РАЗУМ - ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЕЛОВЕКА

Просветители, т.е. философы XVIII в., убеждены, что всепроникающий разум — державная черта, определяющая качество человека. Особенно рационалистично раннее Просвещение — это век рассудочного мышления. Однако постепенно наступает разочарование. Возникает вопрос: «Существуют ли пределы разума?» Тогда спасение ищут в «непосредственном знании», в чувствах, интуиции. Понятие бессознательного играет огромную роль и в дофрейдовской литературе. Поэты и мыслители романтического направления, в том числе Новалис, Карус, Шеллинг, Баховен, Гартман, говорят о творческих силах души и природы, которые действуют в бессознательном, в «сумрачных глубинах», напрямую, без помощи со стороны рассудка и воли.

Однако это только предыстория. В XIX в. сначала Артур Шопенгауэр (1788—1860) поставил вопрос о мировой воле. Понятие воли возникает у этого философа не в житейском смысле. Воля трактуется даже не в психологическом, а в более широком смысле. Он утверждает, что в основе всего, что нас окружает, лежит некое беспредельное и вездесущее начало — Воля...

Такого понимания воли в прежней философии и психологии не было. Предполагалось, что косная природа не обладает никакой волей, поскольку она не мыслящая материя, а побуждение, порыв — это исключительное свойство сознательной личности. У А. Шопенгауэра, напротив, и растения, и минералы одушевлены волей. Магнитная стрелка неизменно направляется к северу, тело падает всегда вертикально, тепло и холод влияют на состояние вещества. В растительном царстве воля воплощает стремление, желание, бессознательное вожделение. Верхушка дерева тянется к свету, стремится постоянно расти только вертикально. Корень вожделеет влаги. Семя, брошенное в землю, пустит стебель вверх, а корень — вниз. Все это — проявления воли. И фиксирует это волевое начало язык. Люди говорят: «Вода кипит, огонь хочет гореть». По мнению Шопенгауэра, это вовсе не образы, а реальные побуждения, возникающие в сфере стихий, минералов, предметов.

Интересно сравнить кантовскую экспертизу с мнением английского фантаста Герберта Уэллса, который родился спустя чуть более полувека после смерти Канта. Писатель был убежден в том, что психология станет самой значительной наукой в будущем столетии. Может быть, опять преувеличение? А физика, которая установила, что время и наша Вселенная, образовавшаяся в результате гигантского взрыва 12 млрд лет назад, являются вечными и развиваются в пространстве бесконечно? Разве она не предвещает нам, что в мире существуют энергии, может быть, гораздо более важные для мира, чем внутриатомная энергия? Мир полон ожиданий от испытания андрон- ного коллайдера. Но человечество потрясено также открытиями, которые принадлежат биологии и новейшим коммуникационным технологиям. Говорят о человеке, которого можно модифицировать и расширить его физические и интеллектуальные возможности. В качестве методов модификации в первую очередь упоминаются молекулярная нанотехнология, генная инженерия, терапия против старения и интеллектуальный апгрейд. Вообще-то, увеличение возможностей человека — древняя традиция. Но еще больше открытий сулит трансперсональная психология. Она предлагает новую естественнонаучную картину мира, которая складывается буквально на наших глазах. Кто прав — строгий аналитик Кант или мечтатель Уэллс?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >