Полная версия

Главная arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

БОЛГАРИЯ И РОССИЯ: ОСНОВА СЛАВЯНО-ПРАВОСЛАВНОГО ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПРОЕКТА. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОРОЖДАЮЩИЕ МОДЕЛИ

Болгаро-русские отношения во время Средневековья

Начало болгарско-русских связей следует отнести к тем временам, когда происходит постепенное формирование обеих наций [218].

Наукой установлено, что болгарская нация создавалась на основе трех народов - фракийцев, славян и протоболгар. Каждый из них имеет свой специфический вклад в численность, культуру и активность возникновения болгарской национальности и болгарского государства, в их укрепление и развитие.

Культура фракийцев относится к временам культуры Египта - третьему тысячелетию до н.э. Уже тогда, благодаря своим связям с древнегреческой, она начинала сильно влиять на древнеевропейскую культуру. Геродот считал фракийцев вторым по численности народом после индусов, а древние писатели и поэты - создателями пророческого искусства, поэзии и музыки. По мнению Гомера, будучи отличными воинами, они принимали участие в Троянской войне в XII в. до н.э.

В течение своего тысячелетнего существования фракийцы создавали самостоятельные государства и развивались во взаимной связи и под влиянием Персии, Греции и Рима. В IV в. до н.э. частью Фракии завладел Филипп II Македонский, а позднее и его сын Александр Великий. Они покорили местных фракийских царей. В I в. фракийские территории к северу от гор Стара- планины вошли в состав римской провинции Мизии. С 395 г.

Фракия и Мизия уже были частью Восточной Римской империи (Византии).

Несмотря на этот гнет, фракийцы сумели сохранить свою народность и свои культурные традиции и достижения, ставшие постоянным элементом создания и развития болгарской национальности и духовности.

В VI в. началось массовое вторжение и для славянских племен, поселявшихся все южнее от реки Дуная. Формирование славянских народностей является длительным процессом и результатом распада древнеславянской общности народов в Прибалтике. Постепенно формировались три крупнейшие славянские группы: группа склавинов (южных славян), группа антов (восточных славян) и группа венедов (западных славян). Именно склавины создали основу наиболее многочисленной составной части болгарской национальности, а анты, в свою очередь, стали предшественниками древнерусской национальности.

В этом общем происхождении можно обнаружить корни вековых связей между двумя народами и их государствами, и в нем мы можем искать те первые, в некотором смысле опосредствованные взаимоотношения между болгарами и русскими. К сожалению, источники славянской истории до VI в. очень скудны. Но есть достаточно доказательств того, что именно в VI в., когда славяне выходят на историческую сцену и о них упоминается в хрониках тогдашних историков и повествователей [218], распад древнеславянской общности в основном уже завершился. Мы делаем это уточнение, так как в культурном плане этот процесс относительного дифференцирования длится еще долго.

Византийские авторы тех времен, полупившие впечатления и хорошо знавшие славян, указывали на то, что, с одной стороны, склавины и анты имели очень сходный быт, язык и религию, обычаи и внешний вид, но с другой стороны, эти два народа четко отличались друг от друга [218]. Склавины и анты имели каждый свою собственную территорию, собственное самоуправление и законы, соблюдаемые только в собственной общности. Территория обеих общностей имела общую границу - реку Днестр, причем анты жили к северу, а склавины - к югу от реки, вплоть до низовий Дуная. Эта граница сохранилась долгое время, и в VI в. была нарушена антами только раз. Описание набегов антов и склавинов на византийскую территорию свидетельствует о том, что они действовали самостоятельно друг от друга, в разное время и в разных направлениях. Наиболее убедительным доказательством того, что разделение между склави- нами и антами в VI в. уже закончилось, могут служить две войны между ними в первой и во второй половине века.

Согласно древнерусской летописи о Кие, создателе города Киева и вероятнейшем объединителе славянских племен на территории Среднего Приднестровья, Кий вместе со своим родом попытался поселиться на берегу реки Дуная, но «не даша ему ту близь живущий». Несомненно, «близживущими», помешавшими Кию поселиться на выбранном им месте, были склавины, ставшие уже владыками северных территорий Дунайской долины.

Представляется интересным отметить, что процесс языковой дифференциации (начавшийся, как и процесс разделения народов, на прародине славян и характеризовавшийся формированием славянских диалектов и наречий, от которых позднее возникли отдельные славянские языки) в ту пору продвинулся уже довольно далеко.

В VI—IX вв. культурная дифференциация славянских языков все еще находилась на своем первоначальном этапе, а материальная культура на территории всех славянских земель - от Балтийского моря до реки Дуная и от реки Оки до реки Одера - была единой. Исключением является лишь тот факт, что в тот период в свой быт южные славяне восприняли от фракийцев гончарное колесо.

Третьим этническим элементом болгарской национальности стали протоболгары. Из-за нехватки источников вопрос об их происхождении - тема многочисленных споров. Существуют гипотезы, что они имеют угро-финское, гуннское и даже татарское происхождение. Но наиболее приемлемо предположение, что протоболгары относятся к тюркско-алтайской языковой группе народов [88]. Их первоначальные поселения, вероятнее всего, находились в Центральной Азии, откуда на запад направились и другие тюркские племена - гунны, авары, хазары и пр.

Впервые название «болгары» встречается в анонимном римском Хронографе 354 г., где указано, что они - наследники одного из потомков Ноя и населяли земли к северу от Кавказских гор [88]. В ту пору Великое переселение народов уже началось, эти территории стали своеобразным перекрестком между Азией и Европой и в течение следующих веков редко оставались спокойными. Данный факт предопределил судьбы протоболгар и связал их историю с историей племен и народов Восточной и Юго-восточной Европы.

В период с 377 по 453 г. протоболгары оказались под властью гунн, и часть из них была вовлечена в нашествие на Центральную Европу, где они поселились и стали играть важную роль в гуннском племенном союзе. Быть может из-за этого в «Именнике болгарских ханов» во главе болгарских ханов стоит Авитохол, кем, вероятно, был великий гуннский предводитель Атилла. После распада гуннского союза эта часть протоболгар поселилась в Панонии, в V в. принимала участие в войнах против остготов, а с начала VI в. стала систематически вторгаться на Балканский полуостров. Существуют свидетельства, согласно которым иногда эти набеги организовывались вместе со славянами [179].

Славяне и пратоболгары уже несколько веков подряд имели между собой контакт, знали друг друга и в конце VII в. их ханы и князья уже выстрадали понимание о том, что могут уцелеть и противостоять могущественной Византийской империи лишь в том случае, если будут находиться в союзе между собой. Ненапрасно Аспарух даже не пытался покорить своей воле славянские племена в Мизии. Он проявил завидную государственную мудрость, вступив в переговоры со славянской аристократией и положив основы быстрому политическому объединению и более медленному единению. Первым результатом его усилий стало то, что некоторые из местных славянских племен, слывших отличными бойцами в горных, лесных и болотистых местах, были перемещены: северные племена обороняли восточные перевалы Стара-планины от византийских войск, а другие семь славянских племен в Дунайской равнине защищали от аварского каганата свои общие земли в северо-западной части.

Чтобы ограничить постоянные набеги протоболгар и их новых союзников, Константин IV был вынужден заключить с ними мирный договор и обязался ежегодно платить налог хану Аспаруху. Подписанием этого договора в 681 г. Византия фактически признала существование нового славяно-болгарского государства.

Разумеется, внутренний порядок молодого болгарского государства был далек от представлений о классической средневековой монархии. Славяне с их аристократией еще долгое время сохранили свою автономию и территориальную обособленность, а протоболгары утвердили свой образ жизни преимущественно в Северо-восточной Болгарии, в то время как территориальным ядром государства являлась вся нынешняя Северная Болгария.

В течение следующих двух веков болгарское государство крепло, в многочисленных битвах с войсками византийских императоров отстаивало свою независимость и постоянно расширяло свою территорию на юг и запад.

Процесс объединения протоболгар и славян настолько углубился, что пришлось отказаться от полу-автономий славянских племен, и государство было разделено на военноадминистративные области, называемые комитатами. Смешанные браки стали обычным явлением даже для славянской и праболгарской аристократии, а христианство после крещения в 863-865 гг. стало распространяться все шире, особенно среди славян, издавна имевших контакт с византийской культурой.

Существовало и немало серьезных внутриполитических обстоятельств, делавших принятие христианства неотложным и желаемым. Исповедание двух различных по содержанию, характеру и силе воздействия религий, какими были верования праболгар и славян, уже становилось помехой в процессе их национального объединения, препятствовало процессу централизации власти в руках хана и развитию славяно-болгарского общества в целом.

Для славянских племен на Балканах монотеическая христианская религия была незнакомой и враждебной. Поэтому вначале большая часть храмов была разрушена, а духовенство - выгнано из завоеванных территорий. Однако благодаря своей изначальной гуманности, а также бесспорным преимуществам монотеизма по сравнению с язычеством, христианство относительно быстро нашло благодатную почву среди славян, которые в VII в. уже составляли подавляющее большинство населения на полуострове.

Уже после первых десятилетий господства новой официальной религии в Византии владетели Константинополя поняли, что ее воздействие на сознание многонационального населения слишком слабо из-за одной основной причины - церковные книги были написаны, а само богослужение совершалось только на одном из «трех священных языков» - иудейском, греческом или латинском. Поэтому, в отличие от Рима и христианских общин, находившихся под его влиянием, Византия пренебрегла этим трехязычием, и Священное писание было переведено на армянский, коптский, абиссинский, арабский, готский и даже на гуннский языки.

После появления славян и их массового расселения на византийских территориях возникла необходимость в создании подходящей азбуки, письменности и книг (сначала только религиозных и преимущественно в переводе на их родной язык).

Эта историческая миссия была возложена на братьев Константина (более известного в истории под его монашеским именем Кирилл) и Мефодия.

В светских исторических источниках можно обнаружить лишь скудные сведения о жизни братьев, но жития, посвященные их замечательному делу, насыщены событиями и данными о них. Они - сыновья друнгария Льва, помощника правителя Солуна, и Марии, уроженки одной из многочисленных солун- ских славянских семей. Мефодий родился в 815 г. и в молодости был архонтом (правителем) области, заселенной славянами, что Константин-Кирилл родился в 827 г. и, несомненно, был более одаренным. Он окончил высшую Магнаурскую школу, пренебрег возможностью сделать быструю светскую и дворцовую карьеру и, приняв иерейский сан, был назначен библиотекарем при соборе св. Софии. Вскоре, однако, из-за разногласий с патр. Игнатием он покинул Константинополь и уединился в одном из м-рей на берегу Босфора. Полгода спустя он вернулся и занял место преподавателя философии в воспитавшей его школе, где получил имя «философа». Оценив по достоинству его блестящие знания почти во всех областях науки и искусства той поры, которые он проявил во время диспутов с бывшим византийским патриархом, иконоборцем Анисом, императорский двор направил его с ответственной миссией к сарацинам в Багдад. Там он принял участие в диспуте с представителями родившейся только в начале VII в. мусульманской религии и очень дипломатично, не оскорбляя их веры, но в то же время очень убедительно сумел отстоять христианские постулаты. Позднее вместе с Мефодием вдвоем они отправились с подобной миссией к крымским хазарам, где обнаружили и вывезли в Константинополь мощи мучеником умершего в Херсонесе св. Климента - Папы Римского.

В 60-е гг. VII в. Кирилл отказался от своих светских обязанностей и прибыл к своему брату в малоазиатский монастырь Полихрон, где принялся за создание славянской азбуки. У обоих было достаточно научных знаний, чтобы справиться с этой задачей. Они владели несколькими языками, в том числе языком солунских славян, накопили богатый и разносторонний опыт, а их языковедческие способности были несомненными. Творчески применяя почти вековой опыт использования греческой и латинской азбуки для передачи и записи языка славян в светской жизни, оба брата создали первую славянскую азбуку, названную глаголицей. Вместе с их учениками им удалось перевести, переписать при помощи созданной ими азбуки и размножить большую часть Библии и основные богослужебные книги. Будучи блестящим филологом, Кирилл не только делал совершенные переводы, но и обогащал молодую славянскую литературу своими сочинениями. В качестве автора выступил и Мефодий.

Так родилась славянская письменность, славянский церковный язык и славянская богослужебная литература. Создав их, солун- ские братья сотворили для Византии то «оружие», при помощи которого империя еще настойчивей вступила в борьбу с Римом для привлечения славян в орбиту своей религиозной, духовной, политической и хозяйственной жизни. В то же время, однако, Солунские братья создали и нечто великое и непреходящее - они подарили славянам, населявшим уже обширные территории, азбуку, при помощи которой они могли создавать свои письменные памятники, развивать свою литературу и культуру на живом, понятном и доступном языке, а также беспрепятственно черпать из духовной сокровищницы человеческой цивилизации. Они создали тот щит, которым славяне обороняли и отстаивали свою национальную и государственную независимость. И навсегда остались в истории славянскими первоучителями.

Византия потерпела поражение в своей битве с Римом за западных славян, а цель миссии Кирилла и Мефодия в Великоморавии - привлечь местных славян в лоно Константинопольской патриархии и Византии - осталась недостигнутой.

Великое и вечное, однако, свершилось. Благодаря первоучителям, святым братьям Кириллу и Мефодию, славянство присоединилось к Христовой вере и восприняло божественные постулаты на своем родном языке. После официального раскола христианства в начале XI в. часть славян приняли католицизм, но большая часть из них остались в лоне православия. Созданная солунскими братьями и усовершенствованная в Болгарии их учеником Климентом славянская азбука положила основы письменности, литературы и просвещения, т.е. национальной культуры болгар, сербов, русских, украинцев, белорусов, румын; на ней были переписаны их богослужебные книги, а праболгарский язык звучит в их храмах. Праболгарский язык позднее назван церковно-славянским языком.

Историческая заслуга в спасении, развитии и распространении великого дела святых первоучителей Кирилла и Мефодия на Балканах и в Восточной Европе принадлежит Болгарии и ее владетелю Борису. Этот неоценимый и бесспорный вклад в европейскую и мировую культуру является основательной причиной национальной гордости болгар.

При управлении царя Симеона I (893-927) Болгария превратилась в самое могущественное славянское государство и, что было гораздо важнее и долговечнее, пережила духовный расцвет, превративший ее в крупнейший для славян центр литературы и культуры.

«Золотой век» болгарской духовности стал закономерным результатом дела славянских первоучителей и их учеников, нашедших в Болгарии наиболее благоприятную среду для сохранения, продолжения и развития своей просветительской миссии. В созданных просветительских центрах и школах свою творческую деятельность развивала целая плеяда литераторов и переводчиков, создавших литературу, значение и распространение которой вышло далеко за пределы болгарского государства и болгарской национальности.

Среди них выступают имена Иоанна Экзарха, епископа Константина Преславского, Черноризца Храброго и самого царя Симеона, издавна подготовленного стать духовным предводителем болгар. Князь Борис отправил его учиться в Магнаурскую школу, где он быстро стал заметным среди ее воспитанников, подробно ознакомился с древней и византийской культурой и накопил много знаний во всех областях.

Видимо, закономерным оказалось то, что первое государство, возникшее при решающем участии славян, опередило остальные славянские государства в создании своей, далеко не только богословской литературы. И речь идет не только о сотворении, но и о передаче ее другим православным славянским народам.

В основном содержание кратчайшего исторического обзора возникновения и развития болгарского государства, болгарской национальности и ее культуры знакомо современным поколениям. Но этот обзор необходим для данного исследования, так как в нем можно обнаружить этнические и духовные корни и предпосылки возникновения вековых взаимоотношений и связей между болгарами и русскими, между Болгарией и Россией.

По существу контакты и связи между восточными славянами и молодым болгарским государством идут постоянно. С конца VII по X в. северная граница Болгарии, которая была по сути дела весьма широкой и пульсирующей полосой с относительно немногочисленным населением, являлась южной и юго-западной границей основной русско-этнической территории.

Из русской летописи «Повесть временных лет», написанной в начале XII в. и содержащей семейные предания, повести, сказания и легенды исторического и сказочно-фольклорного характера, жития первых русских святых, произведения тогдашних летописцев и так далее (считавшейся первой историей древнерусского государства), узнаем, что в ту пору происходило второе восточнославянское, в том числе и русское, передвижение к Нижнедунайским землям. Поселившись на территориях к западу от Днестра, они (тиверцы, уличи и поляны) вступили в непосредственную связь с болгарским государством и славяноболгарским населением этого района.

В 882 г. возникло первое древнерусское государство, известное в истории, как Киевская Русь. Решающая заслуга в его возникновении и становлении принадлежит первому всерусскому великому киевскому князю Олегу (882-912). Согласно русским летописцам, Олег был родственником полулегендарного варяжского предводителя Рюрика и после его кончины стал князем Новгородским. В 882 г. он покорил кривичей и взял их центральный город Смоленск, после чего направился вниз по долине Днепра и завладел Киевом, превратив его в столицу своего государства. В 883-885 гг. Олег присоединил к Киевской Руси земли древлян, северян, радимичей, а до 907 г. - и территории, населенные вятичами, дулебами и тиверцами. Теми самыми тиверцами, жившими в непосредственной близости с северными территориями Болгарии. Таким образом, при всей относительности тогдашнего понятия о границах Киевская Русь и Болгария уже имели непосредственную территориальную и национальную соприкосновенность.

Картина военных и политических взаимоотношений между Болгарией и Киевской Русью в годы правления князя Игоря (912- 945) неолределенна, она построена преимущественно на предположениях, догадках и рассуждениях, нежели на исторических источниках. Согласно летописям, Игорь тоже имел родственную связь с полумифическим варяжским предводителем Рюриком. Внимание второго киевского правителя снова было направлено на продолжение процесса насильственного объединения восточнославянских племен под властью Киевской Руси.

В то же время в Болгарии наступили важные изменения. В 927 г. скончался царь Симеон. В период его правления Болгария достигла своего территориального и культурного пика, но была полностью обессилена многочисленными и постоянными войнами.

Вопреки традиции на болгарский престол вступил не первородный сын Симеона, а Петр (927-970), родившийся от второго брака царя. Он почти тут же предложил Византии мир, принятый ею с нескрываемой радостью. Уже поздней осенью 927 г. болгарская делегация во главе с Петром прибыла в Константинополь. Тут он вступил в брак с византийской принцессой Марией, внучкой императора Романа Лакапина, принявшей в честь мира имя Ирина. Византийский император впервые официально признал титул царя болгарскому владыке, а болгарский архиепископ получил свое патриаршеское достоинство. Царский титул и патриаршеский сан уже определили первенствующее место Болгарии после Византийской империи в христианском мире. Хорошие взаимоотношения (до свержения императора Романа Лакапина в 944 г.) между Болгарией и Византией определили и отношение царя Петра к походам князя Игоря в Константинополь. Из исторических источников мы узнаем, что Петр не только соблюдал нейтралитет, но и предупреждал ромеев о подготовке походов Игоря, что давало возможность византийцам предпринимать предохранительные меры.

С чуть большей уверенностью можно утверждать, что параллельно с укреплением и становлением молодого русского государства постепенно активизировались экономические связи между Болгарией и Киевской Русью. Об экономическом обмене между обоими государствами в конце IX и начале X в. можно говорить в первую очередь как об обмене разными сельскохозяйственными продуктами и ремесленническими товарами среди населения в приграничных районах. Кроме того, относительно невысокая степень экономического развития обоих государств и однотиповый характер их хозяйств не давали возможности развернуть какую-либо крупную торговлю между ними. Поэтому как сама Болгария, так и Киевская Русь были заинтересованы в развитии торговых путей и торговых взаимоотношений с Византийской империей.

Несмотря на эти объективные помехи, между Болгарией и Киевской Русью еще с самого начала существовали постоянные хозяйственные связи. Достаточно убедительным аргументом может служить устойчивое и длившееся на протяжении тех лет единство материальной культуры. Это единство выражалось в том, что каждое усовершенствование или новость в ремеслах, каждое появление новых образцов производства очень быстро распространялись из одного государства в другое. Примером могут служить распространение гончарного колеса в Киевской Руси и почти полная аналогия русских образцов гончарного производства с болгарскими. Подобное сходство можно обнаружить и в остальных предметах быта - веретенах, ножах, браслетах, торквах, подвесках, сбруях и др.

Существенному толчку развитию экономических связей между Болгарией и Киевской Русью и привлечению купеческого сословия к ним способствовал водный торговый путь «Из варяг в греки», соединивший Восточную Европу с Константинополем и пролегавший вдоль болгарского черноморского побережья. В летописях упоминается, что промежуточными пунктами для русских купцов стали все болгарские города - от Белгорода на Днестре до Несебра на Черном море, а византийская столица, в которой постоянно пребывали болгарская и русская купеческая колонии, превратилась в своеобразный центр экономического обмена. На самом деле это был путь, благодаря которому стали развиваться болгарско-русские хозяйственные взаимоотношения и на древнерусские земли стало распространяться болгарское культурное влияние. Этот процесс развивался и расширялся вместе со становлением Киевской Руси, а более осознанно он проявился в середине X в.

В тот период на престол в Киеве вступил князь Святослав (945- 972). Первые годы своего правления он посвятил укреплению своей власти над объединенными на Киевской Руси восточнославянскими племенами. Затем он пустился в нескончаемые завоевательные и очень удачные военные походы. В 60-е гг. X в. князь Святослав разгромил Хазарский каганат и разрушил его основные города, он освободил вятичей от хазарского ига и подчинил их Киеву. Он воевал также с волжско-камскими болгарами и завладел их столицей. А на Северном Кавказе разгромил ясов и касогов.

