Полная версия

Главная arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Русофильство и русофобство. Болгарская память об освободителях

Первые десять лет развития государства имеют большое и во многом определяющее значение для его будущей судьбы. Это время, когда закладываются основы государственности, общественной структуры, направления экономического и духовного развития, тенденций в области внешней политики. То же касается и молодого болгарского княжества, в частности его отношений с Россией-освободительницей. Эти годы являются началом самой сложной и противоречивой концептуальной порождающей модели в отношениях между Болгарией и Россией - третьей в хронологии их связей.

В месяцы Временного русского правления (1878) и в первые годы своего самостоятельного существования Болгария развивалась под непосредственным руководством русского правительства и под воздействием материальной и духовной культуры России. Тырновская конституция и основные институты восстановленного болгарского государства были созданы с помощью и с одобрения Петербурга.

Первый болгарский князь Александр Баттенберг пользовался благосклонностью всех Великих сил, но его рекомендовал русский император. Он был любимым племянником жены царя- освободителя Александра II, его брат позже женился на младшей дочери королевы Великобритании Виктории. Сам Александр Баттенберг был гессенским, т.е. германским, принцем и сыном австрийского генерала. Таким образом, каждая из Великих сил имела основание считать, что болгарский князь будет не чужд ее интересам - он должен был одновременно оставаться верным России, уступчивым в отношении Англии, благосклонным в отношении Австро-Венгрии и Германии, послушным своему сюзерену - турецкому султану. Эта роль была нелегкой даже для опытного правителя и ловкого дипломата, не говоря уж о 22-летнем молодом человеке.

Вступивший на престол Александр Баттенберг был исполнен властолюбивых стремлений и не одобрял совсем недавно принятую Конституцию. Он вырос в условиях абсолютной монархической власти и воспитывался в преклонении к русскому самодержавию. Он не мог принять тех ограничений, которые навязывал ему демократический основной закон княжества. Поэтому направил большую часть своих усилий на изменение Тырновской конституции дабы ограничить власть Народного собрания и демократическую свободу, т.е. ее демократическую основу и дух. Это, однако, объективно противоречило воле русского императора и наносило урон авторитету России как дарительницы лелеянных свобод.

Уже первыми своими политическими действиями Александр Баттенберг подверг сомнению авторитет и влияние России в Болгарии. Он составил первое болгарское правительство из представителей консервативной партии во главе с Тодором Бурмовым, которые были меньшинством на Учредительном собрании. Эта партия отстаивала интересы крупных предпринимателей и владельцев, уже осязаемо связанных с западными государствами как в экономическом, так и в финансовом плане. Во главе консерваторов стояли люди, с европейским образованием и культурой и принимавшие абсолютный монархизм как руководящий принцип устройства государства.

Либералы, составлявшие парламентское большинство, были массовой политической партией и выражали интересы мелких владельцев из городов и сел. Поэтому они были неоднородной партией. Их единство строилось на общей борьбе за защиту положенных в основу Конституции социальных и политических прав и свобод, а также на критике консерваторов. Но уже с самого начала в Либеральной партии наметилось три течения. Первое течение возглавлял Драган Цанков. Оно было естественным продолжением политических убеждений царьградской болгарской колонии времен до освобождения и выступало за умеренные действия и разумный компромисс в отношении консерваторов. Второе течение, возглавляемое Петко Каравеловым и П.Р. Славейковым, выдвигало либеральную (по тогдашним пониманиям) программу развития восстановленного болгарского государства и поиска разумного баланса между патриотизмом возрожденцев и русофильством. Третье течение, наиболее выдающимися представителями которого были Стефан Стамболов и Захарий Стоянов, объединяло в основном бывших национал-революционеров, людей крайне чувствительных. Они выступали за национальную независимость и национальное достоинство болгарского народа.

В начале марта 1881 г. после нескольких безуспешных покушений на его жизнь (первое было уже в 1867 году) народовольцы убили русского императора Александра II. На престол в Петербурге вступил Александр III. Это изменение вошло в число так называемых парадоксов истории. Отняв жизнь у одного ненавистного им монарха, русские революционеры вручили власть другому, еще большему деспоту и тирану.

Смена, произошедшая на русском престоле, незамедлительно сказалась на политике Петербурга в отношении Болгарии и болгарского князя. Для болгар Александр II был Освободителем, создателем и покровителем возрожденного болгарского государства. В то время как Александр III в качестве крайнего самодержца и реакционера считал, что освободительница имеет не только право, но и обязанность непосредственно вмешиваться и диктовать внутреннюю и внешнюю политику Болгарии. Он относился с недоверием к консерваторам, ибо большая часть из них были сторонниками западно-европейской модели устройства общества и в первую очередь финансового и экономического сближения молодого болгарского княжества с Австро- Венгрией, Германией, Великобританией и Францией. Вместе с тем Александр III очень не одобрял действий либералов, особенно присоединившихся к Стефану Стамболову и Захарию Стоянову, а также сторонников Петко Каравелова. По мнению нового русского императора, они были революционерами - неконтролируемыми защитниками социальных и политических прав и свобод и бескомпромиссными патриотами болгарских национальных интересов.

Поэтому болгарскому князю Александру Баттенбергу, прибывшему в Петербург на похороны убитого царя Освободителя, было нетрудно убедить своего двоюродного брата, нового русского императора Александра III в том, что формирующаяся в Болгарии политическая прослойка в лице в первую очередь предводителей либералов не обладает необходимыми государственными умениями и опытом править страной, а болгары еще не доросли до предоставленных им Тырновской конституцией прав и свобод.

27 апреля 1881 г. при поддержке военного министра русского генерала К.Г. Эрнрота Александр Баттенберг совершил государственный переворот и отменил действие Тырновской конституции. Как и следовало ожидать, он получил поддержку со стороны Петербурга и вверил составление нового правительства генералу Эрнроту. Оно должно было править до проведения выборов в Великое народное собрание, которое должно было принять требуемые Баттенбергом полномочия.

Баттенберг очень скоро почувствовал, что власть, из-за которой он обращался за содействием к императору, вместо того, чтобы крепнуть, все больше ускальзывает у него из рук, и он становится марионеткой в руках русских представителей и дипломатов. С течением времени ему становилось все труднее балансировать между враждующими друг с другом силами - поддерживающими его консерваторами, которым он не только симпатизировал, но и все чаще отстаивал их прозападные интересы, и русскими представителями - единственной реальной опорой режима полномочий. Правительство в Петербурге относилось с все большим подозрением к заявляемой князем верности русским интересам. Поэтому русский император решил, что поддержка болгарского монарха и консерваторов не приносит пользы России, что поддержку режима полномочий надо прекратить и необходимо восстановить конституционное управление страной.

Запад по своим антирусским соображениям тоже поддерживал эту тенденцию.

При сложившейся ситуации Александру Баттенбергу не оставалось ничего иного, кроме как восстановить осенью 1883 года Тырновскую конституцию.

Отсрочку исполнения «приговора» русского императора Баттенбергу дало самое значимое событие в осуществлении болгарского национального идеала - объединение Восточной Румелии с Княжеством Болгария.

Предварительный план предусматривал провозгласить объединение 15 сентября 1885 г., но из-за вспыхнувшего 2 сентября в Панагюриште восстания, которое быстро распространилось на территорию других городов и сел, Болгарский тайный революционный центральный комитет предпринял решительные действия. Благоприятной предпосылкой послужило то, что из-за военных учений были призваны отставные военные чины. 6 сентября отряды восточно-румелийской милиции и восставшее население окружили здание главного правителя (с 1884 г. - болгарина Гаврила Крыстевича), знавшего о готовящемся акте, но ни предупредившего о нем турецкое правительство, ни потребовавшего засылки турецких войск в Восточную Румелию. Крыстевич был арестован, составлено было Временное правительство, введено военное положение и объявлена мобилизация. Русские офицеры не только не помешали командуемым ими отрядам принять участие во взятии власти, но и помогли разработать план и начать подготовку к возможному отпору со стороны Турции.

Ответ русского императара был ошеломляющим: официальная Россия не одобряла и не признавала объединения!

На самом деле причиной официального неодобрения Россией объединения Восточной Румелии с Княжеством Болгария служила твердая убежденность русского императора, что князь Александр не только не отстаивал, но и все чаще действовал против русских интересов в Болгарии. Поэтому его необходимо было устранить с престола и на его место надо было поставить верного и послушного Петербургу монарха.

Австро-Венгрия и Германия тоже не одобрили объединения, ибо верно оценили, что приближение границ болгарского государства к Босфору и Дарданеллам соответствовало стратегическим интересам России, и считали, что отрицательное отношение Александра III временно. Англия выбрала иной подход. В Лондоне, хотя и сдержанно, поприветствовали объединение.

Почти все соседние Болгарии страны тоже выступили против объединения Болгарии. Они опасались образования крупного и могущественного болгарского государства, угрожающего равновесию на Балканах и их интересам. Наиболее непримиримой была Сербия. Не дождавшись решения Царьградской конференции и отвергнув все попытки болгарского правительства добиться взаимопонимания, сербский король Милан объявил войну, и его войска вероломно напали на Болгарию. В Петербурге, Царьграде и остальных европейских столицах ожидали быстрой капитуляции Софии и надеялись, что статус на Балканах не только будет восстановлен, но и что некоторые части Западной Болгарии будут присоединены к Сербии. Получилось наоборот.

Победа болгарской армии, защитившей и спасшей великое дело объединения Болгарии, породила уважение к Болгарии и ее народу, дала возможность молодому болгарскому государству развиваться уверенней и спокойней в течение последующих десятилетий. После поражения Сербии, представителям Великих сил в Царьграде не оставалось ничего другого, кроме как найти приемлемую для всех участников конференции формулу признания новой реальности в восточной части Балкан. После длительной дипломатической борьбы, в которой красноречивым был тот факт, что русский представитель сумел добиться не упоминать имени Александра Баттенберга в соглашении, был подписан так называемый Топханенский акт (5 апреля 1886 г.), утверждающий объединение Княжества Болгарии с Восточной Румелией.

Очень скоро, весной и летом 1886 г., в расширенном болгарском государстве (96345 кв. м площади и свыше 3150 тыс. населения) сформировалось два политических лагеря. Первый из них - русофилов придерживался мнения русского императора, что князь Александр Баттенберг своей прозападной политикой и несогласованными с Петербургом действиями наносит ущерб русскому влиянию и препятствует отстаиванию русских интересов в Болгарии и на Балканах. Среди них имелось много офицеров, героев Сербско-болгарской войны, которые эмоционально или политически были связаны с Россией и ее тогдашней политикой. Русофилы вели интенсивную пропаганду против Баттенберга и усердно готовились к его выдворению из Болгарии. Воторой - лагерь русофобов встал на сторону болгарского князя. Часть из них поддерживали его как монарха, при правлении которого было достигнуто и достойно отстоялось объединение Болгарии; другие были несогласны с оценкой Александра III о русофобском поведении Баттенберга и с личными мотивами в отношении русского императора к князю Александру и Болгарии; немало было и тех, кто связывали свое личное благополучие и развитие восстановленного болгарского государства с западными государствами и их общественным строем и общественной практикой. [Определения «русофилы» и «русофобы» условные. В болгарской историографии нет научного обоснования по этим вопросам. В эмоциональном аспекте все болгарское общество в этот период - «русофильское», но экономические интересы болгарского государства требуют ориентации на развитые европейские страны. Эта тенденция в популярной литературе определяется как «русофобство»).

В ночь с 8 на 9 августа 1886 г. офицеры из столичного гарнизона, военного училища и Струмского полка, пользуясь поддержкой русского военного атташе, окружили дворец и заставили Александра Баттенберга подписать Акт отречения. Свергнутый монарх в этапном порядке был отправлен в русский город Рени близ дельты Дуная, а оттуда выехал в свое поместье в Германии.

В эти критические августовские дни на болгарскую политическую сцену во весь рост выступил Стефан Стамболов (1854- 1895) - один из самых вюдающихся первостроителей возрожденной Болгарии и [что более важно для нашей хроники) государственный деятель, сыгравший главную роль в драме болгарско-русских отношений в 1886-1887 гг.

Свержение Александра Баттенберга застало Стефана Стамбо- лова в Тырново. Он тут же связался с премьер-министром Петко Каравеловым и после его отказа о сотрудничестве с зачинщиками переворота, предпринял решительные действия. У Стамболова было достаточно опыта, и он знал, что военному перевороту может противодействовать только армия. Обеспечив себе поддержку армии, Стамболов послал телеграмму князю Александру Баттенбергу вернуться на трон.

Князь сразу же принял приглашение и вернулся в страну, и был встречен почти триумфально. Однако, он не сказав Стамболову и его коллегам, послал телеграмму императору Александру III, в которой унизительно просил, чтобы тот разрешил ему остаться на болгарском троне. Императорская ярость против князя, однако, была крайней: «Я получил телеграмму от Вашего Высочества. Ввиду страшных последствий для столь выстрадавшей страны, не могу одобрить Вашего возвращения в Болгарию... Вашему Высочеству остается решить, что делать. Я пересматриваю свое мнение о линии поведения, которую требуют от меня дорогая память моего отца, интересы России и мир на востоке».

Судьба князя была окончательно решена и ему не оставалось ничего другого, кроме как перед отъездом составить регентство и правительство. Регентство было во главе с Стамболовым, а правительство было возглавлено В. Радославовым.

Болгария оказалась без главы государства, но Стамболов не терял надежды на примирение с Россией. Его любовь к России с молодых лет оставалась, но после переворота его разочарованность русским правительством и императором усилилась. Во имя сохранения дружеских отношений он был готов на любые шаги, лишь бы сохранить независимость Болгарии - такой, какой понимал ее он сам. Постепенно независимость Болгарии для него становилась обостряющимся и болезненным комплексом.

В ответ на насущные потребности исторического момента регентство назначило выборы в Великое народное собрание, которое должно было избрать нового князя страны. В этой внутриполитической обстановке в Софию в качестве императорского особого комиссара прибыл русский генерал, урожденный немец, Никола Каулъбарс. По его словам, сказанным сразу по приезде и затем не раз повторенным, император послал его сюда с тем, чтобы сказать болгарам «сохранить общественный порядок в своей стране, если хотят избежать оккупации». Несдержанный в политическом и дипломатическом отношении тон генерала-дипломата продолжался и во время его контактов с официальными представителями государственной власти - регентами.

15 сентября Каульбарс направил правительству ноту с требованием отложить назначенные выборы в Великое народное собрание на неопределенный срок (т.е. отсрочить выборы нового князя) и немедленно отменить военное положение, введенное после событий 9 августа, а также освободить всех арестованных за участие в свержении князя. Обе указанные меры было необходимо принять, по словам Каульбарса, чтобы нормализовать внутриполитическое положение в стране.

Регенты и правительство под председательством Стамболова обсудили ноту Каульбарса и сошлись во мнении, что она является вмешательством во внутренние дела Болгарии, и если они исполнят требования, это даст повод для других вмешательств.

29 сентября 1886 г. выборы в Великое народное собрание состоялись. Они прошли в относительно спокойной обстановке, за исключением города Дупница, где толпа антирегентски настроенных лиц напала на околийское управление и убила око- лийского начальника и троих сторонников регентства.

Воспользовавшись этим инцидентом, Каульбарс отправил телеграмму правительству, в которой заявлял, что не признает выборы законными и выступал от имени России, что не будет признавать решений Великого народного собрания, созываемого вскоре в Тырново. В то же время генерал выслал рапорт своему правительству. В нем утверждалось, что болгарский народ повсюду встречает его дружелюбно, но он не может открыто продемонстрировать свои чувства, так как власти этого не допускают, а во многих поселках даже подвергают издевательству русских поданных. В том же духе было и изъявление русского консула в Варне: что якобы существует угроза нападения на здание консульства со стороны антирусски настроенных лиц.

На защиту прав русских поданных в стране по велению императора Александра III в Варну направились и заняли позиции против города два русских военных клиппера - «Забяг» и «Память Меркурия» с экипажем из 600 человек и 30 орудиями. Эта неожиданная реакция, вызванная лишь безответственными утверждениями русских дипломатов, привела к смятению в кругах регентства и правительства. Многие придерживались мнения, что страна находится у порога русской оккупации.

В такой напряженной обстановке 19 октября, с четырехдневным опозданием, Великое народное собрание, которое должно было выбрать нового княза, начало свою работу.

После добровольной абдикации князя Александра Баттен- берга Европа предложила две кандидатуры: русского принца Ольденбургского и Вальдемара Датского. Была определена депутация с поручением нанести визит европейским правительствам и согласовать с ними кандидатуру нового князя. В Вене посланцы встретили кандидата, готового принять сделанное предложение, - австро-венгерского поручика, находящегося в родственных связях с большинством европейских династий, Фердинанда Саксен-Кобург-Готского.

Между тем отношения между регентством и русским императорским комиссаром Каульбарсом снова обострились. 6 ноября Каульбарс направил новую ноту, в которой, напомнив еще раз о цели своей миссии в Болгарии и об отказе правительства оказывать ему содействие по ее выполнению, он написал: «Признавая бесполезным, ввиду вышеизложенного, мое дальнейшее пребывание в Болгарии, объявляю, что нынешние правители страны окончательно утеряли доверие России и что императорское правительство находит невозможным поддерживать отношения с болгарским правительством в его настоящем составе». Идентичная нота была направлена и пловдивскому окружному начальнику Димитрову, кого Каульбарс признавал представителем отдельной власти в Восточной Румелии.

Таким образом, официальные дипломатические отношения между двумя славянскими государствами - Болгарией и ее Освободительницей Россией - были прекращены, просуществовав лишь восемь лет. Вина была взаимной, но печальный итог был результатом не только политических и дипломатических ошибок обоих правительств или отдельных деятелей. Он был результатом прежде всего сложных политических условий в Европе и на Балканах в конце XIX в., обострившихся противоречий между Великими силами в их стремлении к территориальной экспансии на Балканах и Ближнем Востоке и, конечно, бесправном положении, в которое ставил молодое болгарское государство Берлинский конгресс.

То, что русский император Александр III в одностороннем порядке прервал официальные связи между Петербургом и Софией, заставило болгарское правительство поискать другую внешнюю опору в бурном развитии восстановленного болгарского государства. В этом отношении огромная роль премьер-министра Стефана Стамболова (1887-1894) была несомненной. Он умел балансировать между западными государствами и их интересами в Болгарии, нейтрализовать турецкий негативизм в отношении болгарского княжества и обеспечить благоприятные условия для развития различных отраслей болгарской экономики. Несмотря на многочисленные внушения, присутствующие в болгарской историографии, Стамболов не был «филом» или «фобом» никакой иностранной политики. Он болел за независимую, а не за послушную перед кем бы то ни было болгарскую политику. Но он отлично понимал, что без нормализации болгаро-русских отношений безопасность и спокойствие в Болгарии невозможны. Ненапрасно в своем дневнике он отмечал: «Тот болгарин, кто сумеет помирить нас с русскими, сделает величайшее добро для Болгарии».

Как и следовало ожидать, русский император не смирился с тем, что Стамболов остается у власти, не одобрил нового болгарского князя Фердинанда Саксен-Кобург-Готского и не признал его выбор законным. Оставаясь верным своей политике, он продолжил делать попытки насильственно, опираясь на силы внутри самого княжества и на внешнюю оппозицию, формировавшуюся из бежавших и выгнанных политических деятелей и офицеров, свергнуть правительство Стамболова и восстановить русское влияние в Болгарии.

После двухлетних попыток, убедившись что путем восстания и вооруженных мятежей нельзя добиться успеха в свержении болгарского правительства и нового князя, с конца 1889 г. Петербург пошел на поддержку внутренней оппозиции в княжестве. Это тоже не привело к значительному успеху.

Десятилетний перерыв в официальных отношениях между Россией и Болгарией в результате привел к некоторому ограничению связей между восстановленным болгарским государством и его Освободительницей. Но большая часть болгарской интеллигенции не изменила своему преклонению перед русской культурой и ее всемирно известными представителями, множество болгар продолжали получать образование в России, болгарское духовенство укрепляло свою веру и обогащало свои богословские знания в московских семинариях, а болгарская православная церковь продолжала пользоваться покровительством русской патриарший, признательность болгар к их освободителям не иссякала.

Болгарская память о России не мимолетная, а вековная. Она проявляется еще в первые годы после освобождения Болгарии, когда революционер выпускник Московского университета Стоян Займов начинает строить «памятники благодарности» - с монумента царя Освободителя в центре Софии до 420 на территории всей страны.

Отметим только, что именно в этот период, в июле 1891 г., в основу болгарско-русских отношений вплетена новая нить: по инициативе русского воспитанника и пионера социал- демократии в России Димитра Благоева была создана Болгарская социал-демократическая партия. Лишь за несколько десятков лет она превратилась в один из основных источников русского, а после 1917 г.- и советского влияния в Болгарии.

1 ноября 1894 г. исчезла и самая значительная помеха восстановлению официальных отношений между Болгарией и Россией - умер император Александр III и на русский престол вступил его первородный сын и последний русский самодержец - Николай II (1868-1918). Так появились условия мучительного и относительно медленного преодоления взаимного недоверия и нормализации связей между Болгарией и Россией.

Официальное признание Россией, остальными Великими силами и турецким правительством выбора князя Фердинанда предоставило новые возможности болгарскому правительству оказывать помощь национально-освободительной борьбе своих порабощенных братьев в Македонии и Беломорской Фракии.

К несчастью болгар, в конце XIX и начале XX века интересы России на Балканах диктовали все еще сохранность Османской империи и ее спокойствия во избежании усложнений в этом регионе. Этого требовали дальневосточные обязательства и трудности Петербурга.

В наметившейся внешнеполитической обстановке правительству в Софии не оставалась ничего, кроме как направить свои главные силы на поиск основы для общих действий с Сербией, Грецией и Черна-горой, чтобы решить судьбы населения в европейских вилайетах Турции.

Началась дипломатическая подготовка к войне. Важным шагом в этом стало объявление в 1908 г. независимости Болгарии и освобождение ее от сковывающих условий Берлинского договора.

Большинство Великих сил отказались признать независимость Болгарии. В этот тревожный момент на помощь пришла Россия. Петербург отменил задолженность к нему Турции в последней Русско-турецкой войне (1877-1878 г.), взамен чему Царьград отказался от своих финансовых претензий в отношении Болгарии. Болгарское правительство обязалось в течение 75 лет выплатить России 82 миллиона франков. После революции 1917 г. это обязательство отпало.

Серьезная поддержка России оказала свое положительное воздействие на отношения между двумя государствами. Это было на руку царю Фердинанду, нуждавшемуся в большем одобрении русского императора подготавливаемой христианскими странами на Балканах войны против Турции.

Первая Балканская война началась 9 октября 1912 г. и закончилась подписанием мирного договора в Лондоне 30 мая 1913 г., подготовленного под контролем Великих сил. Турция уступала победителям все территории к западу от линии: Мидию (поселок на берегу Черного моря в чуть менее 100 км от турецкой столицы Царьграда), Энос (поселок на берегу Белого (Эгейского) моря, близ устья реки Марицы), а также остров Крит. Албания была провозглашена независимой республикой под временным протекторатом Великих сил.

Болгария имела самый большой вклад в разгроме Турции в Первую Балканскую войну. Она оказалась в изоляции, тем более что Румыния, которая из-за своего географического расположения не могла принять участия в распределении европейских территорий Турции, уже осенью 1912 г. потребовала компенсаций за расширение Болгарии за счет Македонии и Фракии. Это, однако, не смущало авантюриста - амбициозного болгарского монарха, которому блестящие победы вскружили голову, и 30 июня 1913 года, безо всякой подготовки, он приказал своим войскам наступление против Сербии и Греции. Началась Вторая Балканская война, известная под названием «Межсоюзническая война».

Россия тут же заявила, что вся ответственность за это безумное решение ложится на Болгарию. Румыния объявила войну Болгарии, а ее армия, не встретив никакого отпора, взяла северные территории и вошла в Софийскую равнину. Турецкие войска пересекли установленную Лондонским мирным договором линию Мидия - Энос и подвергли жестокому уничтожению беззащитное болгарское население. Болгария была вынуждена капитулировать, не потерпев поражений на поле боя. 10 августа 1913 г. Межсоюзническая война окончилась подписанием Бухарестского мирного договора между государствами полуострова. Сербии предоставлялась Вардарская Македония, а Греции - Эгейская Македония, Болгарии оставлялась лишь так называемая Пиринская Македония. Вместо национального единения случилась национальная катастрофа: свыше одного миллиона болгар оставалось на территориях, присоединенных к Греции и Сербии. Болгарское самосознание подверглось разгрому: болгарское учебное и церковное дело были уничтожены, новые десятки тысяч беженцев из тех районов отправились в Болгарию. Румыния захватила Южную Добруджу.

