Словарь валюативного языка и его прагматические приложения

В статье «Логический стандарт оценочных высказываний» мы предложили некий общий стандарт валюативного суждения как такового, которое имеет структуру IV,й, где V- валюативный, а Г— фактический компоненты суждения. Выше уже эта структура упоминалась при анализе идеологической компоненты валюатива. В валюативный компонент входят выражения из валюативного фрагмента естественного языка, формирующего словарь языка валюатива. В случае с валюативом мы имеем два типа объектов. Во-первых, это имена строк валюативной матрицы: «герой», «враг», «мученик», «норма», «ценность», «идеология» и т.д. Во-вторых, это части социальной реальности: люди, их действия, качества, потребности, рассуждения, взгляды, социальные институты. Социальная жизнь не дана нам нейтрально, но с какой-то точки зрения - нашей ли только, раз- [1] [2]

деляемой ли нами еще с кем-то, навязываемой нам или предложенной на выбор. Эта точка зрения как раз и устанавливает правила социальной интерпретации, в соответствии с которыми мы кого-то назовем, например, героем, а кого-то - врагом. Эти правила могут иметь явные формулировки - в уставах, кодексах, законах, письменных заповедях - в документах. Обычно это относится к нормам и ценностям. Но есть и подразумеваемые варианты таких правил, они содержатся, например, в жизнеописаниях героев. Ясно, что в роли «пустых» ячеек, «заполняемых» значениями, выступают как раз названия строк валюативной матрицы, а самих значений - объекты второго типа.

Зададим такой словарь в общем виде применительно к русскому языку, валюативный фрагмент которого обозначим как Яшу.

В этот словарь входят:

  • 1. непосредственно имена строчек валюативной матрицы: «герой», «враг», «мученик», «норма», «ценность», «идеология»;
  • 2. нормативные, оценочные, аксиологические и этические операторы, соответственно: «запрещено», «разрешено», «преступление», «подвиг», «плохо», «хорошо», «позитивно», «негативно», «оптимально», «эффективно», «благо», «добро», «зло», «нравственно», «безнравственно», «правильно», «неправильно», «идеологически верно», «идеологически неверно» и их возможные синонимы;
  • 3. операции использования отрицательных частиц, а также аффиксации с префиксами и суффиксами, сообщающими дополнительные валюа- тивные градации корневым элементам слова: отрицательные префиксы, суффиксы степеней прилагательных, отрицательные частицы;
  • 4. операция ударения с функцией ударения выделять отдельно взятый фрагмент высказывания как особо значимый;
  • 5. операция написания особым шрифтом фрагментов высказывания, имеющих ту или иную валюативную значимость;
  • 6. технические знаки: знаки пунктуации (вопросительный знак может выражать сомнение в принадлежности валюативу, восклицательный - эмоциональную наполненность, неравнодушие и т.д.).

Элементы словаря языка ЯиЗу, заданные пунктами 1, 2, представляют собой фактически валюативные модальности, класс которых шире, чем класс только аксиологических, а пунктами 3-5 - операции по образованию или модификации таких модальностей. При этом выражения из пункта 1 обычно не модифицируются, в то время как операторы из пункта 2 могут модифицироваться, например, предполагать градации «лучше», «хуже», «добрее», «злее», «эффективнее» и т.п. Все грамматические свойства валюативных элементов заимствуются валюативным языком из языка естественного. Элементы словаря языка Яшу подчиняются, например, грамматике русского языка и выполняют все полагающиеся функции в предложениях. Среди этих функций мы выделяем одну, а именно - ва- лаютивную, делающую язык языком валюатива. Еще раз подчеркнем, что оценочность и аксиологичность есть лишь частные аспекты валюатива, разновидности внутри более богатого класса модальностей, включающего все многообразие валюативных характеристик.

  • [1] Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки... С. 7.
  • [2] Там же. С. 12.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >