Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Основы этики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Гуманизм

Сложности теоретического понимания гуманизма как нормативного принципа

Многие негуманные стороны человеческого бытия, несомненно, преодолеваются. В современном обществе индивид имеет правовые гарантии своей частной жизни, гарантии против произвола администрации, он имеет право на свободу верований, передвижения, свободу профессионального выбора и много других личных свобод. Условия материального бытия постепенно улучшаются даже в неразвитых в недавнем прошлом странах. В то же время, одновременно с улучшением условий жизни, гармонизацией социальной жизни возникают новые трудности. Современная технология иногда требует высокой степени внимания в трудовом процессе, ритм социальной жизни, интенсивность труда намного возросли по сравнению с предшествующими историческими эпохами. Это приводит к увеличению числа профессиональных заболеваний, к патологическим формам компенсаторного поведения, которое иногда приобретает деструктивный характер. Определенные проблемы вызываются урбанизацией, сопровождающейся разрушением традиционного морального контроля, основанного на наблюдении поведения и ощутимых эмоциональных реакциях со стороны близких. Все это позволяет сделать вывод, что жизнь сама по себе не становится легче. Негативные факторы, оказывающие отрицательное влияние на состояние психического здоровья людей, не исчезают в современном обществе. Таким образом, невозможно, да и не нужно рассматривать практическое воплощение гуманизма в смысле обеспечения каких-то стерильных условий бытия.

Идея гуманизма, наверное, одна из самых привлекательных и вместе с тем самых неопределенных в истории человеческой мысли. Действительно, есть гуманизм светский, христианский, социалистический, либеральный. В каждой из названных концепций имеется свое понимание гуманизма. Есть, однако, и общие черты гуманистического подхода. Многие согласятся с тем, что гуманизм предполагает заботу о человеке, стремление к улучшению условий его жизни, обеспечение удовлетворения его потребностей и развития талантов. Но даже эти, казалось бы, понятные положения при ближайшем рассмотрении могут породить дискуссию. Можно поставить вопросы о том, гуманно ли стремиться к удовлетворению всех потребностей человека, или же, наоборот, какие-то из этих потребностей следует всемерно ограничить во имя развития других, гуманно ли стимулировать или даже принуждать человека к развитию его собственных талантов, или же — предоставлять человеку возможности развития, избегая всякого давления на него со стороны общества?

В основе принципа гуманизма, несомненно, лежит зафиксированная еще с древних времен идея уважительного отношения к другому человеку, запрещение использования его в качестве средства. Она выражается в «золотом правиле нравственности» «поступай по отношению к другому так же, как ты хотел бы, чтобы поступали по отношению к тебе» и в кантовском категорическом императиве «поступай всегда так, чтобы максима твоего поведения могла стать всеобщим законом». Однако это правило нравственности содержит элемент субъективизма, ведь того, что желает какой-то отдельный человек по отношению к себе, вовсе не обязательно хотят все другие. Категорический императив выглядит более универсально, но способен быть лишь ограничивающим правилом, так как не содержит в себе никакой ценностной идеи, в соответствии с которой могло бы осуществляться развитие личности. Но без такой идеи представление о том, что человек никогда не средство, а только цель (вторая формулировка императива), превращается в абстрактную формулу.

Гуманизм, несомненно, исходит из приоритета ценности бытия личности перед всеми другими ценностями. Поэтому содержание гуманизма соотносится с идеей личного счастья. Однако последнее не является независимым от счастья других людей и в целом от характера задач, решаемых обществом на данном этапе его развития. Ведь подлинное счастье предполагает полноту, эмоциональную насыщенность жизни. Оно может быть достигнуто лишь в процессе самореализации личности, так или иначе осуществляемом на основе разделенных с другими людьми целей и ценностей. В таком случае формирование у личности качеств, делающих ее способной быть полноценным участником общественной жизни, даже если это предполагает принуждение со стороны общества, не выглядит как негуманное. Сложность решения вопроса о гуманизме, однако, заключается в выяснении того, какое воздействие гуманно, а какое нет; в том, чтобы определить, что соответствует действительной исторической перспективе и интересам самой развивающейся личности, а что является временным, конъюнктурным и, возможно, корыстным подходом того или иного субъекта (например, политика), пытающегося манипулировать другими людьми.

Если исходить из того, что сущность человека изменяется вместе с развитием социальных отношений, из того, что на разных исторических этапах меняются цели деятельности людей, гуманизм не может быть понят просто как предоставление условий для саморазвития и требование неиспользования другого индивида в качестве средства.

Посредством формального принципа нельзя решить конкретные вопросы о гуманном отношении одного человека к другому, и реальный гуманизм, по-видимому, представляет некоторый баланс в сочетании разных принципов, степень соединения свободы самовыражения личности с требованиями к ее поведению, заданными культурой данного общества.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>