Вдохновленный этими замечательными победами, в 968 г. он направил киевские отряды на юг и вторгся на северные территории Болгарии. К этому подтолкнул его и новый византийский император, популярный среди ромеев военачальник и победитель над арабами Никифор II Фока. Он не только не считал себя обязанным придерживаться прежних договоров и мирных взаимоотношений между Византией и Болгарией, но и намеревался уничтожить Болгарское царство. По византийскому обычаю в этих целях он пользовался силой извне, на этот раз - силой Киевской Руси. У пожилого уже болгарского царя Петра не было достаточно войск, при помощи которых он мог бы противостоять нависшей с севера угрозе, и Святослав, после того как без особых усилий разгромил малочисленные болгарские отряды, перешел через болгарские земли по ту сторону Дуная и достиг великой реки в месте напротив Дрестра. Он оценил хозяйственное и стратегическое значение вновь завоеванных территорий, и они ему настолько понравились, что он хотел провозгласить болгарский город Малый Преславец в низовьях Дуная столицей своего государства. В «Повести временных лет» записаны его слова, произнесенные перед его матерью княгиней Ольгой в 869 г.: «Не хочу жить в Киеве, но в Преславеце на Дунае, ибо он - середа земель моих, ибо сюда стекают всякие блага - от греков золото, драгоценные ткани, вина и разные плоды, от чехов и угров - серебро и лошади, с Руси - меха, воск, мед и рабы» [34].

Будучи опытным стратегом, Никифор II Фока быстро оценил, что не он, а Святослав завладеет болгарским царством, и вместо уже обессиленного болгарского государства для Византии на Балканах противником станет незнавший до тех пор поражений киевский князь. Поэтому он уговорил печенегов напасть на Киев, что заставило Святослава вернуться, чтобы защитить свою столицу. Но это было временным и недолговечным приостановлением русского наступления на юг. Уже в следующем 869 г. отряды киевского князя снова вторглись в Болгарию.

Во время второго похода русских на земли болгарского государства изменилось поведение Святослава и его отношение к болгарам. Он понял, что разумнее присоединить восточные территории Болгарии к Киевской Руси или сделать болгар своими союзниками в решительной битве против все еще могущественной Византийской империи. Князь лично убедился в том, что население Болгарии - родственно русским, что оно обладает очень высокой для той поры духовной и материальной культурой, собственной письменностью и государственной христианской религией. Он уже не опустошал болгарских земель, не уничтожал болгарских крепостей и городов, не разрушал храмов, монастырей и иных культовых памятников. Об этом свидетельствует тот факт, что, покорив болгарскую столицу, он не подверг Великий Преслав ограблению, истреблению и уничтожению. Более того, он оставил формальное правление в руках болгарского царя Бориса И, но подлинным властелином стал начальник русского гарнизона в городе.

Наверное, на отношение Святослава к болгарам и их христианскому государству большое и положительное влияние оказала его мать, княгиня Ольга, правившая Киевской Русью во время его длительного отсутствия. Она уже приняла христианскую веру (ок. 954) и быстро сумела оценить, сколь важной и полезной может оказаться помощь болгар при установлении восточного православия в качестве официальной религии в русском государстве: это и источник богослужебной литературы, и миссионеры и священники, проповедующие слово Божье на понятном для восточных славян языке, и опыт, и пример. В древнерусской летописи Иоакима имеется прямое доказательство о том, что из Болгарии в Киевскую Русь были посланы богослужебные книги и священники. В ней упоминается о том, что первый русский митрополит Михаил былурожденным болгарином. Судя по всему, болгарской национальности был и пресвитер Григорий, духовный наставник княгини Ольги [61, с. 84].

Доказательством об изменившемся характере взаимоотношений между русскими и болгарами может служить помощь болгарского войска киевским отрядам при взятии Пловдива и нашествии на Юго-Восточную Фракию. Это не могло не встревожить нового византийского императора Иоанна Цимисхия, и он мобилизовал всю боевую мощь империи, чтобы прогнать русских с Балкан и уничтожить ослабевшее болгарское государство. Под Аркадиополем его войска разбили смешанный русско- болгарский отряд, а весной 971 г. с огромной сухопутной армией и флотом он направился в Великий Преслав. В поле под городом объединившиеся в союз русско-болгарские войска после длительного и кровопролитного сражения потерпели поражение, а столица была взята.

После победы под Великим Преславом Иоанн Цимисхий направился в крепость Дрыстр [ныне Силистра), где находился Святослав. После длительной и тяжелой осады киевский князь согласился с требованием ромеев навсегда покинуть балканские земли. Оставаясь верными своей коварной политике, византийцы предупредили печенегов об уходе русских, и те организовали засаду киевским отрядам, во время которой Святослав погиб. На своем обратном пути в Константинополь византийский император оставил в болгарских крепостях свои гарнизоны, дал болгарской столице свое имя, переименовав ее в Иоанополь, взял в заложники Бориса II и его семью и решил, что уже уничтожил болгарское государство. Но он ошибался. Византия должна была мобилизовать все свое могущество, и только в 1018 г., после почти полувековых эпических сражений с царем Самуилом, ей удалось покорить все болгарское государство со столицей Охрид в области Македония.

Походы князя Святослава Киевского на болгарскую землю стали первым непосредственным соприкосновением первого русского государства с Болгарией, первым контактом между их правителями, военачальниками, представителями аристократии и огромным числом болгар и русских, между их духовной и материальной культурами. Они были полны поучительных и красноречивых событий и во многом определили направления и пути, по которым стали развиваться взаимоотношения между обоими народами и их государствами. Длительное пребывание русских войск в Болгарии повлияло в значительной мере на укрепление христианства в Киевской Руси и его утверждение Владимиром в 988 г. государственной религии.

С той поры взаимосвязи и взаимное влияние болгарской и русской церквей и их клиров стали одним из основных путей (а на длительное время в период Средневековья - и единственным путем) общения между болгарами и русскими и взаимного проникновения и воздействия их духовных культур. С конца X в. болгарские и русские духовные лица стали строить свои монастыри и иные культовые сооружения на Святой горе, на греческом полуострове Афоне и постоянно общаться между собой, обмениваться литературой и совместно переводить и создавать богослужебные книги.

После падения Болгарии под византийское иго в 1018 г. межгосударственные отношения с Россией прервались на более чем восемь с половиной веков. В 1132 г. Киевская Русь распалась на отдельные небольшие княжества, которые позже стали легкой добычей для татаро-монголов. В период Второго Болгарского царства (1187-1396) стали укрепляться Владимирское и Московское княжества, но они все еще находились под специфической зависимостью от монголо-татарской орды.

С XI по конец XVII в., когда началась русская экспансия на юг и между Россией и Турцией велись ряд войн, взаимоотношения между болгарами и русскими осуществлялись и поддерживались в основном через религиозные и культурные связи и совсем немного - через торговлю.

Восстановление болгарского государства после удачного восстания тырновских бояр Асена и Петра в 1185-1187 гг. возродило возможность дальнейшего развития религиозной и светской культуры. В старых и во новых духовных центрах увеличивалось число книжников и болгарских творцов, продолжавших и развивавших традиции золотого века болгарской культуры. В монастырях и крупных болгарских городах (в столице Тырново, в Средец, Видин, Охрид и др.) снова закипела духовная деятельность. В ту пору, наряду с переписыванием богослужебных книг, литература постепенно стала обогащаться сборниками, содержащими не только похвальные слова и нравоучительные беседы, но и переписи известных произведений славных времен царя Симеона. Широкое распространение имела и светская литература - в большей части переводы произведения древних мыслителей и ранневизантийских авторов, а также современные болгарские произведения.

Во второй половине XIV в. решающую роль в развитии духовной жизни в Болгарии сыграла Тырновская книжная школа, осуществлявшая свою деятельность в Килифаревском монастыре и в монастыре Святой Троицы недалеко от Тырново. Ее выдающимися представителями были Феодосий Тырновский и его ученики Евтимий Тырновский, Киприан, Григорий Цамблак, Константин Костенечкий и др.

Патриарх Евтимий остался в болгарской истории и древнеболгарской литературе как подлинный народный просветитель и крепитель всего болгарского, как один из самых плодотворных и выдающихся творцов древнеболгарской литературы. Под его руководством и при его личном участии были сравнены множество богослужебных книге греческими оригиналами, из них были устранены неточности, вводившие в еретические заблуждения, а также сделаны новые переводы. Он предпринял и осуществил важную письменную и языковую реформу, при помощи которой утвердил единый способ написания и единый язык древнеболгарской литературы. Творчество патриарха Евтимия поражает своей всеохватностью, разнообразием и новаторством.

Другим чрезвычайно способным и знаменитым учеником Феодосия Тырновского был Киприан (ок. 1330-1406) Он - болгарский духовник и книжник, сыгравший огромную роль в церковной, общественно-политической, культурной и литературной жизни русского государства. Киприан получил свое духовное образование в Килифаревском монастыре, в 1363 г.

уехал в Константинополь, а год спустя - на полуостров Афон, где обогатил свои знания. В 1374 г. он стал служить константинопольскому патриарху Филофею, на которого произвел неизгладимое впечатление. Год спустя Филофей направил его в Киев, где Киприан был введен в сан митрополита Киевского и Литовского. В 1390 г. в Москве Киприан стал митрополитом Московским и Всея Руси.

Киприан перенес в Россию богатый опыт и традиции болгарских духовных и книжных школ в подготовке духовных лиц для распространения Слова Божьего и христианских постулатов на живом национальном языке. Он собственноручно переписал множество болгарских переводов XIV в. - служебник, требник, лествицу и др. Киприан стал автором новой, дополненной редакции Индекса запретных книг, написал «Житие Московского митрополита Петра», «Службу Петру» и «Похвальное слово о Петре», заложив тем самым начало нового этапа развития русской житийной литературы. Он реализовал на Руси идеи патриарха Евтимия Тырновского о пересмотре богослужебных текстов и осуществил письменно-языковую реформу Евтимия. Благодаря Киприану на Руси стали писать новой вязью, в нее вошли растительные и геометрические орнаменты украшения рукописей. Ученые даже трудно могут определить на русском или на болгарском языке созданы некоторые из рукописей тех пор. Он стал инициатором составления Троицкой летописи - одного из важнейших источников сведений об истории Руси.