Балканские войны стали прелюдией к ужасному столкновению между государствами соглашения и центральных сил - Первой мировой войне [1914-1918).

Болгария заявила, что будет соблюдать нейтралитет, но на самом деле царь Фердинанд и болгарское правительство выжидали более выгодных условий, чтобы включиться в мировую баталию. Участие Болгарии на стороне России, Англии и Франции имело бы решающее стратегическое значение для хода и, как справедливо отмечают некоторые исследователи, для продолжительности Первой мировой войны. Не только потому, что ее армия была самой боеспособной военной силой на Балканах, но и потому, что замкнулся бы круг вокруг центральных сил и был бы обеспечен контроль над Босфором и Дарданеллами, т.е. связь России с ее союзниками. Поэтому Петербург, Лондон и Париж обещали Болгарии вернуть ей вновь оккупированную Турцией Одринскую Фракию и большую часть Македонии (так называемую до Балканских войн бесспорную зону).

Германия и Австро-Венгрия тоже оценивали стратегическую роль Болгарии, так как ее включение на стороне центральных сил весьма затруднило бы взаимодействие России с Францией и Англией. Государства Соглашения должны были бы выделить войска для балканского фронта, а Сербия обрекалась на полный разгром. Вот почему Берлин и Вена обещали Болгарии всю Македонию и помощь в начавшихся с Турцией переговорах по урегулированию спорных вопросов между обеими странами. Таким образом, Фердинанд получил достаточно аргументов для реализации давно принятого решения: 6 сентября 1915 г. Болгария присоединилась к Германии и Австро-Венгрии.

Какая ирония судьбы! Ровно 30 лет после объединения Княжества Болгарии с Восточной Румелией и осуществления большой части болгарского национального идеала, спекулируя желанием болгар объединиться и жить в одном государстве, Фердинанд повел Болгарию ко второй национальной катастрофе. В очередной раз были разорваны дипломатические связи между Болгарией и ее освободительницей от турецкого рабства - Россией. И снова в очередной раз, но уже спустя тысячелетие, болгары и русские были вынуждены сражаться друг против друга на Добруджанском фронте в 1916 г.

Участие Болгарии в Первой мировой войне закончилось 29 сентября 1918 г. подписанием в Салониках перемирия. Как побежденная страна, она обязывалась немедленно вывести свои войска из занятых территорий, которые в канун войны входили в пределы Греции и Сербии. В Болгарию вошли войска Соглашения (преимущественно французские, английские и итальянские) и оккупировали ее, а территория страны стала плацдармом для борьбы против Германии и Австро-Венгрии.

После трех лет войны Болгария была истощена до предела.

Распространялась антивоенная пропаганда и усиливалась борьба за прекращение войны, сильный толчок чему дали победа большевиков в России в октябре 1917 г. и первые решения Ленинского правительства - Декрет о мире и Декрет о земле. Болгарское солдатское восстание было разгромлено до

Софии и 3 октября 1918 г. Фердинанд был вынужден абдикиро- вать. На болгарский престол вступил его первородный сын царь Борис III.

Очень красноречивыми, что касается политической обстановки в Болгарии после войн и национальных катастроф, стали результаты проведения в конце августа 1919 г. парламентских выборов в Народное собрание. Правые политические силы были наказаны избирателями и свергнуты с власти. Но левые политические силы не имели никаких оснований для радости. Столь тяжелым и трудно исправимым было положение народа и государства. 27 ноября 1919 г. под диктат победителей в первом мировом пожаре [без участия России) в парижском предместье Нёйи-сюр-Сене новому премьеру Александру Стамболийскому пришлось подписать тяжелый для Болгарии договор. От болгарского государства были отделены новые территории и присоединены к Сербии, Румынии и Греции.

На стыке XIX и XX вв. по своему общественному развитию Россия не отличалась существенно от остальных Великих сил. Но все же русский капитализм имел свои специфические особенности. Монопольные формы концентрации финансового капитала и промышленного производства трудно сочетались с общей отсталостью огромной империи, с немалыми остатками домонополистического этапа и крепостничества. Крестьянство, тоже составлявшее огромную часть населения России, совсем не имело или же имело очень мало земли и сельскохозяйственного инвентаря и было вынуждено платить непосильную аренду и множество налогов. Рабочий день сравнительно немногочисленного и молодого рабочего класса был самым длительным в Европе, а зарплата - самой низкой, отсутствовала какая бы то ни была охрана труда и т.д. Русское самодержавие служило символом жесточайших форм экономического, политического, духовного и национального гнета. Постепенно в империи копилось все больше общественных предпосылок для существенного изменения государственного строя, причем насильственным, революционным путем.

На политическую сцену выступила Российская социал- демократическая рабочая партия [РСДРП), учредительный съезд которой состоялся в 1898 г. Очень быстро фракция большевиков под руководством В.И. Ленина выделилась в самостоятельную партию - Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков) (РСДРП(б)) (1917) и возглавила борьбу за ликвидацию самодержавия, захват политической власти и практическую реализацию идей Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Революция 1905-1907 г. в России не удалась, но серьезно расшатала основы русского самодержавия и послужила увертюрой к успешным Февральской и Октябрьской революциям 1917 г.

Несмотря на коренное изменение государственного строя, продолжавшееся участие России в мировом военном противоборстве обострило до крайнего предела общественные и социальные противоречия и не позволило решить основные экономические задачи буржуазно-демократической революции. Кроме того, в стране установилось фактическое двоевластие: с Временным правительством, ставшим органом власти буржуазии, во многих местах уже существовали и обладали широкими полномочиями так называемые Советы рабочих, солдатских и сельских депутатов (представителей), ставшие основой будущей диктатуры пролетариата. Противоречия между этими двумя несовместимыми формами правления очень скоро привели к открытому вооруженному столкновению. 25 октября (7 ноября) Временное правительство Керенского было свергнуто и Петербург перешел в руки политического авангарда восставших рабочих, военных и крестьян - РСДРП(б).

