ЯЗЫК И ПСИХОЛОГИЯ

Чтобы найти решение вопроса о принципах наук о культуре, известный немецкий языковед-германист Герман Пауль (1846—1921) пошел иным путем, нежели Г. Риккерт и В. Виндельбанд. Пауль имел перед ними то преимущество, что не придерживался всеобщих понятийных различий, а черпал свои наблюдения из конкретно-научного исследования. Это исследование относилось к науке о языке, и проблема истории языка составляла для ученого парадигму, в рамках которой он развивал свои принципиальные положения. Он исходил из того, что ни одна историческая дисциплина не должна подходить к вопросу чисто исторически, что ей должны помогать фундаментальные науки.

Таковой для Г. Пауля стала психология. Тем самым запрет чистого историзма был нарушен, но при этом языкознание и науки о культуре оказались перед непосредственной опасностью впасть в психологизм. И теория Пауля не избежала этой опасности. В своих главных положениях он опирался на учение Иоганна Фридриха Гербарта (1776—1841). В основе метафизики Гербарта лежит предположение о существовании множества простых реальных сущностей («реалов», подобных лейбницевским монадам), которым свойственно простое самосохраняющееся качество. Душа, по его мнению, — одна из таких сущностей, находящихся в мозгу. В области абстрактного мышления психология ученого является чистым интеллектуализмом. В основе эстетических идей, по Гербарту, лежат непроизвольные суждения вкуса, в основе этических идей — суждения вкуса в применении к волевым отношениям. Поскольку концепция Г. Пауля строилась на основе психологических взглядов И. Гербарта, это вызвало незаметное проникновение определенных элементов метафизики Гербарта, угрожавших чисто эмпирическому характеру теории Пауля.

Но что означает вопрос о «сущности» языка или какого-либо иного объекта наук о культуре, если он не может быть поставлен ни в чисто историческом, ни в чисто психологическом, ни в чисто метафизическом смысле? Остается ли вне этих областей что-либо, о чем можно спросить с полным правом? Не делят ли они между собой всю область «духовного»? Гегель различал три области духа: субъективный, объективный и абсолютный. Явления субъективного духа изучает психология, объективный дух дается нам только в истории, а сущность абсолютного духа раскрывается в метафизике. Представляется, что

Виндельбанд В. Избранное. Духи история. М., 1995. С. 342.

эта триада охватывает все содержание культуры, все ее единичные формы и единичные обстоятельства.

Оценивая эти взгляды, немецкий философ и культуролог Э. Кассирер делал вывод, что логическое и метафизическое понятие нельзя провести дальше этого разделения. Однако различие, о котором идет речь, имеет еще одну сторону, которая не может стать полностью видимой с помощью анализа понятий. Здесь, скорее, мы должны сделать еще один шаг назад. Уже в самом ощущении выявляется аспект, который в последующем развитии приводит именно к такому различию. Необходимо проникнуть в этот основной и самый древний слой явления познания, чтобы найти в нем архимедову точку опоры1.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >