Полная версия

Главная arrow Менеджмент arrow Антикризисное управление организацией

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

После реструктуризации

Как 12 000 предпринимателям СНН удалось преуспеть после такого потрясения? Во-первых, сотрудники-акционеры вели себя как грабители. Максимальная цена, которой достигли акции СНН — 80 долл. — в период попыток The Limited поглотить компанию, но они продолжали торговаться на цене 60 долл. Стейн в статье 1987 г. заключил: «Принимая во внимание текущие цены на акции, история с СНН могла закончиться гораздо хуже».

Barron's позднее допускал, что он ошибался — хотя акционеров волновала судьба СНН, ситуация сложилась сквернее, чем можно было представить. В течение месяцев, пока шло согласование условий реструктуризации, акционеры СНН следили за падением курса своих акций.

К концу 1987 г. цена за акцию СНН опустилась до 10 долл.

Более того, в течение следующих четырех лет компания не смогла осуществить прогнозы, заложенные в проспекте по реструктуризации в 1987 г. Тот проспект предполагал рост прибыли до 85 млн долл, в течение года до 31 июля 1990 г. Вместо этого компания в тот год потерпела убытки, которые составили 26 млн долл. Другими словами, компания потеряла 1,03 долл, на каждой акции, хотя в 1987 г. предсказывала, что к 1990 г. будет зарабатывать 3,2 долл, на каждой акции. Цена на акции двигалась вниз по спирали, достигнув мене 5 долл, за акцию в конце 1990 г. 11 февраля 1991 г. компания начала процедуру банкротства.

Сотрудники-акционеры терпели поражение. Так как план СЫН был планом распределения прибылей в зависимости от доходов, а не пенсионным фондом, доверенное лицо плана не было обязано по Акту вкладывать капитал сотрудников в различные предприятия. Банк Америки был всего лишь обязан приобрести акции СЫН от лица плана за неделю до банкротства.

Сотрудники-акционеры переживали опустошительное обесценение средств, лежавших на их счетах. Barron's рассказывал об одном сотруднике, Б. Фиоре, который вложил в план 8000 долл, в течение 13 лет. На тот момент его сбережения составляли менее 2000 долл. Wall Street Journal брал интервью у Ш. Майнер, сотрудницы с 26-летним стажем, которая ожидала, что ее вклад вырастет до 80 000 долл. При уходе на пенсию она обнаружила, что на ее счете было 15 000 долл. Что имели теперь 12 000 сотрудников:

  • • одну акцию СНН стоимостью 2 долл, перед банкротством;
  • • одну акцию Neiman-Marcus Group, полученную во времена реструктуризации (благодаря отделению акция Neiman- Marcus стоила до 45 долл., но к тому моменту, когда СНН начала процедуру банкротства, цена на них упала до 17 долл.);
  • • специальную выплату 17 долл, за акцию.

Так, акции плана, за которые Векснер в 1986 г. предлагал 60 долл., через четыре года стоили всего лишь 36 долл.

Обесценение акций СНН не прошло незамеченным в прессе. Хавлей сказал для Wall Street Journal, что счета плана не являются «пенсионными сбережениями». Строго говоря, это было правдой — схема СНН 401 (к) просто позволяла сотруднику участвовать в прибылях компании. По сути, сотрудники могли сами решать, вкладывать ли 12 % своей зарплаты в акции СНН или нет, сознавая, что выбор не так прост. Сотрудники сообщили прессе, что вкладывали в акции СНН под давлением, из боязни не показаться преданными компании. Билл Фиоре сказал Barron's: «Все знали, что если вы ждете повышения, то лучше иметь свои 12%, иначе у вас ничего не выйдет». Мс. Майнер рассказала Wall Street Journal, что она чувствовала, что у нее «не было выбора» во времена реструктуризации, превращать ли свои выплаты 17 долл. (23 000 долл.) в будущие акции СНН и Neiman-Marcus: «Я боялась выглядеть нелояльно».

Сотрудники должны бы поинтересоваться, почему они не реализовали свой немедленный 75%-ный выигрыш, продав Векс- неру свои акции в 1984 г., или не согласились на 60 долл, за акцию в 1986 г. Конечно, если бы одно из тех предложений было удачным, Хавлей и команда менеджеров потеряли бы работу.

Контрольные вопросы

  • 1. Кого обслуживал план распределения прибылей?
  • 2. До каких пределов должны менеджеры стараться защитить свою компанию от поглощения? Не зашел ли Ф. Хавлей слишком далеко?
  • 3. Были ли сотрудники-акционеры СНН настоящими акционерами? Были ли они подлинными стейкхолдерами? Как следовало защищать их интересы?
  • 4. В интересах ли компании совместное владение ею сотрудниками?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>