Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Основы этики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Достоинство человека и развитие цивилизации

Итак, пока мы выделили четыре основные линии, по которым можно рассматривать развитие нравственных характеристик человека в условиях первобытного общества: осмысление угрызений совести, понимание справедливости как восстановления нарушенного равновесия, трудовая взаимопомощь, связанная с коллективными действиями и с половозрастным разделением труда, протест против несовершенства мира и желание исправить его за счет собственного совершенствования. Первые три линии развития нравственного сознания еще позволяют рассматривать нравственные обязанности в свете доминанты коллектива над индивидом, в плане такой регламентации поведения, которая способствует осуществлению каждым членом первобытного коллектива именно действий, прежде всего направленных на сохранение целого, на поддержание привычных уравнительных отношений друг с другом и отношений с природой, построенных принципиально по той же модели уравнительного равенства.

Однако в связи с протестом против несовершенства мира и желанием исправить это за счет собственного совершенствования нравственному осмыслению подвергаются индивидуальные качества, человек постепенно все более и более осознает ценность индивидуального бытия, начинает воспринимать смерть как несправедливое явление, которое может быть побеждено. Еще одна важная нравственная характеристика человека, имеющая, пожалуй, самое непосредственное отношение к процессу его индивидуализации, выражается в стремлении к утверждению собственного достоинства. О стремлении к утверждению достоинства личности в условиях первобытного общества свидетельствует, во-первых, строгое запрещение всяких насмешек над физическими увечьями, во-вторых, соревновательный характер магических действий, и в-третьих — обычай дарообмена.

Запрет насмешек над увечьями при одновременном существовании смеховой культуры, сопровождающей, в частности, обычаи, связанные с праздниками сатурналий, в которых насмешкам подвергается сам властитель или божество, подчеркивает, что первобытный человек (правда, по-видимому, уже на достаточно поздних стадиях развития родового строя, когда и начинают справляться сатурналии) фиксирует разницу между такими характеристиками личности, которые в принципе могут быть изменены, и такими, которые не поддаются никакому изменению.

Соревновательный характер магических действий также является весьма примечательной чертой. Он свидетельствует о том, что целью их произведения является не просто символическая расправа над противником или изображение успешной охоты, а и выявление индивидуальных различий между соплеменниками, которые могут быть учтены при распределении социальных ролей.

В работе Йохана Хейзинги «Человек играющий» утверждается, что празднества, связанные со сменой времен года в Древнем Китае, не только позволяют выделить в них игровой элемент, предусматривающий состязательность, но и демонстрируют высокую оценку результатов состязания в социальном смысле. По его мнению, «на основе подобных календарных состязаний между племенными фратриями происходила иерархизация общества. Процесс феодализации отправлялся от престижа, который воины добывали себе в поединках»[1].

Не менее интересен другой обычай, зафиксированный этнографами при исследовании древних культур. Это так называемый «потлач» — обычай, предполагающий соревновательное уничтожение собственности во имя демонстрации силы и утверждения достоинства[2]. Этот обычай фиксирует уже иные отношения, отвечающие начальным стадиям развития классового общества. Он отражает формирование психологии, отождествляющей достоинство с собственностью. То, что собственность выражала могущество в некотором метафизическом смысле, можно подтвердить многими примерами, хотя бы тем, что в процессе возникновения первых государств на занятие высших должностей с общего согласия вводился имущественный ценз. Богатство оценивалось в позитивном плане как могущество человека, способного быть полезным обществу.

Убедительным подтверждением значения индивидуальных характеристик для первобытного человека может служить также обычай дарообмена. В обмене подарками, безусловно, присутствует не одна демонстрация добрых намерений, но и очевидно представлено стремление к выражению собственного личного статуса. Каждый старался преподнести подарок лучше того, который был преподнесен ему. Здесь несомненно выявление индивидуальных различий и связанных с ними моментов нравственной самооценки.

Линия развития нравственного самосознания, связанная с формированием представления о достоинстве человека и стремлением к его утверждению, сыграла необычайно важную роль в процессе становления и развития классового общества.

