Полная версия

Главная arrow Политология arrow Международные отношения: традиции русской политической мысли

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Аргументация и организация книги

Центральная идея данной книги заключается в том, что в России исторически сформировались три влиятельные традиции международной теории, ориентировавшиеся на подражание Западу (западничество), сохранение независимой государственности (державничество) и самобытной системы культурных ценностей (третьеримство). Под традицией я понимаю преемственность представлений о международных отношениях, развивающихся на протяжении нескольких столетий русской истории. Каждая традиция, или школа мышления, выработала свои образы России и мировой системы, которые при всех исторических модификациях сохранили внутреннюю преемственность и отличия друг от друга. Например, характерны отличия западников, державников и третьеримцев в понимании свободы, государства и мировой системы.

Русское западничество от Александра Радищева до Игоря Юргенса убеждено в приоритетной ценности свободы, которую оно понимает как освобождение личности и которую находит на Западе, но не в России. Убежденные в неодолимости стремления к индивидуальному освобождению, западники считают западную цивилизацию наиболее развитой и жизнеспособной, а остальной мир развивающимся в направлении воспроизводства основных ценностей Запада. Следовательно, первоочередная задача государства — создавать условия свободы, способствовать процветанию и развитию личности.

Такие представления существенно отличаются от сформировавшихся в границах двух других традиций русской международной теории — державничества и третьеримства.

Державники интерпретируют свободу как политическую независимость, настаивая на приоритетности сильного и могущественного государства. Поскольку мир воспринимается ими как нескончаемая борьба за власть, державники убеждены, что без сильного государства Россия не сможет сохраниться и выжить. Для тех, кто видит в России независимую культуру и цивилизацию (Третий Рим), все остальные цели вторичны. По их мнению, не политическая свобода и независимость, а духовное освобождение должно рассматриваться в качестве главного внутреннего и международного приоритета.

В табл. В1 суммировано отношение трех традиций русской международной теории к понятиям свободы, государства и мира.

Таблица В1. Три традиции русской международной теории

Понятие

Западничество

Державничество

Третьеримство

Свобода

Личное освобождение

Политическая независимость

Духовная свобода

Государство

Институт освобождения

Институт власти и могущества

Институт духовного освобождения

Мир

Утверждение западных ценностей

Борьба государств за власть

Борьба за ценности и культурное влияние

Ни одна из представленных традиций не является внутренне однородной, и в учебном пособии прослеживается не только преемственность, но и разнообразие западничества, державничества и третьеримства.

Западничество представлено религиозным направлением, связанным с Петром Чаадаевым и более ранними мыслителями, конституционализмом, реформистским социализмом и либерально-экономической школой мышления. Каждое из данных направлений развивалось в полемике с незападническими традициями мышления и находилось под влиянием различных представителей западной мысли. Так, религиозное западничество развивалось под влиянием католической мысли. Конституционалисты внимательно изучали труды Шарля Монтескье и Иммануила Канта. Социалисты опирались на работы Жана Жака Руссо, Вольтера и других представителей европейской эгалитарной мысли. Сторонники либеральной экономики испытали влияние консервативных западных идей — от Иеремии Бентама до Джорджа Фридмена. Многие из отмеченных направлений мысли дожили до наших дней и продолжают полемику с представителями иных традиций мышления о мире.

Державники, стремившиеся утвердить политическую независимость России, могут быть классифицированы по методам достижения ставившихся ими целей. В различные исторические периоды среди державников выделялись, во-первых, умеренные западники, или сторонники достижения российских целей путем выстраивания геополитических союзов со странами Запада; во-вторых, изоляционисты, или защитники гибких международных коалиций; в-третьих, ястребы, или сторонники наступательной политики с позиции силы и независимости. Несмотря на различия в понимании средств внешней политики и структуры мировой системы, всех державников объединяла приверженность ценностям безопасности и престижа государства и видение окружающего мира как потенциально опасного для России. Подобно западникам, державники испытали значительное влияние западных идей и многие из них восторгались европейской дипломатией Клеменса Меттерниха и Отто Бисмарка, американской дипломатией Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского.

Российские третьеримцы также отличаются разнообразием. Со времени стяжателей и нестяжателей среди них выделялись сторонники независимости от государства и те, кто видел в союзе с властью необходимость ценностного самоутверждения. В частности, теория Третьего Рима как последнего оплота русского культурного влияния родилась в среде близкого к стяжательству движения. В разные исторические периоды среди последних были защитники империи, монархисты, сторонники славянского единения, евразийцы и коммунисты. Обратная, «нестяжательская» сторона традиции видела в политической независимости лишь средство укрепления культурной самобытности и была представлена Нилом Сорским и раскольниками, а также ранними славянофилами, которые считали русский народ негосударственным. Сторонники негосударственного культурного влияния были представлены и движением русского религиозного ренессанса начиная с Владимира Соловьева. Особой идеалистической версией коммунистического «нестяжательства» стало направление, считавшее неизбежным утверждение власти рабочих в мире при постепенном отмирании государства. Как и другие традиции, третьеримство испытало влияние западных идей — от немецкого романтизма до американских теоретиков плюрализма цивилизаций.

Далее рассматривается вклад каждой из традиций в развитие русской международной теории, анализируется как исторический контекст, так и теоретическое своеобразие различных направлений мысли от Московской Руси до нашего времени. Объяснение такого исторического и теоретического своеобразия следует связывать как с факторами внутрироссийского, так и глобального свойства. Характер правления, единство государства, наличие необходимых для фундаментальных теоретических разработок являются важными внутренними причинами, определяющими возможное развитие международной теории. Не менее существенны факторы глобального порядка, такие, как участие страны в войнах, опережающее или, наоборот, отстающее экономическое развитие. В соответствующих главах и разделах подробно рассматриваются условия формирования различных традиций русской международной теории.

Наконец, книга предлагает свою оценку теоретического статуса и перспектив развития традиций западничества, державничест- ва и третьеримства. Анализируя современные дискуссии российских международников, я пытаюсь поставить их в контекст трех рассмотренных традиций и на этой основе оценить потенциал их дальнейшего роста и способность служить опорой проведения надежной внешней политики российского государства.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>