал является отражением ранних представлений ребенка о родителях, которыми он восхищался. Согласно Фрейду,

Сверх-Я обладает той особенностью, что строится не по примеру родителей, а по родительскому Сверх-Я. Оно несет в себе традиции расы и народа, включает ценности поколений, в нем продолжает жить прошлое.

Проводя аналогию между индивидуальным и культурным развитием, 3. Фрейд выдвинул предположение, что у общества, как и у человека, тоже формируется некое Сверх-Я, оказывающее влияние на развитие культуры. В свою очередь Сверх-Я культуры формирует собственные идеалы и выдвигает требования, находящие свое отражение в этике.

Изучение и терапия неврозов привели 3. Фрейда к выводу, что индивидуальное Сверх-Я содержит такие суровые заповеди и строгие запреты, которые делают Я несчастным. Не выдерживая тирании Сверх-Я, несчастное Я спасается «бегством в болезнь». Одна из целей терапии состоит в том, чтобы снизить уровень притязаний Сверх-Я по отношению к Я.

Похожая ситуация, по мнению Фрейда, существует и в культуре. Культурное Сверх-Я предъявляет слишком большие требования к людям. Оно отдает приказы, не заботясь о том, насколько они выполнимы. Так, культурная заповедь «возлюби ближнего своего» на деле оказывается неисполнимой. Фрейд считает, что несмотря на эту заповедь, религиозные распри оказались постоянным спутником истории развития человечества.

Такая заповедь, как полагает 3. Фрейд, способствует агрессивности и является примером непсихологической действенности культурного Сверх-Я. Но если это так, не должны ли мы признать многие культуры невротическими? Поставив этот вопрос,Фрейд не дал на него развернутого ответа. Между тем современная культурология вполне солидарна с мнением ученого. Ведь многие культуры действительно диктуют людям невыполнимые требования, например современная культура предлагает людям избавиться от агрессивности, но в то же время плодит эту агрессивность.

Рассматривая роль Сверх-Я в культурном развитии, Фрейд выразил надежду на то, что кто-нибудь все-таки решится на изучение патологии культурных обществ. Сегодня социальные критики приступили к реализации этой установки. Они отмечают невротизм европейской культуры, указывают на рассогласованность человеческой природы и культурных установлений.

В истории европейской мысли для обозначения человека, для его характеристики используются три термина: «индивид», «индивидуальность» и «личность». Специфически выражая понятия человека, они вместе с тем имеют различное содержание. Индивид — отдельно взятый представитель человеческой общности и всего человеческого рода. Индивидуальность — выражение своеобразия в человеке. Наконец, личность — это предельное выражение человеческого в индивиде.

3. Фрейд употребляет термин «личность» как выражение для обозначения социального в человеке. Он пытается дать целостное представление о каждом социализированном субъекте. Его попытка представить психику как структуру помогла прежде всего организовать наши представления о внутреннем мире человека, показала сложность человеческой субъективности. Раскрыв во внутренней жизни человека действие разных инстанций, Фрейд первым указал на много- слойность психики. Теперь психологи дают более дробную картографию человеческой души. Но ценность фрейдовской концепции это не умаляет, а наоборот, демонстрирует ее значимость.

Истолковав равные части человеческой психики, 3. Фрейд завершил построение своей антропологической теории. Человек в его концепции несчастное существо, погруженное в водоворот различных коллизий и напряжений. Фрейд сделал весьма интересное предположение о невротическом характере культуры, проведя аналогию между культурным и индивидуальным развитием. А именно, показав, что у общества также формируется некое Сверх-Я, оказывающее постоянное давление. Культурное Сверх-Я мало озабочено фактической душевной конституцией человека, отдает приказы, не задаваясь вопросом об их исполнимости. Более того, оно исходит из предположения, будто человеческое Я в состоянии психологически вынести всё то, что на него возлагается, что Я имеет неограниченную власть над своим Оно. Это — заблуждение, так как даже у так называемого нормального индивида власть над Оно не поднимается выше определенного уровня. Если от него требуют большего, то у индивида это вызывает бунт или невроз либо делает его несчастным. 3. Фрейд вместе с тем показал, что психоанализ может внести гармонию в душу человека и отладить массово-психологические процессы, снизив давление культурных норм и требований на человека[1].

  • [1] См.: Фрейд 3. Неудобства культуры. СПб.: Азбука, 2012.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>