Григорий Цамблак (ок. 1364 - после 1419) был одним из выдающихся представителей Тырновской книжной школы, учеником и последователем патриарха Евтимия Тырновского. Он получил очень высокое для того времени образование в болгарской столице, а затем и на Афоне и в Константинополе. Благодаря своим качествам Григорий Цамблак быстро продвинулся по церковной иерархии и стал служить у константинопольского патриарха, который в конце XIV - начале XV века назначил его сначала игуменом Дечанского монастыря (Сербия), а затем митрополитским проповедником в молдовской столице Сичаве. В конце 1406 г. Григорий Цамблак отправился в Россию к своему дяде, московскому митрополиту Киприану, но по дороге его застигла весть о кончине Киприана. С помощью литовского князя Витовта, но главным образом из-за своих блестящих качеств и замечательной биографии в 1414 г. Цамблак стая митрополитом Киевским и Всея Руси, кем остался до своей кончины.

Религиозная и книжная деятельность Григория Цамблака проходила в период драматических не только для Болгарии, но и для Византии, Сербии, Румынии и России времен, оставивших неизгладимый след в их духовном и культурном развитии. Трагизм событий, современником которых он был, нашел широкое отражение в его богатом книжном наследии, в его поучительных и похвальных словах, житиях и службах. Одним из его самых значительных и волнующих произведений является «Похвальное слово об Евтимии Тырновском», рисующее картину блеска и гибели болгарского государства. Не менее ценны и знамениты также «Похвальное слово о Киприане», «Житие Стефана Сербского (Дечанского)», , «Житие Стефана Дечана», «Житие Иоанна Нового (Сучавского)», «Рассказ о перенесении мощей Петки Ипиватской из Видина в Сербию», десятки проповедей, посвященных различным религиозным праздникам и др. Его произведения неоднократно переписывались русскими книжниками.

Григорий Цамблак продолжил и дал новый толчок развитию просветительского, религиозного и книжного дела своего родственника Киприана. Он неустанно ездил по Литовскому княжеству, организовал множество духовных центров, где бурлила активная жизнь: готовились духовные лица, крупнейшие творцы религиозной и светской русской литературы, переписывались привезенные из Болгарии богослужебные книги, жития, похвальные слова и переводы произведений древних и византийских авторов. Благодаря своему блестящему ораторскому умению Григорий Цамблак приобщал к христианству и укреплял веру десятков тысяч русских в силу восточно-православной религии. Так же, как и Киприан, он оставил за собой неизгладимый след в духовной жизни на Руси.

С XV по XVII в. на Руси больше всего переписывались и распространялись сочинения древнеболгарских книжников Климента Охридского, Константина Преславского, Черноризца Храброго, Иоанна Экзарха, Презвитера Козьмы, патриарха Евтимия, Киприана, Григория Цамблака. В русских книжных и религиозных центрах хорошо знали подробные и поучительные жития почти всех болгарских святых - Ивана Рильского, Иллариона Мыгленского, Петко Тырновского, Филофея, Евтимия, а также множество похвальных слов. Из них русские летописцы черпали не только богословские знания, но и много сведений о возникновении, развитии и истории болгарского государства и болгарской церкви, а также об их роли в сохранении, развитии и распространении славянской письменности. В одном из своих писем царю Ивану IV Грозному выдающийся русский книжник Максим Грек советует ему: «Перечитывай чаще послание блаженного патриарха Царьграда Фотия болгарскому царю Михаилу (Борису I. - Примеч. ред.), и великую пользу и премудрость сможешь почерпнуть из него...»

Русское церковное и культурное влияние на порабощенное болгарское население в XV и XVI вв. было относительно слабым, но в течение следующих столетий постепенно приобретало первостепенную роль и значение. С середины XV в. Россия стала оказывать возрастающую материальную помощь православным церквам и монастырям на территории Османской империи, в том числе и болгарским. Русские князья и цари помогали восстановить разрушенные завоевателями монастыри и церкви, выделяли средства на сохранение храмов, находившихся под угрозой превратиться в мечети, присылали богослужебные книги, иконы и утварь, выкупали из рабства плененных христиан, заботились о материальном обеспечении деятельности и жизни духовенства и т.д.

Некоторые из изгнанных турками высших духовников находили убежище в России. В XVII в. в Москве временно нашел приют силистренский митрополит Иоаким, а в 1654 г. - митрополит Коласайский (Кратовский, Кюстендильский) Михаил. В 1657 г. в Россию навсегда переехал (сначала в Москву, а затем - в Малороссию) Варненский митрополит Данаил, а в 1688 г. - и Скопьевский митрополит Евтимий.

Постепенно усиливалось русское книжное влияние и распространение русских книг на болгарских землях. Переводные и оригинальные русские сочинения находили место в ряде сборников той поры: «Паломничество игумена Данаила в святой город Иерусалим», «Повесть о падении Царьграда», жития русских святых Сергея, Владимира, Бориса и Глеба, Феодосия Печорского,

Авраама Смоленского и др. В болгарских дамаскинах XVIII в. широко присутствовали поучительные слова замечательного русского книжника Кириллы Туровского; в Бистрицком помян- нике и в болгарских рукописях того столетия есть много данных об известных личностях русской истории, распространялась биография Петра Великого, а также поэтические и песенные произведения об его славных сражениях.

С конца XVI в. на порабощенные болгарские земли проникало все больше русских печатных книг. Отправным центром этого книжного «нашествия» стали Москва, русский Свято- Пантелеимонов монастырь на Афоне, Киев, Ярославль, Нежин, Царьград. Из поездок в Россию посланцы болгарских монастырей и церквей привозили с собой русские печатные книги. Болгарские купцы и другие светские лица, ездившие в Россию, на Украину, в Молдову и Валахию, тоже покупали русские печатные книги и привозили их в Болгарию. Поэтому неслучайно сегодня в монастырях и церковных хранилищах, в общественных и частных библиотеках Болгарии хранится огромное количество этой литературы. Она в основном - богослужебная и удовлетворяла прежде всего потребности болгарского духовенства и богослужения в болгарских храмах. Но с ее помощью поддерживалось болгарское национальное самосознание, обогащались болгарская культура и болгарский язык, она являлась могучим щитом против духовной экспансии греческих фанариотов.

