Полная версия

Главная arrow Политология arrow Международные отношения: традиции русской политической мысли

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сотрудничество против общей угрозы

Исторические условия: общая угроза безопасности

Державная традиция сотрудничества с западными странами предполагает наличие единых оснований. На протяжении столетий таким основанием было христианство, следовательно, начало традиции сотрудничества следует возводить к крещению Руси, приведшему к созданию князем Владимиром союза с одной из наиболее могущественных цивилизаций мира. За многие десятилетия монголо-татарского ига русские сохранили не просто связь с Византией, но общее с ней понимание внешней угрозы, происходящей от культурно чуждых нехристианских народов юга. Продолжение традиции сотрудничества с Западом как источником духовной и политической власти связано с попытками московских князей получить признание Священной Римской империи в конце XVI—начале XVII в.; было открыто постоянно действующее посольство в Риме и получена поддержка римского императора в войне с Ливонией. Династия Романовых также действовала в духе сотрудничества с Западом, например участвовала в первой Северной войне против Швеции (1655—1660) в составе коалиции, включавшей в себя Польско-Литовское княжество, Пруссию, Рим и Норвегию. Существенным было также присоединение России к Священной Лиге Австрии, Польши и Венеции против Османской империи, которое сопровождалось подписанием Вечного мира (1686) с Польско-Литовским княжеством, одним из важнейших геополитических соперников России.

Петровская внешняя политика также началась с попыток установить с европейскими государствами отношения сотрудничества на основании формирования антишведской коалиции. Именно этому было посвящено Великое посольство — первая дипломатическая миссия Петра в Западную Европу. Несмотря на неудачу миссии, Петр продолжил усилия по сближению с системой европейских государств, увеличивая число контактов и посылая послов и представителей Российской империи в Голландию, Швецию, Австрию и другие страны1. Сокрушительное поражение Швеции в Северной войне было бы невозможно без царской политики активного заимствования западных технологий для пре- доления военно-экономического отставания России и «промышленного воспитания нации»[1] [2]. Российские западники постоянно подчеркивают сходство России с Западом, рассматривая его в качестве наиболее прогрессивной цивилизации в истории и нередко связывая интеллектуальное рождение России с Петром[3], восхищавшимся западными технологическими достижениями.

Последователи Петра еще более преуспели в развитии сотрудничества с европейским миром. Россия приняла участие в Семилетней войне против Пруссии (1756—1763). Входя в систему европейских государств, Россия являлась органической частью сообщества монархий, но при этом не забывала о собственных геополитических интересах. Например, вместе с Австрией и Пруссией Россия участвовала в разделах Польши конца XVIII в., а также выступала в качестве щита, предотвращающего османское влияние на страны Европы. Еще более красноречивый пример — формирование в начале XIX в. Священного Союза с Германией и Австрией для подавления революционной активности в Европе. После победы над Наполеоном Александр I выступил защитником монархической Европы от распространения идей Французской революции[4].

Когда Европа оказалась разделена противостоянием либерализма и самодержавия, Россия продолжала действовать на международной арене в составе коалиций западных государств. Так, в 1872 г. она вошла в союз с Германией и Австро-Венгрией, защищая как принципы самодержавия, так и ценности православия на Балканах. Некоторые императоры, в первую очередь Александр II, попытались переориентировать государство на европейские ценности свободы и равенства. Александр III продолжил политику следования принципам европейского самодержавия и подавления инакомыслия внутри страны, игнорировать идейные влияния Англии и Франции становилось все труднее. В начале XX в. Россия присоединилась к англо-французскому союзу в целях противостояния Германии, а также модернизации экономической и политической системы. Решение России участвовать в Первой мировой войне на стороне Антанты было принято под влиянием союзнических обязательств России и ее идейно-культурного выбора. Министр иностранных дел и лидер российских либералов Павел Милюков занял наиболее активную проевропейскую позицию, настояв на продолжении участия России в Первой мировой войне, что следовало из взятых на себя обязательств по поддержанию антигерманской коалиции. Для Милюкова поддержка европейских союзников, несмотря на всю тяжесть и разрушительность последствий войны, являлась делом принципа и культурной идентичности.

Даже советские руководители, несмотря на конфликт с Западом, не воспринимали СССР как антиевропейское государство. Вскоре после Революции 1917 г. большевики занялись налаживанием политических отношений с западными странами, выдвинув концепцию мирного сосуществования социализма и капитализма. В условиях роста фашистской опасности советский министр иностранных дел Максим Литвинов защищал систему «коллективной безопасности» в Европе во имя предотвращения дальнейшего подъема Германии. Никита Хрущев также стремился поколебать догмы изоляционизма и приблизить Россию к Европе. Он призывал к возвращению ленинского принципа «мирного сосуществования» с капиталистическим миром, хотя позднее не раз соскальзывал на путь конфронтации со странами Запада. Литвинов и Хрущев считали себя последователями позднего ленинского курса, когда вождь отказался от идеи мировой революции и говорил о необходимости учиться жить и торговать с потенциально опасным капиталистическим миром.

В 1975 г. Советский Союз принял участие в Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе и подписал заключительную Хельсинкскую декларацию о правах человека. Европейские социал-демократические идеалы оказались не чужды некоторым представителям советской системы. Позднее Горбачев заговорил о стремлении «очистить» Советский Союз от сталинских «деформаций» и создать подлинно демократическую модель социализма «с человеческим лицом». Во внешней политике Горбачев выдвинул ряд инициатив с целью преодоления недоверия с Западом и формирования общего понимания безопасности.

После распада СССР российские стремления сблизиться с западными странами продолжились. Президент Борис Ельцин и министр иностранных дел Андрей Козырев сформулировали концепцию стратегического партнерства с Западом на основе ценностей демократии, прав человека и рыночной экономики. Президент Владимир Путин также стремился к решению международных проблем России на путях сотрудничества с западными странами. В условиях роста угроз терроризма в мире он попытался выстроить партнерские отношения с США, а его заявления первых лет правления подчеркивали общность угроз терроризма и политической нестабильности. Позднее путинская политика сотрудничества сменилась политикой наступательное™ в отстаивании российских интересов[5]. Последнее связано с продолжением американской политики смены режимов, выразившейся, в частности, во вторжении в Ирак и указывавшей на принципиально отличное от российского понимание международных угроз. Российская политика сотрудничества возможна лишь при условии поддержки и признания такой политики западных стран, которая основана на общем понимании угроз. Россия ощущает свою историческую и культурную близость Западу и готова действовать в союзе с ним, но только при условии, что это не противоречит коренным российским интересам и пониманию международных угроз1.

  • [1] Neumann I.N. Russia’s Standing as a Great Power, 1494—1815//Russia’s EuropeanChoice / Ed. by T. Hopf. L., 2008. P. 21.
  • [2] Мальцев А. К вопросу о несовместимости автаркии и модернизации // Свободная мысль. 2010. № 12. С. 79.
  • [3] О восприятии Петра в российской истории см.: Riasanovsky N. V. The Image ofPeter the Great in Russian History and Thought. N.Y., 1985.
  • [4] В глазах европейских монархов Наполеон «являлся воплощением революционных целей» (Орлик О. В. Россия в международных отношениях: от Венского конгресса до Адрианопольского мира. М., 1998. С. 19).
  • [5] См. подробнее: ЦыганковЛ.П. Внешняя политика России от Горбачева до Путина. М., 2008. Гл. 6.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>