ВНЕШНИЙ МИР

Теперь возникает вопрос: а что представляет собой этот внешний мир? С точки зрения здравого смысла ответ прост. Внешний мир — это то, что нас окружает. Это прежде всего природа во всем многообразии своих предметных качеств, но это также и социальный космос, общество, в котором мы живем, люди, которые нас окружают.

Общество — в широком смысле слова совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей. Живут на свете разные люди. Они разрозненны, разъединены. Но сознание подсказывает им: надо жить сообща. Вещи в природе разделены сильнее, чем души. Единство человека с человеком основывается на взаимном понимании, любви, совместном труде. Простейшие формы сообщества — стая, стадо и т.п. — можно наблюдать уже в животном мире. Но человек отличается от животных тем, что он осознает потребность в совместной жизни. Благодаря этой потребности и рождается общество.

Однако что же все-таки побуждает людей действовать сообща — животный инстинкт, человеческое сознание, выработанные формы культуры или совместный труд? Отдельный человек обладает сознанием, умением трудиться, культурными навыками. Способен ли он реализовать эти навыки в одиночку? А может быть, изолированный человек утрачивает эти дары? Успешно реализовать себя можно только в обществе.

Некоторые философы начинают свои рассуждения об обществе с фигуры «одиночки», стоящей у истоков человеческой истории. При этом предполагается, что не общество создало Робинзона (речь идет о Робинзоне Крузо, герое романа Д. Дефо), а он сотворил некие формы коллективной жизни. Однако Робинзон Крузо вовсе не «одиночка», а человек, имеющий огромный социальный опыт. Он просто реализует его в диких условиях. Но откуда мог взяться такой навык у первобытного человека? Английские экономисты А. Смит и Д. Рикардо пытались ответить на этот вопрос. А. Смит выводил экономическую жизнь из личных интересов индивида совершенно в духе Д. Дефо.

Но если робинзонада — выдумка, тогда получается, что общество возникло раньше индивида. Что заставило людей вступить в союз? Какая сила вынудила их сплотиться? В истории социальной философии ответов на этот вопрос множество. Например, Аристотель полагал, что общество создано для удовлетворения «социальных инстинктов».

Значительную популярность имеют так называемые теории общественного договора. Например, Т. Гоббс свою социальную доктрину начал с описания человека как такового. По его мнению, человек — существо крайне эгоистическое. Но если люди таковы, то как они могут реализовать свои цели? Не случайно, по Гоббсу, естественным состоянием человека стала война всех против всех. Однако в такой беспощадной войне вряд ли можно выжить. Тогда, когда люди осознали это, и возникла идея общественного договора...

Идея оказалась весьма популярной. Ее развивал и Ж.-Ж. Руссо. По его мнению, люди первоначально жили в условиях неограниченной свободы, а точнее, анархии. Однако такая анархия ни к чему хорошему не привела. Тогда люди молчаливо заключили общественный договор, по которому они обязались гарантировать каждому при помощи всеобщей воли неотъемлемое право наличную жизнь и собственность. Так возникло государство. Однако на самом деле существовавшие в истории государства возникали не в результате договора, а благодаря насилию. И это Ж.-Ж. Руссо было известно.

В XIX в. философы стали резко критиковать «договорную теорию». Радикально новый ответ на вопрос, как родилось общество, попытались дать К. Маркс и Ф. Энгельс. Для того чтобы разъяснить феномен коллективной жизни, они прежде всего отказались от понимания человека как абстрактного, изолированного от хода истории одиночки, т. е. не было никаких робинзонов, вступивших позже в некий условный договор.

К. Маркс писал: «Единичный и обособленный охотник и рыболов, с которых начинают Смит и Рикардо, принадлежат к лишенным фантазии выдумкам XVIII века. Это робинзонады, которые отнюдь не являются — как воображают историки культуры — лишь реакцией против чрезмерной утонченности и возвращением к ложно понятой естественной жизни». По мысли К. Маркса, общество не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу.

Более того, К. Маркс и Ф. Энгельс призывали не противопоставлять общество как абстракцию конкретному индивиду. Можно сказать так: идея общества заложена в самом человеке. Ведь он изначально — существо общественное. Первой предпосылкой человеческой истории, считали Маркс и Энгельс, является существование живых человеческих индивидов. Они живут не в одиночку, а в постоянном общении друг с другом. Поэтому общество есть продукт взаимодей-

1

ствия людей. Однако не сознание людей, готовых вступить в некий договор, создает общество, а целенаправленная трудовая, производственная жизнь людей.

Разумеется, в этих рассуждениях немало ценного. Действительно, пока не было человека, не могло быть и речи об обществе. В то же время одиночки, социально оторванные друг от друга, не могли бы создать общество. Оно органично сложилось благодаря совместной жизни людей, их активности, независимо от того, хотели этого люди или нет. Не может же человеческая деятельность осуществляться автономно, без других людей. «А как и из чего определяется существо человека? Маркс требует познать и признать “человечного человека”. Он обнаруживает его в “обществе”. “Общественный” человек есть для него “естественный” человек. “Обществом” соответственно обеспечивается “природа” человека, т.е. совокупность его “природных” потребностей (пища, одежда, воспроизведение, экономическое благополучие)...»1

По поводу причин возникновения, путей развития и будущего общества философы высказывали самые разные суждения. Чему только его не уподобляли... Так, Сенека считал, что наше общество подобно каменному своду. Он рухнул бы, если бы камни не препятствовали друг другу падать, и этим он держится. Дж. Локк указывал, что основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно воспользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в данном обществе. Ш. Монтескьё был убежден: если люди установили общество, то только потому, что существуют принципы справедливости.

По мнению П. Гольбаха, общества, подобно живым организмам, переживают кризисы, моменты безумия, революции, изменения форм своей жизни. Они рождаются, растут, умирают, переходят от здоровья к болезни, а от болезни к здоровью. Наконец, как и все существа человеческого рода, они проходят стадии детства, юности, зрелого возраста, дряхлости и смерти.

Интересна концепция французского философа Ж. Робине, который считал, что первые основы политического общества заложил не сильный дикарь, огородивший участок земли и свирепо воскликнувший: «Это принадлежит мне, пусть никто не трогает этого!»; не хитрый политик, который, заметив, что сила может отнять у него то, что он похитил хитростью, пожелал убедить угнетенных им людей поддержать его несправедливые притязания; и не честолюбец, который вознамерился ради своей выгоды обречь весь человеческий род на страдания, рабство и нищету. Основы политического общества, по Ж. Робине, заложил мудрец.

И. Фихте учил, что важно вообще не смешивать общество с особым, эмпирически обусловленным родом общества, называемым государством. Жизнь в государстве не относится к абсолютным целям человека. Согласно Ф. Ницше, именно стая белокурых хищников, раса покорителей и господ, обладая военной организованностью и организаторской способностью, создала общество. Именно так было затеяно, по его мнению, «государство» на земле. Однако томные грезы, возводившие его начало к «договору», уже отжили свой век, полагал Ф. Ницше.

Эту мысль поддержал и В.С. Соловьёв. «Давно уже наука отвергла те объяснения, по которым общие и существенные явления человеческой жизни считались произведением сознательного соображения или преднамеренного умысла. Давно уже брошена теория о происхождении общества и государства из договора, языка — из произвольного условия»1.

Таким образом, полноценная жизнь людей вне и помимо общества невозможна — это, уже можно считать признанным фактом. Но жизнь не стоит на месте. Как же лучше распорядиться ею? По словам К. Поппера, «мы можем вернуться в животное состояние. Однако если мы хотим остаться людьми, то перед нами только один путь — путь в открытое общество. Мы должны продолжать двигаться в неизвестность, неопределенность и опасность, используя имеющийся у нас разум, чтобы планировать, насколько возможно, нашу безопасность и одновременно нашу свободу»2.

Итак, внешний мир — это прежде всего то, что не относится к внутреннему миру, к психической жизни человека. Человек принадлежит и тому и другому миру.

Литература

  • 1. Бибихин В.В. Узнай себя. СПб., 1998.
  • 2. БиблерВ.С. Нравственность. Культура. Современность. Философское размышление о жизненных проблемах. М., 1988.
  • 3. Гершензон М. Гольфстрем// Лики культуры. Альманах. Т. 1. М., 1995.
  • 4. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998.
  • 5. Кьеркегор С. Страх и трепет. 2-е изд. М.: Академический Проект, 2014.
  • 6. Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брушлинского. М., 2002.
  • 1
  • 2
  • 7. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М., 2004.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

  • 1. Является ли самосознание непременным и изначальным атрибутом человека?
  • 2. Что такое самоанализ в трактовке К. Хорни?
  • 3. Каковы основные положения психоанализа Р. Ассаджиоли?
  • 4. Можно ли рассматривать понятие «субъект» и понятие «личность» как синонимы?
  • 5. Что такое человеческая субъективность?
  • 6. Что мы понимаем под внешним миром?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >