ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

КАРТОГРАФИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ

АНТИЧНАЯ МОДЕЛЬ

О том, что человеческая психика обладает внутренним строением, догадывались давно. Платон и Аристотель, например, обратили внимание на тот факт, что люди способны мыслить и чувствовать. В то же время у них есть воля, побуждающая к поступкам. Так, Платон выстроил иерархию внутри психики: разум, воля, эмоции. Но находятся ли эти части психики в состоянии гармонии и согласия? У античного мыслителя нет однозначного ответа. Он показывает, что изначально эти компоненты психики по существу противостоят друг другу. Разум призывает к одним поступкам, воля в это же время может безмолвствовать, не подкреплять действием разумное соображение. Наконец, мир чувств увлекает людей в пучину страстей, весьма далеких от продуманных и взвешенных умозаключений.

Однако согласие внутри психики все же возможно. Каким образом? Если признать, что одно из этих слагаемых психики обладает суверенной властью. Поскольку человек — мыслящее существо, то разум наделяется статусом верховного вождя. Он — не просто часть психики, это ее державная основа, стержень, который крепит всю пирамиду. А зачем нужны в этом случае эмоции, воля, если разум уже взял на себя главную задачу — скреплять мир психики? Ответ оказывается простым, если исходить из того, что благодаря разуму человек познает самого себя. Но у людей есть не только мысли, они обнаруживают желания, попадают под власть страстей. Стало быть, в средний и нижний этажи психики приходится погружаться, чтобы познать то, что не соотносится с разумом, не подчиняется ему, грозит извратить неустанное движение мысли.

Как разум может управлять психикой, если он не проведет различие между добром и злом, прекрасным и безобразным, достойным и позорным, добродетельным и грешным? Кроме того, Платон понимает, что он имеет дело не с абстрактным разумом. Ведь психика (душа) тоже не находится в заоблачных высях, она скреплена с телом. Человеческую природу нельзя отождествить только с телом. Но также ошибочно идентифицировать ее только с душой. Душа находится в согласии с телом, но она выше человеческой плоти, поскольку тело бренно, а душа вечна. Она продолжает существовать и после смерти человека. Разум, следовательно, есть вершитель человеческих судеб. Он выше, чем врожденные чувства или волевые движения души.

Психика в этом контексте оказывается полем противоборства между одухотворяющими идеалами, вожделеющей волей и инстинктивной аффектацией. Никто не гарантирует конкретному человеку верховенства разума. Он может отдаться вожделениям или утонуть в мире человеческих чувств. От того, что властвует в человеке, зависит и его судьба.

Исходя из строения души Платон сконструировал идеальное общество. Оно может стать таким, если будет социально структурировано в соответствии с иерархией внутри человеческой психики. В 360 г. до н.э. он написал книгу «Государство», где обосновал проект идеального государства. Этот образ безупречного человеческого общежития Платон развил в «Законах». Особая роль в этом замысле придавалась справедливости. Обращаясь к социальной структуре совершенного общества, Платон думал о гармоничном сосуществовании разных сословий. По мысли ученого, управлять государством должны философы, мудрые граждане, аристократы. Они обязаны любить свой Город и ощущать громадную ответственность за судьбы людей. Платон озаботился также порядком, который должен быть в этом государстве, отдав «стражам», которые выражали статус воли, право думать о безопасности Города и налаженности всего социального бытия. Что же касается земледельцев и ремесленников, то Платон стремился «укоротить» их всегда растущие вожделения. Итак, совершенное государство — это такое государство, в котором преобладают умеренность, мудрость, мужество и сила.

Аристотель в своих рассуждениях сохранил эту модель, однако не связывал ее с каждым человеком. Люди — разные по своей природе: один — добр, другой — зол, один — жесток, другой — милосерден, один — добродетелен, другой — грешен. Поэтому, определяя человеческую природу, надо исходить из нормы, а не из отклонения. «Разумеется, когда дело идет о природе предмета, последний должен рассматриваться в его природном, а не в извращенном состоянии. Поэтому надлежит обратиться к рассмотрению такого человека, физическое и психическое начало которого находятся в наилучшем состоянии; на этом примере станет ясным наше утверждение»1.

Аристотель. Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 383.

На основе этой посылки Аристотель считал, что «у нормального здорового человека душа властвует над телом, как господин, а разум — над нашими стремлениями». Напротив, у людей «испорченных или расположенных к испорченности в силу их нездорового и противного природе состояния зачастую может показаться, что тело властвует над душой»1. Среди последних философ находил и таких, которые не способны к пониманию приказаний рассудка, но повинуются движениям чувств. Внутреннее равновесие внутри психики нельзя считать постоянным, и не всегда разум может удержать всю психическую конструкцию. Если человек руководствуется инстинктом, то он легко поддается смутным эмоциям. В норме человек может подчинить чувства разуму.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >