БЕЗЫМЯННЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Лучшим свидетельством иррационального в культуре могут служить такие явления, которые не имеют авторов, безымянны. Это относится к традиции, мифам, сказкам, эпическим сказаниям. В древних культурах люди пели, танцевали, занимались магией. Значит, музыка у них была. Кто-то ее сочинял? По мнению композитора Владимира Мартынова, «древние мелодии никто не сочинял. Это музыкальные архетипы, они рождались из коллективного бессознательного. Ритуальную весеннюю закличку на трех нотах или григорианский антифон нельзя выдумать отдельному человеку. Вы же не можете назвать того, кто создал свастику или колесо. Если возникала новая музыкальная модель, ее объясняли божественным откровением или приписывали культурному герою»1.

Во время путешествия по Африке К.Г. Юнг, наблюдая за первобытными племенами, обратил внимание на своеобразный ритуал, который выполняли жители восточноафриканской деревни. Они с ликованием приветствовали восход Солнца и появление Луны. Сначала аборигены поднимали ладони ко рту и дули на них, затем протягивали руки к светилу. Юнг поинтересовался, что выражают эти действия, однако никто из них не смог ответить на этот вопрос.

У Юнга же появилось собственное представление об этом ритуале. Во-первых, он пришел к убеждению, что эти люди близки к природе. Во-вторых, дыхание олицетворяет духовную субстанцию, душу. Местные жители предлагали Богу свою душу, но даже не догадывались об этом. Но разве возможно такое? По мнению Юнга, несомненно, поскольку жители восточноафриканской деревни действительно не знали, что они делали и зачем, с какой целью. Эти действия, стало быть, выражали часть их жизненной ситуации. Наверное, точно так же поступает муравей, когда он собирает травинки, но не способен объяснить, в чем смысл этих действий. Юнгу казалось, что вот такое мифологическое сознание первобытных людей может служить аналогом или, скорее, вариантом коллективного бессознательного. Этот термин ввел К.Г. Юнг.

Наше индивидуальное сознание — надстройка над коллективным бессознательным. Как правило, его влияние на сознание незаметно. Лишь иногда оно влияет на наши сны, и если случается, то оно приносит нам редкие и чудесные по красоте сны, полные загадочной мудрости или демонического ужаса. Люди часто скрывают такие сны как дорогую тайну. Они имеют громадное значение для психического равновесия культуры. Такие сны — вид духовных переживаний, которые противостоят любой попытке рационализации. В той же мере многие феномены культуры, рожденные в глубинах коллективного бессознательного, с трудом могут быть объяснены рассудочно.

К.Г. Юнг в работе «Аналитическая психология и воспитание» пересказывает сон одного молодого студента теологии. Студенту снилось, что он стоит перед священным образом, называемым «белым магистром», своим учителем. Тот знал, что он — его ученик. Учитель был одет в длинное черное платье. Был добрым и благородным, и ученик чувствовал к нему глубокое почтение. Но тут возник другой образ — «черный магистр», который был одет в белое. И он тоже был прекрасен и лучезарен, и сидящий поразился этому. Черный магистр хотел, очевидно, поговорить с учителем, но последний колебался. И тут черный маг стал рассказывать историю о том, как он нашел потерянные ключи от рая, но не знал, что с ними делать. Он поведал также, что король страны, в которой он жил, искал подходящую могилу для себя. Вдруг случайно его подданные раскопали старый саркофаг, который содержал останки умершей молодой женщины. Король приказал открыть саркофаг, выбросить оттуда останки и снова закрыть пустой саркофаг. Но как только были вынуты останки на солнечный свет, изменилась сущность той, которой они всегда принадлежали, а именно: молодая женщина превратилась в черную лошадь, которая ускакала в пустыню. Черный маг преследовал ее через всю пустыню, и там он после преодоления трудностей нашел потерянные ключи. На этом черный маг закончил свою историю. Белый маг сохранял молчание, и на этом закончился сон.

Этот сон, по мнению К.Г. Юнга, отличается от обычного сновидения, потому что имеет ценность необычайно важного духовного переживания. Взгляды на сновидения сильно изменялись от столетия к столетию, от культуры к культуре. В древние века считали, что сны — реальные события, которые происходят с душой, лишенной во сне телесной оболочки. Считалось, что сны внушаются Богом или злыми силами. Многие видят в сновидениях выражение иррациональных страстей или, напротив, высочайших помыслов и нравственных сил.

Сны играют огромную роль в культуре. В Древней Японии взращивание сновидений широко практиковалось как в буддийских, так и в синтоистских храмах. Некоторые буддийские храмы были известны как оракулы сновидений. Чтобы увидеть мистический сон, надо было совершить паломничество к святому месту. В исламской культуре пророк Магомет всегда придавал огромное значение своим снам и призывал последователей делиться сновидениями с ним. Считается, что большая часть Корана записана с его слов, услышанных им во сне[1].

В работах А.А. Пензина исследуется, как исторически трансформируется роль техник освещения и охраны порядка в ночное время в эпоху Просвещения, отмечаются специфические реакции на эти процессы в культуре (романтизм, религиозно-мистические явления, эффекты ночи и сна в искусстве). С помощью новых технологий феномен ночи не исключается в абсолютном смысле. Он также включается в социальное и культурное пространство в новом качестве, в форме становящейся все более массовой «ночной жизни» (занимающей место «ночного сна»). Прослеживаются процессы конституирования субъектов ночной жизни (художественная и интеллектуальная богема), а также развитие образов сна и ночной жизни в искусстве и философии XX в.[2]

Культура спонтанна, открыта всем ветрам, она сродни хаосу, потому что ее омывают подземные воды. В ней нет жесткой предусмотрительности. И в то же время культура не слепа, духовное преображение в ней подчиняется тайной гармонии мироздания. Космология (учение о космосе) у Гераклита плавно переходит в антропологию (т.е. учение о человеке). Человек тоже вечно «течет», сама душа в меру своего разгорания и остывания формирует тело.

Бессознательное живет по законам отсутствия осознанного порядка, симметрии... Сознание ограничено, бессознательное не имеет границ[3]. Итак, культура творится не только по аналитическому расчету, в результате орудийной хитрости человека. Она — порождение человеческой души, человеческого жара. Это, вообще говоря, многое поясняет в природе культуры. Ее архитектоника (закономерности строения) — не воплощение мысли. В культуре проступает и иррациональное содержание, и примером может служить сам феномен бессознательного... Психика человека отражает как рациональное, так и иррациональное содержание.

Литература

  • 1. Бескова И.Л. Природа сновидений (эпистемологический анализ). М., 2005.
  • 2. Гершензон М. Гольфстрем //Лики культуры. Альманах. Т. 1. М., 1995.
  • 3. Межу ев В.М. Идея культуры. Очерки по философии культуры. М., 2006.
  • 4. Пензын Л.Л. Спящие // Художественный журнал. 2001. № 32.
  • 5. Сенсор Л. Негритюд: психология африканского негра // Культурология. Хрестоматия / Сост. П. Гуревич. М., 2000.
  • 6. Фрейд 3. Я и Оно: Сб. М.: Эксмо, 2014.
  • 7. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

  • 1. Можно ли считать, что сознание присуще только человеку?
  • 2. Когда возникли первые представления о бессознательном?
  • 3. Чем отличается трактовка бессознательного у 3. Фрейда и К.Г. Юнга?
  • 4. Какой смысл вкладывал К.Г. Юнг в понятие коллективного бессознательного?
  • 5. Что такое иррациональное?
  • 6. Как менялись взгляды на природу сновидения в культуре?

  • [1] См.: Бескова И.А. Природа сновидений (эпистемологический анализ). М.,2005. С. 22.
  • [2] См.: ПензинА.Л. Спящие//Художественный журнал. 2001. № 32. С. 91-93.
  • [3] Маркин А. В. Поэтика философской формы // Филология: Научные исследования. 2013. № 3. С. 224.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >