Полная версия

Главная arrow Политология arrow Актуальные проблемы мировой политики в XXI веке. Вып. 8

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Участие России в международном сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды в рамках развития евразийской экономической интеграции

Audrey Л. Alimov, Marina A. Ermolina

Russia's participation in international co-operation in the field of environmental protection within the framework of developing Eurasian economic integration

Аннотация, в статье говорится о значимости экологической составляющей процесса развития глубокой интеграции в рамках Евразийского экономического союза. Опираясь на основные положения концепции устойчивого развития, на практику сотрудничества в области окружающей среды и развития, авторы раскрывают собственное видение основных направлений инте^^ации в новом экономическом акторе гло- бального социо-эколого-экономического развития.

Ключевые слова:экология, экологическая политикау охрана окружающей среды, устойчивое развитиеу евразийская интеграциям.

Abstract. The article covers the significance of the environmental (ecological) part of deep integration in the frames of Euro-Asian economic union. Basing on the main pains of the Sustainable development Concept and the practice of international cooperation in the field of environment and development, the authors demonstrate their own understanding of the main integrative approaches in the frames of a new economic actor in global socio- ecology-economic development.

Keywords: ecology, environmental policy, environmental protection, sustainable development, Eurasian integration.

До недавнего времени начало XXI в. связывалось с перспективой формирования глобальных институтов управления в контексте устойчивого развития [11]. Важную роль в связи с этим сыграла Организация Объединенных Наций, деятельность которой в последние годы направлена на решение комплекса проблем, с которыми человечество столкнулось на пороге тысячелетия.

Особое внимание ООН уделяла решению глобальных проблем, которые требуют широкого международного сотрудничества. Но истоки глобальных проблем, включая экологическую, связаны с их локальными и региональными проявлениями [2]. Вместе с тем процесс глобализации показал, что динамика развития глобальных проблем чрезвычайно высока, а усилия, предпринимаемые мировым на)гчным и политическим сообществом, значительно отстают от возможности их разрешения.

Прошедшие под эгидой ООН международные конференции не привели к заметным изменениям на этом фронте. Тем не менее появилось несколько обращений практически ко всем странам мира, в рамках кото- рых были сформулированы предложения по совместному разрешению глобальной экологической проблемы.

Особенно следует выделить 1992 год и решения, принятые второй Конференцией ООН по окружающей среде и развитию. Это был уже второй глобальный форум по проблемам окружающей среды и развития. Назовем основные документы, принятые в Рио-де-Жанейро, и их влияние на мировое сообщества в канун XXI века.

Это рамочные конвенции по климатическим изменениям и биоразнообразию, которые определили основные направления развития международного природопользования. Несомненно, особое значение имела Декларация Рио, но как документ общего характера он был скорее декларативным, призывающим к усилению и расширению международного сотрудничества в этом направлении. Значительно большее значе- ние имеет «Повестка Дня на XXI век», ибо в ней был предложен, правда, не конкретный, но все же план реализации Концепции устойчивого развития. (В наши планы не входит анализ этой концепции, отметим лишь, что она действительно важна, но вместе с тем и противоречива по своему существу. Поэтому ее можно рассматривать как данность, требующую дальнейшего уточнения с учетом получаемых практически резуль- татов.)

Как показали проведенные ООН последующие конференции по проблемам окружающей среды и развития, в их решениях и документах в основном говорилось «о принятых мерах и результатах» в контексте «Рио+10» и «Рио+20». Однако можно считать, что до настоящего времени не удалось достичь заметных положительных успехов. Более того, решения Конференций ООН не способствуют существенным сдвигам в решении накопившихся социальных, экономических и экологических проблем «в глобальном масштабе». Еще сохраняются серьезные противоречия в русле «экономического роста, социального процветания и экологического благополучия» [9. С. 17], которые не разрешаются ввиду отсутствия действенных механизмов их применения на международном и национальном уровнях.

В связи с этим политики и ученые разных стран все чаще высказывают обоснованные сомнения относительно эффективности «совместных усилий» мирового сообщества и отдают предпочтение принципам регионального сотрудничества [17]. Такое сотрудничество носит, как правило, трансграничный характер, связано с членством в региональных организациях и обусловлено подписанием многочисленных соглашений, чаще всего с экономическим подтекстом.

Региональные экологические проблемы традиционно рассматривались в определенных географических рамках. Например, это Евросоюз, АСЕАН, НАФТА, где имеет место определенная схожесть эколого-географических характеристик. Отметим, что достаточно успешно на протяжении ряда десятилетий выглядела интеграционная политика стран- участниц Европейского Союза, деятельность которого изначально была ориентирована на «Общий рынок». Однако в последнее время и эта система оказалась недостаточно прочной, поскольку не все государства, входящие в состав ЕС, в силу экономических условий оказались способны- ми поддерживать «надлежащие параметры своего членства».

Вместе с тем политика ЕС в сфере охраны окружающей среды стала эталоном природоохранной деятельности в региональном масштабе. Ее основные положения могут быть использованы и в других регионах планеты. В данном случае для Российской Федерации изучение практики экологического регионального сотрудничества приобретает особую значимость. Поэтому именно опыт евразийской интеграции может и должен быть использован Россией в развитии политики добрососедства, наполняя новым смыслом и содержанием возможность создания новых региональных и межрегиональных союзов [17. С. 411].

Начало процессу сотрудничества бывших стран СССР было положено еще в 1992 г. учреждением Содружества Независимых Государств (в состав СНГ на тот момент вошли Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан и Узбекистан). Основные цели развития этой организации были закреплены в ст. 2 ее Устава. В числе важнейших направлений сотрудничества были названы совместные усилия в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях. При этом был провозглашен принцип всестороннего и сбалансированного экономического и социального развития государств-членов в рамках общего экономического пространства, что предполагает межгосударственную кооперацию, интегра- цию и ряд других процессов.

В рамках СНГ были приняты различные документы, касающиеся вопросов в сфере охраны окружающей среды в контексте экономической интеграции. Вместе с тем уже изначально региональному сотрудничеству был задан экономический вектор развития. Так, в одном из материалов СНГ подчеркнуто следующее: «В документах СНГ экономическим аспектам природоохранной деятельности уделяется самое серьезное внимание. ?…> Группа проводит мониторинг Дорожной карты по ключевым эколо- гическим вопросам объединения электроэнергетических рынков» [10].

В 2007 г. странами СНГ был разработан Модельный экологический кодекс для государств-участников Содружества, который остался нереализованным [13]. Однако в дальнейшем произошли изменения, результат которых сказался в снижении уровня значимости экологического со- трудничества в рамках СНГ.

Одна из целей Евразийского экономического союза (созданного на базе Таможенного союза России, Казахстана и Белоруссии), реальная деятельность которого началась 1 января 2015 г., заключается в сближении и гармонизации национальных законодательств. Однако, как и при создании Евросоюза, стержневая идея этого образования нацелена, прежде всего, на экономические аспекты взаимодействия. 15 лет назад был организован новый коллективный актор процесса — Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), который в настоящее время прекратил суще- ствование [5]. Можно сказать, что создание ЕврАзЭС был первым шагом на пути формирования Евразийского экономического союза.

В Договоре об з^реждении ЕврАзЭС, принятом 10 октября 2000 г., специально оговаривалось, что подписывающие его страны (в число которых изначально вошли Республика Беларусь, Республика Казахстан, Киргизская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан, с 2006 по 2008 гг. в сообщество входил также Узбекистан) «стремятся обеспечить согласование проводимых социально-экономических преобразований в различных областях» [8]. При этом основной акцент сотрудничества стран- участниц заключался в «координации подходов при интеграции в мировую экономику и международную торговую систему» [8].

Несомненно, важным направлением политики ЕврАзЭС в сфере природопользования и охраны окружающей среды стало создание Таможенного союза. С 1 января 2010 г. положено начало процессу формирования Единого экономического пространства, а с 1 января 2012 г. началась активная работа Евразийской экономической комиссии. При этом в последние годы в число перспективных направлений политики стран- )^частниц этих организаций было включено сотрудничество в области охраны окружающей среды и устойчивого развития. 28 января 2011 г. при

Интеграционном комитете ЕврАзЭС был создан Совет в области охраны окружающей среды, в состав которого вошли руководители природоохранных органов стран-участниц Сообщества.

Поскольку Российская Федерация непосредственно граничит с Белоруссией и Казахстаном, важным аспектом формирования основ региональной экологической политики в контексте евразийской интеграции стала разработка документов и двусторонних соглашений между эти- ми странами: Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области охраны окружающей среды (рамочное соглашение) от 05.07.1994; Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан о со- вместном использовании и охране трансграничных водных объектов от 27.08.1992 (прекратило свое действие 07.09.2010); в области охраны окружающей среды от 22.12.2004, о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов от 07.09.2010, и, наконец, о создании транс- граничного резервата «Алтай» от 15.09.2010 [4].

В 2014 г. странами-участницами СНГ приняты модельные законы «О рациональном использовании и охране трансграничных вод (трансграничных водных объектов)», «Об экологическом страховании» и «Об экологическом агропроизводстве», а также проекты «Соглашения о сотрудничестве государств-членов ЕврАзЭС в области охраны окружающей среды» и «Плана мероприятий по реализации Основных направлений сотрудничества государств-членов ЕврАзЭС в области охраны окружающей среды на 2014-2015 и последующие годы».

Таким образом, за последние годы странами-участницами международных организаций в рамках евразийской интеграции предприняты определенные усилия в целях разработки современной и эффективной нормативной базы по вопросам охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности. Всеми государствами разработаны законы об охране окружающей среды либо внесены в них изменения, способствующие внедрению более эффективных механизмов управления природопользованием и качеством окружающей среды. Однако, как подчеркивалось представителями стран-)^частниц ЕврАзЭС на одном из его заседаний, доля инвестиций, направляемых на указанные мероприятия, по отношению к ВВП стран ЕврАзЭС все еще остается незначительной [15].

Решение о создании Евразийского экономического союза (Договор о создании Евразийского союза подписали Россия, Казахстан, Белоруссия и Армения 29 мая 2014 г.) придало новый импульс и все возрастающую динамику экономическим отношениям между входящими в него странами.

Естественно, что данная организация преследует чисто экономические цели, по крайней мере, на ближайшее десятилетие. Однако в дальнейшем целесообразным является также сотрудничество в сфере охраны окружающей среды и рационального природопользования, что подтверждается опытом Евросоюза.

Необходимость совместной экологической политики обусловлена тем, что территории бывших союзных республик, последовательно ставших участниками СНГ, ЕврАзЭС и ЕЭС, занимают огромные территории со значительными водными, лесными, и земельными ресурсами, запасами полезных ископаемых. Большинство водоемов, расположенных в регионе, имеют межгосударственный и трансграничный характер. В результате воздушных перемещений возможно трансграничное и даже трансрегиональное загрязнение [15], что потребует принятия своевременных предупредительных мер. Здесь следует подчеркнуть, что страны-участники ЕЭС расположены в разных эколого-географических зонах. Это делает необходимым проведение специальных исследований в области охраны окружающей среды и природопользования. В экологическом плане страны-участники ЕЭС значительно разнятся между собой, следовательно, необходим учет такого рода различий, поскольку единого решения в экологической сфере достичь будет очень сложно.

Действительно, для успешного социально-экологического развития всех стран-участниц ЕЭС, как и каждой из них, важнейшим направлением будет создание и внедрение новых, экологически ориентированных подходов, включая инновационную составляющую [3]. Но практи- ка глобального природопользования показала, что любое инновационное начинание должно обязательно проходить «обследование» на уровень экологического риска. Примером здесь может служить все более и более широкая практика по получению сланцевой нефти и газа. По крайней мере, даже в США, являющихся пионером «сланцевой революции» все- таки появляется информация от экологов, что долгосрочное продолжение получения нефти и газа из сланца надо серьезно изучить и, по край- ней мере, ввести в этот процесс необходимые ограничения.

Судя по развитию идей касательно экономического развития ЕЭС, экологическая часть будущего сотрудничества осталась вне «сцены» экономического развития. Сегодня необходимо говорить о трех важнейших составляющих устойчивого развития, в число которых включены экономическая, социальная и экологическая сферы. Такое положение было высказано не только в известном докладе Международной комиссии ООН по окружающей среде и развитию 1987 г. [14], но и в работах российских экономистов. В частности П.Г. Олдак отмечал, что «двусторонний»

А.А. Алимов, М.А. Ермолина

подход — только экономика и социальная сфера — уже неприемлем для сохранения экологического равновесия [1]. При определении понятия «устойчивое развитие» авторы вышеуказанного Доклада подчеркивали значимость трех его составляющих. Приведем конкретные положения, характерные для объяснения понятия «устойчивое развитие». Здесь следует отметить, что одна из причин критики этой концепции в России связана с неправильным толкованием понятия “sustainable development”,которое необходимо переводить как «поддерживаемое и управляемое развитие».

В соответствии с упомянутым выше документом, устойчивое развитие —это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. Оно включает два ключевых понятия:

  • -понятие потребностей, в частности потребностей, необходимых для существования беднейших слоев населения, которые должны быть предметом первостепенного приоритета;
  • -понятие ограничений, обусловленных состоянием технологии и организацией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности.

Мы уже отмечали, что детальное рассмотрение этого положения не входит в наши планы в рамках данной статьи. Однако именно здесь следует, по нашему мнению, отметить, что второе понятие — понятие ограничений, обусловленных определенными объективными факторами, означает не что иное, как несущую (хозяйственную) емкость биосферы. И это действительно надо обязательно учитывать при разработке стратегических планов сотрудничества. Антропогенно-техногенное давление общества на природную среду уже в настоящее время достаточно высоко. В связи с развитием сотрудничества в рамках ЕЭС это давление, несомненно, увеличится. Поэтому нужно было бы определить такие составляющие, как демографический рост, потребление ресурсов и негативное воздействие на окружающую природную среду в виде многочисленных загрязнений. Поэтому в данном случае мы говорим об устойчивости биосферы как громадной открытой экосистемы. (К сожалению, на практике зачастую неправильно используется само слово «экология», когда говорится о «плохой» или «хорошей экологии». На самом деле экология — это наука, такая же, как биология, гидрология, океанология и т. д. Неоднократно такого рода пояснения в своих работах, посвященных проблемам взаимодействия общества и природы, давал академик Н.Н. Моисеев.)

Известно, что биосфера не имеет каких-либо рамок и границ. Поэтому региональная интеграция не может быть ограничена только местным воздействием — переносы загрязнений любого вида и степени опасности могут достигать нескольких тысяч километров, затрагивая разные страны и регионы.

Уже давно получилось так, что на постсоветском пространстве имели место различные экономико-экологические проблемы, часть которых осталась от Советского Союза. Поэтому во внутренних стратегиях государств, входящих в состав ЕЭС, на первое место выдвигаются экологические приоритеты, связанные с обеспечением права человека на благоири- ятную окружающую среду и рациональным использованием природных ресурсов [7], а в евразийской политике — экономические и отчасти технологические механизмы [12].

Это показала и I Международная конференция «Перспективы развития Евразийского экономического союза», проведенная в Санкт- Петербурге 4-5 декабря 2014 г. По крайней мере, среди всех докладов, сообщений и дискуссий всего одно (!) было посвящено экологической составляющей. В данном случае именно один из авторов настоящей статьи выступал по «экологическому сюжету», да и то в рамках круглого стола, посвященного безопасности в развитии ЕЭС. Правда, удалось дока- зать, что экологическая безопасность является одной из составляющих мягкой безопасности в целом. Но при принятии решений но вопросам общего развития этого нового коллективного актора глобальной экономики было отмечено, что в настоящее время имеются только разработки модельных законов в области обеспечения социально-эколого-эконо- мического развития. Но здесь же нужно уделить специальное внимание вопросам экологического права и экономико-правовых механизмов, за счет которых можно будет регулировать процесс природопользования Евразийского экономического союза.

Желание присоединиться к экономическому сотрудничеству в рамках евразийской интеграции в последние годы изъявили Китай, Индия, Иран, Вьетнам, Южная Корея и другие страны. Немаловажно, что многие из этих стран являются партнерами по ряду соглашений в сфере природопользования и охраны окружающей среды [6].