Действительно, зададимся вопросом о том, как идет процесс накопления богатства, как разрушаются весьма строгие нравственные нормы, требующие равного распределения, которые, конечно, мешали возможной дифференциации? Интересен также вопрос, откуда возникает само желание к накоплению богатства?

Когда результаты производства были ничтожно малы, уравнительное равенство возникало естественно, как единственно возможное условие выживания. Но индивидуальные различия в самом процессе трудовой деятельности все равно имелись. Более ответственные функции в процессе охоты или изготовления орудий доставались более умелым и ловким. С этим были связаны различия метафизического статуса, подтверждаемого уважением, отражаемым в именах, указывающих на особые индивидуальные качества («верный глаз», «сильная рука» и т. д.). Отсюда закономерно следует и зарождение чувства гордости, собственного достоинства, очевидно подтверждаемого обычаем дарообмена.

Смысл дарообмена, осуществлявшегося первоначально между племенами, а затем между отдельными лицами, заключался в выражении добрых намерений, желания к мирному сосуществованию, отражал признание факта наличия в данном регионе разных племен, которые просто вынуждены были как-то решать вопросы о распределении охотничьих территорий. Но говоря о дарообмене, нельзя ограничиться только этим. В обмене подарками, напомним, присутствует и стремление к выражению собственного статуса, собственного достоинства. В качестве даров выбирались вещи, свидетельствующие о силе, ловкости (например, охотничий трофей) или о какой-либо другой способности (например, искусность в определенном ремесле) ее владельца. Отношения равенства в дарообмене соблюдаются, но они оказываются ценными не сами по себе, а в связи с выражением созидательных способностей личности, определяющих меру ее достоинства.

Можно согласиться с мнением, что вещь (собственность) вообще возникла у человека не в силу его потребности1. Без признания того, что в обретении собственности проглядывается утверждение достоинства человека, вообще невозможно объяснить социальные последствия неолитической революции, ибо простого увеличения производительности труда недостаточно, для того чтобы опрокинуть весь строй норм уравнительного распределения, характерного для первобытного общества.

О богатстве как выражении достоинства свидетельствует накопление сокровищ. В частности, огромные сокровища, найденные дорийцами в ахейских храмах. Известно, что ахейцы занимались пиратством. Но многие богатства приобретались совсем не для потребления. На них ничего не покупалось, они не включались в хозяйственный оборот, а просто оседали в подвалах в качестве подтверждения могущества их владельца. С экономической точки зрения, вообще мало целесообразно снаряжать военный корабль, отвлекать массу людей от обычного процесса производства в надежде на богатую, но часто призрачную поживу. Это выглядит еще более нелепо по сравнению с практикой постоянного завоевания-перемещения, характерного для кочевников: ведь морская экспедиция требует гораздо больших затрат при ее подготовке, чем экипировка всадника. Если от нее и может быть эффект, то в условиях достаточно развитых денежных отношений и товарного обмена, которого в эпоху ахейской Греции не было. По-видимому, культура ахейской Греции отражает продолжение практики сосредоточения ценных вещей в руках вождя племени, что как раз было средством выражения его достоинства, его метафизического статуса.

Приведенные примеры связи представления о достоинстве с собственностью, с обладанием вещью, несомненно, говорят о том, что нравственное сознание начинает допускать неравенство. Более того, последнее становится необходимым для выражения индивидуальных характеристик, создания имиджа могущества и связанного с ним достоинства.

Контрольные вопросы

  • 1. К какому периоду в развитии общества можно отнести возникновение развитого нравственного самосознания?
  • 2. Что свидетельствует об элементах нравственного сознания в первобытном обществе?
  • 3. С чем связаны первые представления о справедливости?
  • 4. Какова роль трудовой взаимопомощи в развитии нравственного сознания?
  • 5. Как человек первобытного общества интерпретирует мир, каковы его нравственные отношения с другими людьми и миром в целом?
  • 6. Почему человек воспринимает мир как несовершенный, как он противостоит этому несовершенству?
  • 7. Какие решения предлагались теоретиками морали для объяснения экзогамного запрета?
  • 8. Что свидетельствует о стремлении человека к утверждению своего достоинства в условиях первобытного и раннеклассового общества?

  • [1] Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. С. 71.
  • [2] См. там же. С. 75.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>