Полная версия

Главная arrow Политология arrow Международные отношения: традиции русской политической мысли

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Евразийство

Подобно славянофильству и коммунизму, русское евразийство глубоко своеобразно и объединяет в своих рядах различных представителей — от Николая Трубецкого до Александра Дугина и его последователей. Убежденность евразийцев в особой роли России в мире связана с осмыслением уникальности ее географического положения и вытекающей из такого положения способности объединять славянские и тюркские народы.

Исторические условия: имперская идея и враждебность Запада

В центре размышлений евразийцев оказалась геополитическая экспансия европейской и — шире — западной цивилизации, а также поиск оптимальной стратегии выживания в условиях давления Запада. Задавшись целью понять мотивы действия западной цивилизации, евразийцы осмыслили под углом зрения противостояния западной экспансии не только традиционные для царской России военные конфликты со странами Европы, но и революцию 1917 г., становление большевистского режима, период холодной войны и возникновение нового мирового порядка после завершения противостояния США и СССР.

Геополитическое мышление всегда являлось важной составляющей расширения западного влияния в мире. Современная глобализация также была бы невозможна без поддержки крупных государств, продвигающих частный капитал на мировые рынки, защищая при этом права собственности и свободу инвестирования. Подобно тому, как предыдущие глобализации и коммерческие экспансии проходили при политическом доминировании империй — Британской в XIX в. и Голландской в XVII в., геополитическим двигателем современной глобализации со времени окончания холодной войны выступила единственная в мире американская сверхдержава[1]. Продвижение европейских и американских ценностей в мире с характерной для него громкой риторикой защиты прав личности всегда сопровождалось стремлением укрепить власть и контроль за ресурсами.

Евразийская мысль строилась на допущении, что геополитическим в своей основе должно быть не только продвижение европейских и западных ценностей, но и сопротивление этому процессу. Россия сможет выжить и сохраниться как особый имперский организм, если осмыслит и сумеет воспользоваться особенностями своего геополитического положения. В поисках оптимального ответа на давление геополитически чуждой цивилизации евразийцы сформулировали две основные позиции — геополитической самодостаточности и встречной экспансии. Еще до возникновения евразийства как сформировавшегося мышления эти позиции были сформулированы в работах Николая Данилевского, который призвал расширить ареал славянского влияния России, и Константина Леонтьева, выступившего за отказ от славянского идеала и сосредоточение на укреплении своих «византийских» основ.

Евразийское движение развивалось волнами и, реагируя на крупные изменения в мире, прошло в своем развитии по крайней мере три периода. В классическом евразийстве Николая Трубецкого и Петра Савицкого был силен мотив самодостаточности и «месторазвития», хотя и тогда таким мыслителям, как Петр Сув- чинский, были близки идеям евразийской экспансии России. В советский период евразийская мысль оказалась под официальным запретом. Ее развитие было уделом далеких от официоза ис- следователей-географов, крупнейшим представителем которых оказался Лев Гумилев, считавший себя учеником Савицкого и Трубецкого. Кроме того, геополитические разработки сохранили свою значимость в некоторых связанных с военным планированием государственных учреждениях, в частности Генеральном штабе. В то время как Гумилев развивал идеи самодостаточности России в отношении чуждого для нее европейского «суперэтноса», планировщики Генштаба искали пути активного глобального противостояния атлантистским планам США.

Последний период — после распада СССР — связан с именем Александра Дугина, переформулировавшего евразийство как теорию геополитической экспансии сухопутных держав против держав атлантической ориентации. Последние объединялись усилиями США и Великобритании, а роль лидера евразийских держав была уготована России. Дугинские теории встретили значительное сопротивление как сторонников возрождения геополитического единства в границах СССР, так и теоретиков новой волны умеренного евразийства, включая близких правительству экспертов и членов академического сообщества. Влиятельным представителем последних был, в частности, Вадим Цымбурский, сформулировавший концепцию «острова России». Согласно его убеждению, позиция геополитического острова обеспечивала новому руководству страны условия, необходимые для выживания в постсоветский период.

  • [1] См. подробнее: Taylor P.J. The Way the Modern World Works: World Hegemonyto World Impasse. Chichester; N.Y., 1996.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>