Так, например, между Россией и Китаем были заключены соглашения о сотрудничестве в области охраны окружающей среды (1994), о заповеднике «Озеро Ханка» (1996), об охране тигра (1997), о радиональ- ном использовании и охране трансграничных вод (2008); между Россией и Кореей — соглашения о сотрудничестве в области охраны окружающей среды (1994), об охране перелетных птиц (1994), в области предупреждения незаконного, несообщаемого и неконтролируемого промысла живых морских ресурсов (2009); между Россией и Индией — о сотрудничестве

А. А. Алимов, М.А. Ермолина

в области охраны окружающей среды и природных ресурсов (1994). Очевидно, что у России имеются перспективы заключить соглашения по вопросам охраны окружающей среды и рационального природопользования со всеми странами в рамках евразийской интеграции, с которыми достигнуты или будут достигнуты в ближайшее время соглашения по экономическим вопросам [16].

Литература

Алимов АЛ. Экологическая безопасность и мировая политика: что происходит, кто виноват и что делать? // Вестник МГИМО Университета. 2011. №4. С. 226-232.

  • 2. Васильева Н.А., Лагутина МЛ. Глобальный евразийский регион: опыт теоретического осмысления социально-политической интеграции. СПб: Изд-во Политехи, ун-та, 2012.
  • 3. Васильева Н.А., Лагутина МЛ. Формирование Евразийского союза в контексте глобальной регионализации // Евразийская экономическая интеграция. 2012. № 3 (16). С. 16-29.
  • 4. Высторобец Е.А., Долгих Р.И. Двусторонние природоохранные соглашения России. М.; Уфа: МИРмпОС, Центр интерэкоправа ЕврАзНИИПП, 2012.
  • 5. «Договор о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества» подписан в г. Минске 10 октября 2014 // URL: http:// www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_170016/ (дата обращения: 14.12.2014).
  • 6. Евразийская интеграция в 2014 году // URL: http://www.geopolitics. ru/2014/02/еvrazijskayа-integraciya-v-2014-godu/ (дата обращения: 14.12.2014).
  • 7. Долгосрочная стратегия развития Казахстана «Казахстан - 2030» — Нурсултан Назарбаев // URL: http://www.mz.gov.kz/files/strategiya_ 2030_rus.doc. (дата обращения: 14.12.2014).
  • 8. Евразийское экономическое сообщество. Официальный сайт // URL: http://evrazes.eom/docs/view/3 (дата обращения: 14.12.2014).
  • 9. Ермолина МЛ. Устойчивое развитие современного города: международно-правовые аспекты и политика //Проблемы развития экономики и общества. Saint-Louis, МО: Publishing House ''Science & Innovation Center”,2013.
  • 10. Информация о некоторых экономических аспектах экологических проблем в странах-участницах СНГ // URL: e-cis.info-foto/pages/23970. doc (дата обращения: 14.12.2014).
  • 11. Лагутина МЛ., Наумкин Я.С. Глобальное экологическое управление в контексте устойчивого развития // Актуальные проблемы мировой политики в XXI веке: сб. статей / под ред. В.С. Ягьи, Т.С. Немчиновой. СПб.: СПбГУ, 2013. С. 44-56.
  • 12. Министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Сулейменов принял участие в Четвертом Казахстанском бизнес-форуме // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/ll-ll-2013-1. aspx (дата обращения: 14.12.2014).
  • 13. Модельный Экологический кодекс для государств — участников Содружества Независимых Государств // URL: http://docs.cntd.ru/ document/902092607 (дата обращения: 14.12.2014).
  • 14. Наше общее будущее. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию. М., 1989.
  • 15 . Приоритеты интеграции в сфере экологии // Известия. 01.11.2013 // URL: http://www.evrazes.eom/i/data/item7627-l.pdf (дата обращения: 14.12.2014).
  • 16. Сравнительная таблица прогнозов социально-экономического развития государств — членов Таможенного союза и Единого экономического пространства на долгосрочную перспективу (по состоянию на декабрь 2012 года) // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/ integr_i_makroec/dep_makroec_pol/investigations/Documents/comp_ an_2012_2.pdf (дата обращения: 14.12.2014).
  • 17. Ягья В.С. Укрупнение регионов в Российской Федерации: за и против // Актуальные проблемы мировой политики в XXI веке: сб. статей / под ред. В.С. Ягьи, Т.С. Немчиновой. СПб.: СПбГУ, 2013. С. 408-467.

Yana V. Leksyutina

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>