Были предприняты невиданные по масштабам в мировой истории усилия по ликвидации экономической основы всех предход- ных человеческих обществ и государств: частная собственность на средства производства была заменена общественной, общегосударственной собственностью, названной социалистической; политическая власть из рук меньшинства, владевшего до тех пор подавляющей частью национальных богаств, перешла в руки представителей малоимущего и неимущего большинства народа; в корне изменилась система распределения производимых обществом материальных и духовных благ, имевшая целью реализацию принципа: «От каждого по способностям, каждому по потребностям»; создавались условия многостороннего развития каждой отдельной личности; вера в Бога и в неземной разум менялась верой в коммунистический идеал. Или, короче говоря, велась борьба за реализацию извечных идеалов человека о свободе, равенстве, справедливости и всеобщем благоденствии.

Таковы были теоретические основы русской революции, отличавшие ее существенно от всех предыдущих попыток быстрого и резкого изменения развития человеческой цивилизации, в том числе и от Французской революции. Практическая реализация этих высокогуманных идей, к сожалению, оставалась далека от теории. Причины тому были какобъективными (достигнутая степень развития производительных сил в России и вообще в мире была весьма далека от необходимой экономической основы для осуществления этих извечных общечеловеческих стремлений), так и субъективными (уникальный общественный эксперимент был предпринят в государстве, где отсутствовали элементарные демократические традиции правления, с очень специфическими и незрелыми общественными отношениями, он осуществлялся под руководством политической силы, не имевшей во многом необходимой, если даже не сказать - почти никакой, подготовки и практического опыта).

Вождь российских коммунистов Владимир Ильич Ленин верно оценил, что в этих условиях необходимо дать возможность частному капиталу (как бы это ни противоречило теории), в частности иностранному, принять участие в восстановлении экономики Советской России. Этот эксперимент известен в истории как новая экономическая политика (нэп). И результаты не заставили себя ждать - в середине 1920-х гг. был достигнут довоенный уровень развития страны. В эти годы установились и дипломатические отношения Советской России с Германией (1922), с Англией (1924 г., а торговые - уже в 1921 г.) с Францией, Италией, Австрией, Швецией, Грецией, а с Турцией 16 марта 1921 г. был заключен советско-турецкий договор о дружбе и братстве, фактически сохранивший существование Турецкой республики.

Таким образом, новое государство преодолело политическую изоляцию и экономическую блокаду объединенных сил капиталистических государств. Однако очень скоро новая экономическая политика Ленина была подвергнута ревизии. Под руководством нового большевистского руководителя Иосифа Виссарионовича Сталина процесс национализации частной индустриальной собственности продолжился с новой силой, началась насильственная коллективизация сельского хозяйства, настала эра пятилетних планов развития. Коммунистическая партия Советского Союза окончательно утвердилась в качестве партии-государства, а ее вождь Сталин в качестве абсолютного авторитета, сосредоточившего в своих руках всю власть. Москва стала организационным центром международного коммунистического движения и фактическим руководителем Третьего Коммунистического интернационала, а СССР - главной его финансовой и материальной опорой мирового социализма.

С созданием и укреплением Советской России (с 1922 г. - Союз Советских Социалистических Республик) идеология и идеологическая целесообразность (причем в том виде, как понимал и сформулировал их предводитель большевиков) стали определяющими во внутренней и внешней политике нового государства.

В этом плане поведение Москвы в отношении Болгарии не составляло исключения. Уже 4 декабря 1917 г. во исполнение Декрета о мире советское правительство заключило с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией перемирие сначала на 10, а затем еще на 28 дней. Через посредничество болгар, участников русских революций, Петроград и София установили между собой связи. Болгарское правительство направило в русскую столицу свою миссию, которая 18 февраля 1918 г. подписала Соглашение об обмене военнопленными, взаимной репатриации гражданских лиц и о восстановлении почтовых, телеграфных и морских сообщений.

Готовность болгарского правительства признать новую советскую власть была обоснованной в военно-политическом и экономическом плане, но не была реализована.

К несчастью болгар, национальная катастрофа не обошла их. В дополнение к жестокому Нёйискому договору (ноябрь 1919 г.) в январе - марте 1920 г. под натиском Лондона в Болгарии было размещено 8 тысяч беженцев из разбитой Деникинской армии, нуждавшихся в постоянных заботах. В 1921 г., на этот раз по настоянию Парижа, Болгария приняла более 15 тысяч солдат и офицеров из армии генерала Врангеля и свыше 7 тысяч русских граждан, которым левое земледельческое правительство Стамболийского должно было выделить немало средств, обеспечить им место пребывания и т.д.

Во исполнение своей высшей цели - подготовки, развертывания, победы мировой революции и установления диктатуры пролетариата на всех континентах - большевики сумели воспользоваться рядом эмиграционных волн из России в европейские и советские государства, чтобы создать и расширить свои связи с коммунистическими и рабочими партиями в этих странах для достижения своих внешнеэкономических целей и укрепления своего влияния.

И в этом плане Болгария не составляла исключения, даже могла служить удачным примером. Партия болгарских коммунистов развивалась под большим влиянием и в тесной связи с партией большевиков.

Советское правительство умело пользовалось негодованием болгар и болгарского правительства непосильным Нёйиским договором и каждый раз, когда это удавалось, заявляло о своей поддержке национальных стремлений Болгарии. Так, например, на Генуэзской (1922) и Лозанской (1922-1923) конференциях советские представители стали единственными, кто поддержали требование болгарского премьер-министра Александра Стамболийского обеспечить Болгарии выход на Эгейское море.

В 1921 г. земледельческое правительство разрешило собрать и выслать пособия голодающему населению Поволжья в Советской России, а в 1922 г. разоружило и расформировало войска генерала Врангеля в Болгарии, заставило дипломатических представителей белогвардейцев покинуть Софию и в официальном порядке приняло миссию Советского Красного Креста. Нельзя недооценивать и личное отношение Стамболийского к России и ее роли в национальной судьбе болгар после Нёйиского договора.

Испуганные объединенные правые силы в Болгарии с помощью армии и с одобрения царя Бориса III9 июня 1923 г. совершили переворот. Против него тут же встали десятки тысяч земледельцев и коммунистов, но их стихийный бунт был жестоко подавлен, жертв было неисчислимое множество, а Стамболийский был зарезан. Руководство Болгарской коммунистической партии (БКП) [тесные социалисты) заняло нейтральную позицию. После переворота отношения между новым правительством Болгарии и Советским Союзом резко ухудшились: советские представители в стране были повсеместно арестованы и Москва отозвала свою миссию Красного Креста из Болгарии.

На расширенном пленуме исполкома Коммунистического интернационала (в конце июня 1923 г.) было принято решение путем вооруженного восстания в Болгарии установить рабоче- крестьянскую власть. Оно вспыхнуло в сентябре 1923 г., но закончилось еще большим погромом левых сил. Убиты были тысячи людей, многие бежали за границу и поселились преимущественно в России. Несмотря на разгром Сентябрьского восстания в Болгарии, Коминтерн не отказался от осуществления балканской социалистической революции. В ноябре 1923 г. Балканская коммунистическая федерация на своей конференции приняла резолюцию о завоевании автономии Македонии и Фракии и о создании Балканской федеративной социалистической республики.

После вспыхнувшего мирового экономического кризиса в 1929 г. болгарские промышленники возобновили свой интерес и усилили натиск по установлению торговых связей с Советским Союзом.

В мае 1934 г. в результате военного переворота, осуществленного Военным союзом и политическим кругом «Звено», к власти в Софии пришло правительство Кимона Георгиева. Оно распустило парламент и все политические партии (в том числе Внутреннюю македонскую революционную организацию, совершавшую множество заказных покушений), ограничило полномочия царя и сделало ставку на антигерманскую внешнеполитическую ориентацию. Последние два акта сократили его «жизнь» на считанные месяцы.

Но в это время новое правительство, стремясь преодолеть международную изоляцию Болгарии, признало СССР и установило дипломатические отношения с Советским Союзом. Эти отношения не прекратились даже во время Второй мировой войны, в которую Болгария снова вступила на стороне Германии против Советского Союза и антигитлеровской коалиции, - случай уникальный в современных международных отношениях, причины и последствия которого рассмотрим далее.

Как и следовало ожидать, нормализация болгарско-советских отношений не привела ни к каким активным политическим, экономическим, не говоря уж о военных, контактам между обоими государствами. Это было следствием не только принципиальных различий общественных систем и иностранной политики Болгарии и Советского Союза, но и международной обстановки на Балканах, в Европе и в мире. А она развивалась чрезвычайно динамично, крайне противоречиво, а в некоторых случаях - почти абсурдно.

СсерединыЗО-хгг. Германия,гдеквластиужепришлинационал- социалисты Гитлера, резко усилила подготовку к новому перераспределению рынков и источников сырья и установлению гегемонии Третьего Рейха над всем миром. Сначала это происходило с тайного согласия со стороны Франции и Англии, надеявшихся на то, что Берлин станет главным оружием Запада против большевистской России и коммунистической угрозы. Поэтому они не приняли никаких действенных мер против Германии, которая в 1935 г., нарушив Версальский договор, ввела обязательную воинскую повинность, создала Вермахт и оккупировала демил- литаризованную рейнскую область. В 1936 г. Германия и Япония подписали так называемый Антикоминтерновский пакт, к которому в том же году присоединилась и фашистская Италия. Это еще больше ввело в заблуждение Париж и Лондон относительно направления будущих агрессивных намерений Гитлера, и они в 1938 г. молча приняли аннексирование Австрии и Судетской области Чехословакии Германией. В марте 1939 г. уже с официального одобрения Франции и Англии (Мюнхенское соглашение) германские войска оккупировали всю Чехословакию.

Казалось, ожидания Запада о германской агрессии против Совветского Союза сбудутся. Поэтому Париж и Лондон открыто медлили и саботировали переговоры с Москвой о согласовании действий против надвигавшейся фашистской угрозы. Но к их изумлению, Германия и Советский Союз - два основных (хотя бы теоретически) противника и конкурента за мировое господство - 23 августа 1939 г. заключили договор о ненападении сроком на 10 лет. К нему имелся и секретный протокол, в силу которого оба государства делили между собой Польшу. Руки Германии для агрессии на Запад были развязаны. Но до этого, в некоторой степени, чтобы иметь юридические основания и обеспечить свой тыл, Гитлер напал на Польшу (1 сентября 1939 г.). Два дня спустя, в силу своих союзнических обязательств, Франция и Англия объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война.

17 сентября 1939 г. советские войска перешли советско- польскую границу и развернули действия на польской земле. Советский Союз продолжил свою абсурдную, но необходимую для выигрыша времени игру с фашистской Германией. 28 сентября 1939 г. оба государства (победивших рабочих, крестьян и народной интеллигенции и - агрессивной буржуазии) заключили договор «О дружбе и границе», согласно которому Литва отошла в сферу влияния Советского Союза в обмен на польские земли к востоку от Вислы, отошедшие к Германии. Договор о ненападении и Договор о дружбе и границе (за которым последовало множество конкретных соглашений) отложил почти на два года главное и решающее столкновение Второй мировой войны - между фашистской Германией и коммунистическим Советским Союзом. Москва выиграла еще, хотя и немного, времени на подготовку к неизбежному поединку и воспользовалась им довольно целесообразно.

К ужасу европейских демократий Гитлер направил уже могучие германские войска на Запад и в течение трех месяцев (с апреля по июнь 1940 г.) оккупировал в последовательном порядке: Данию, Норвегию, Голландию, Бельгию и «вечного недруга» - Францию. От этой тяжелой участи спаслась лишь островная Великобритания. Для десанта у Германии не оказалось достаточно сил и средств, а яростные воздушные бомбардировки не смогли сломить англичан. Берлин располагал уже огромным индустриалньным могуществом Западной Европы и миллионными вооруженными силами, накопившими достаточно боевого опыта. Кроме того, 27 сентября 1940 г. Германия, Япония и Италия подписали Трехсторонний пакт, к которому в ноябре присоедились Словакия, Венгрия и Румыния, а 1 марта 1941 г., и Болгария.

Гитлер обеспечил себе достаточно условий, чтобы приступить к осуществлению плана «Барбаросса» (прозвище немецкого короля Фридриха I (1125-1190), в период правления которого Священная римская империя достигла пика своего блеска), и 22 июня 1941 г. напал на Советский Союз.

Как уже указывалось, официальное признание СССР болгарским правительством и установление дипломатических отношений между Болгарией и Советским Союзом (июль 1934 г.) не привело к существенному изменению отношений между двумя государствами.

Вторая мировая война объяла и Балканский полустров. В апреле - июне 1941 г. германские войска оккупировали Югославию и Грецию и установили контроль над островами в Восточном Средиземном море. Чтобы оправдать в некоторой степени ожидания своего новейшего союзника и освободить свои войска и боевую технику для действий против СССР, Германия позволила болгарским войскам занять (с 19 апреля до конца мая 1941 г.) Беломорскую (тогда греческую) Фракию, Вардарскую Македонию и долину реки Моравы (в Югославии).

Для Советского Союза его полномочное представительство в Болгарии было единственным институтом, который остался существовать в странах, ставших союзниками Германии, и пользовалось экстерриториальностью, имело регулярную дипломатическую почту и курьерские связи с Москвой, а также свой шифр. Это создавало возможность сбора разнообразной информации о Болгарии, об обстановке на Балканах, о планах и намерениях Берлина; способствовало созданию широкой разведывательной сети сотрудников, преимущественно в коммунистических, русофильских и антифашистских кругах; установлению и поддержке связей с коммунистическими и оппозиционными нацизму и фашизму силами в Восточной и Юго-восточной Европе.

В лице болгарского посла в Москве и болгарского правительства Германия видела возможного посредника при решении возникших вопросов в отношениях между Берлином и Москвой.

Болгарское правительство тоже имело выгоду в сохранении дипломатических связей с Советским Союзом. Они были надежной гарантией того, что Болгария не превратится в арену боевых действий. Единственным исключением стали тяжелые бомбардировки союзнической авиации над Софией (1943 и 1944 гг.), которыми США и Англия покарали Болгарию за неразумное решение объявить им войну (13 декабря 1941 г.). После разрыва дипломатических отношений между Болгарией и Лондоном и Вашингтоном наличие советской легации в Софии и болгарской в Москве оставалось единственной возможностью для поддержания связи со странами мировой антифашистской коалиции. Этот факт обрел особое значение после победы Советской армии под Сталинградом (1943), когда стало ясно, что Германия и ее союзники потеряют войну.

Сохранение официальных связей между Болгарией и СССР сказалось и на возникновении и развитии вооруженной антифашистской борьбы, и на создании и укреплении патриотического Отечественного фронта Болгарии. С многосторонней помощью Москвы Болгарская коммунистическая партия постепенно стала первенствующей силой в этой борьбе и в этой организации.

5 сентября 1944 г. советский министр иностранных дел вручил болгарскому послу в Москве ноту, которой СССР объявлял войну Болгарии. За несколько дней до этого болгарское правительство решило порвать дипломатические отношения с Германией и тут же начать переговоры с СССР о перемирии, что не было учтено Москвой. Вошедшие в Болгарию советские войска (с 8 сентября 1944 г.) были встречены как освободители почетными караулами, цветами и хлебом-солью. 9 болгарского о переговорах о перемирии, но это было уже правительство Отечественного фронта (в подавляющем большинстве составленное из коммунистов), в которое, кроме коммунистов, входили представители левых земледельцев, социал-демократическая партия, политический круг «Звено» и двое беспартийных. Новыми были и трое регентов несовершеннолетнего болгарского царя Симеона II.

Уже на следующий день (10 сентября) по внушению Москвы Болгария объявила войну гитлеровской Германии. Болгарская армия вошла в заключительный этап Второй мировой войны на стороне антигитлеровской коалиции. Для этого Болгария мобилизовала свыше 450 тысяч человек, а ее соединения, принимавшие участие в боевых действиях, сразу же перешли в оперативное подчинение главнокомандующего Третьим украинским фронтом Советской армии маршала Федора Толбухина.

Советский Союз вместе с союзниками победил, но понес во Второй мировой войне самые большие потери: свыше 20 миллионов убитых (по мнению некоторых исследователей, почти 25 миллионов) и неизвестно сколько миллионов покалеченых, свыше 1700 городов и более 70 тысяч деревень было разрушено, от 32 тысяч промышленных предприятий остались только руины, почти 100 тысяч хозяйств - кооперативных (колхозов) и государственных (совхозов) - имели туже судьбу. Материальные потери СССР превысили 2 триллиона и 600 миллиарда рублей.

Потери Болгарии составили 160 миллиардов левов (15% национального богатства) и свыше 30 тысяч жертв. Вновь освобожденные территории Вардарской и Эгейской Македонии, Беломорской Фракии и Западных окраин остались в Югославии и Греции.

Конец войны в очередной раз показал, что судьба народов на европейском континенте, в том числе и судьба болгар, снова решалась Великими силами. И внутриполитическая борьба в странах Восточной Европы, в которых были располагались советские войска, за власть и формы государственного управления была предрешена в пользу коммунистических партий. Поэтому и американский президент на очередной встрече трех самых влиятельных фигур - Сталина, Черчилля и Рузвельта в Ялте (4-11 февраля 1945 г.) открыто и довольно категорически признал особые права Советского Союза в приграничных и близких к нему восточно-европейских и балканских странах, а также право коммунистической Москвы отстаивать свои стратегические интересы. Они совпадают с интересами тех социальных слоев и политических сил, которые доминируют в болгарском обществе после конца войны против фашизма. Выражением этого единства интересов являются новые более 120 памятников советским воинам, воздвигнутых как выражение новой благодарности за социальное освобождение болгарского народа.

Так, в результате Второй мировой войны в Европе возникла возможность на месте «санитарной полосы», предохранявшей до этого Запад от большевистского влияния, создать новую международную зону государств советской сферы беспрекословного влияния, так называемых стран народной демократии. У западных Великих сил не было возможностей (военных, экономических и политических), чтобы помешать приходу к власти коммунистов и утверждению мировой модели общественного устройства в этой части старого континента. Это означало исчерпывание очередной концептуальной порождающей модели болгаро-русских отношений от Освобождения до конца Второй мировой войны и начало новой модели.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>