Следует отметить и тот факт, что большая часть болгарских историков второй половины XVIII в. пользовалась преимущественно сведениями и данными из русских источников. При написании своей знаменитой «Истории славяноболгарской» (1762) Паисий Хилендарский пользовался русскими переводами сочинений Цезаря Бария и Мавро Орбини, а также русскими печатными историями, в частности первой русской печатной историей «Киевский синопсис» (1674). А при написании «Краткой истории болгарского славянского народа» (1792) его последователь иеросхимонах Спиридон, кроме указанных русских книг, пользовался также сведениями и дословными цитатами из летописи известного русского церковного автора Дмитрия Ростовского.

В XVII в. было заложено начало обучения болгар в России и на Украине. Ведущую роль в то время сыграла основанная в 1632 г. Киево-Могилянская академия - первое русско-украинское высшее учебное заведение, в котором во второй половине века получили свое образование болгары - Виктор Черняев, Арсений Стойков, Яков Иванович, Иван Попович, Арсений Иванов. Болгарские духовники учились преимущественно в Москве и Нежине.

Экономические связи между Россией и болгарскими землями в рассматриваемый период были сравнительно слабыми, причиной тому стали натуральное хозяйство, большие расстояния, ненадежные и слабо развитые торговые пути и разные денежные единицы. В XV-XVI вв. торговый обмен имел эпизодический характер и осуществлялся купцами, сопровождающими духовников во время их поездок в Киев, Москву и другие города. Тогда болгары могли продавать свои товары на русских торжищах свободно и без таможенных пошлин.

С середины XVII в. основным центром деятельности болгарских купцов был город Нежин. Они выставляли на продажу ткани, шелк, табак, хлопок, мануфактурные изделия, а вывозили меха и кожевенную продукцию, рыбу, икру, серебро, драгоценные камни и др. В 1767-1768 г., как указывает В. Хаджиниколов, болгарин по фамилии Иванов открыл в Нежине первую ткацкую фабрику и стал одним из основоположников мануфактурного производства на Руси [213].

Значительное место в русском экспорте на болгарские земли занимали церковные печатные книги, утварь и одежда, а также иконы, торговля которыми имела не столь хозяйственное, сколь религиозное и культурное значение. Неспроста османские власти часто задерживали русских продавцов икон и их товар. Не оставалось в долгу и греческое духовенство, которое [не без оснований) видело в русском религиозном влиянии угрозу своему господству над болгарской церковью.

Опережая события, скажем, что статья 11 известного Кючук- Кайнарджийского мирного договора [1774), заключением которого завершилась очередная победная для Петербурга русско- турецкая война, разрешал русским торговым судам плавать в турецких морях, а русским - свободно торговать на территории всех земель Османской империи, а также ее поданным [в том числе болгарам) беспрепятственно продавать свои товары русским. Этой возможностью болгарские купцы воспользовались очень активно для поездок в Нежин, Москву, Бесарабию и даже для поселения в этих городах. Болгары из Габрово, Трявны, Тырново и других ремесленнических городов стали ввозить в Россию розовое масло, шелк и коконы, ковры, жемчуг, персидские шали, а многие из них открыли свои конторы в Москве, ставшей для них главным коммерческим центром. После начала строительства Одесского порта (1794) болгарские купцы стали оседать там.

Даже беглый просмотр сведений о болгарско-русских связях в период с XV по середину XVIII в. показывает, что они постепенно и неуклонно расширялись, крепли и начинали играть все большую роль в жизни порабощенного болгарского населения. Новый толчок их развитию дала активизация русской политики в отношении Османской империи. Этим кончился целый период - период Средневековья в связях между болгарами и русскими, у которого было начало, развитие и апогей. Затем он переходит на другой качественный уровень. Таким способом средневековый период болгаро-русских связей делает плотнее содержание первой концептуальной порождающей модели в болгаро-русских отношениях.

Систематизируем понимание концептуальной пораждающей модели. В главе I мы изучали понятия «миссия» и «облик» славянской цивилизационной модели, теперь же добавим также понятие «стратегия». Если миссия решает вопрос: почему существуем?, а облик - какими хотим стать?, то стратегия призвана ответить на вопрос: как этого добиться? Это означает, что стратегия - это совокупность методов, средств, ресурсов, видов деятельности, с которыми необходимо создать устойчивое конкурентное преимущество в сфере деятельности. Стратегическая карта описывает логику стратегии, причем ясно показывая цели жизненноважных внутренних процессов, создающих историческую ценность.

Когда стратегия содержит важные стратегические возможности для реализации миссии (и облика), можем интерпретировать ее как концептуальную модель, которая является для государственного руководства (или ведущих общественных сил) стратегической картой в процессах понимания стратегических альтернатив, а также при принятии долгосрочных решений.

Разрабатываемый Славяно-православный цивилизационный проект может быть аргументирован и осмыслен через представление вековых болгаро-российских отношений в рамках концептуально порождающей модели. Этот подход содержит установление интересов, исходных позиций, конечных целей, средств для их достижения, инструментариума для действий и возможности защиты.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>