Общая характеристика и тенденции развития механизма правового регулирования рынка финансовых услуг России при вступлении во Всемирную торговую организацию. Либерализация рынка ценных бумаг

Предоставление иностранным организациям при вступлении нашей страны в ВТО доступа в различные сферы национального рынка услуг, включая финансовый сектор, является одним из неотъемлемых условий интеграции России в процессы создания глобальной экономической системы. Рассмотрим ряд вопросов, возникающих в связи с созданием соответствующего правового механизма и укажем на тенденции его возможного развития и совершенствования[1].

Прежде всего следует определить различия, связанные с порядком осуществления торговли товарами и финансовыми услугами.

Как, например, отмечает П. Моррисон, отличие торговли товарами от оказания услуг (включая большинство финансовых) заключается в том, что услуги могут оказываться даже несмотря на тот факт, что лицо, их оказывающее, и потребитель находятся в тот или иной момент времени на различных территориях[2]. Такого рода деятельность оказывается подвержена влиянию определенных рисков. К ним необходимо причислить ограниченность информации (например, статистических данных) и злоупотребление монопольным положением.

По мнению ряда специалистов, либерализация регулирования финансовых услуг посредством ГАТС остается важным элементом в повышении эффективности национальных экономик и усилении взаимовыгодного трансграничного сотрудничества.

Вместе с тем нельзя не согласиться с мнением, что «для определения соответствия межгосударственных экономических отношений принципу взаимной выгоды необходимо учитывать ряд критериев, позволяющих дать объективную оценку такого рода правовых и экономических последствий, как, например, разница в экономическом положении государств (в первую очередь степень развитости экономики и обеспеченность природными ресурсами); предоставляемые друг другу правовые режимы; наличие материальной и формальной взаимности; соблюдение участниками сотрудничества прочих принципов и норм международного права/международного экономического права; особенности внутреннего законодательства, касающегося внешнеэкономической деятельности; внешнеполитические цели сторон, основанные на государственных интересах и потребностях; факт членства в экономических интеграционных объединениях государств и ВТО; историко-правовые аспекты сотрудничества»[3].

Как отмечает И. А. Зуева, существуют сомнения в том, может ли юрисдикция (даже при краткосрочном успехе и притоке частных структур) реализовать свое преимущество в долгосрочной перспективе[4].

В настоящее время выделяется несколько способов (ряд авторов именуют их моделями) оказания финансовых услуг.

3

Первый способ оказания услуг связан с осуществлением трансграничных операций, когда лицо, оказывающее услугу, и лицо, ее получающее, находятся на различных территориях, как, например, в случае с электронными расчетами.

Особенность второго способа заключается в том, что для получения услуги обе стороны — оказывающее услугу и получающее ее — находятся на одной территории.

Третий способ оказания финансовых услуг предполагает присутствие лица-нерезидента на той территории, где оно оказывает услуги потребителям, что сопряжено с созданием обособленного структурного подразделения юридического лица — нерезидента (например, получение филиалом иностранной страховой организации на территории РФ соответствующей лицензии).

Наконец, четвертый способ связан с признанием организацией- нерезидентом возможности функционировать на соответствующей территории напрямую.

Выбор того или иного способа (модели) зависит от режима ограничений, применяемых на национальном уровне в отношении нерезидентов.

Представители России подписали протоколы по доступу на рынок услуг со всеми членами рабочей группы по присоединению России к ВТО, с которыми проводились двусторонние переговоры. В некоторых случаях позиция России (например, в отношении доступа на рынок финансовых организаций) предусматривает ряд ограничений для работы иностранных финансовых институтов услуг на российском рынке. Такая позиция позволяет при необходимости использовать дополнительные инструменты защиты национальных интересов[5].

Как отмечает С. В. Комендантов, после присоединения к ВТО Россия оставляет за собой право определять и применять необходимые меры внутреннего регулирования рынка услуг (лицензирование, аккредитацию, сертификацию, квалификационные требования) при условии, что такие меры основываются на объективных и гласных критериях, не являются обременительными в большей степени, чем это необходимо для обеспечения качества услуги, и не используются для ограничения поставки услуги[6].

Ограничения доступа на рынок финансовых услуг, которые могут применяться на национальном уровне, должны устанавливаться исходя:

  • 1) из общего количества лиц, оказывающих соответствующие услуги;
  • 2) общей стоимости финансовых операций, услуг или активов, общего числа финансовых операций, услуг, в том числе оказанных финансовых услуг;
  • 3) общего количества физических лиц, которые могут быть заняты в финансовом секторе;
  • 4) закрепления определенной организационно-правовой формы юридического лица, оказывающего финансовые услуги[7];
  • 5) возможности участия иностранного капитала в создании лица, оказывающего финансовые услуги[8].

Нельзя не согласиться с мнением тех ученых, которые причисляют к инструментам регулирования сферы финансовых услуг пруденциальные меры[9].

Соглашение об обязательствах в сфере финансовых услуг вводит ряд ограничений к порядку оказания финансовых услуг в России[10].

С точки зрения представителей международных организаций, порядок оценки степени открытости рынка финансовых услуг (неотъемлемой части «стресс-теста финансовой системы») основан на анализе таких показателей, как наличие прав на имущество, а также рынка ценных бумаг; структура платежного баланса; уровень перемещения капитала[11]. Указанные критерии не вполне применимы к оценке правовых последствий реформы российского законодательства при вступлении в ВТО.

С методологической точки зрения важно подчеркнуть три взаимосвязанных момента. Во-первых, практически невозможно выделить «чистые эффекты» от присоединения к ВТО, и это не удавалось ни одной развитой и развивающейся стране в отношении себя. Во-вторых, раскрывающиеся возможности очень сложно однозначно отнести к выгодам или потерям. В-третьих, большинство оценок в данном случае имеют сценарно-вероятностный характер, поскольку неизвестны конечные условия вступления и невозможно учесть все кросс-секто- ральные пересечения воздействующих факторов[12].

На наш взгляд, наиболее верным представляется исследование указанного процесса с учетом оценки реализации базовых принципов, на основе которых осуществляется правовое регулирование в указанной сфере. Главные положения, на основе которых осуществляется регулирование сферы финансовых услуг, отражены в рамках акта «Кодекс надлежащей практики по обеспечению прозрачности в денежно-кредитной и финансовой политике: декларация принципов» (принят Временным комитетом МВФ 26 сентября 1999 г.)[13], Ключевых принципов для системно-значимой платежной системы (приняты Комитетом по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов в январе 2001 г.)[14], Базовых принципов эффективного банковского надзора (Базельский комитет банковского надзора, 2006 г.)[15], Основных принципов и методологии страхования (приняты Международной ассоциацией страховых надзоров)[16], Целей и принципов регулирования рынка ценных бумаг (приняты Международной организацией органов регулирования рынка ценных бумаг)[17].

Анализ ГАТС дает возможность выделить три крупных блока финансовых услуг, либерализация доступа к которым является неотъемлемым условием членства в ВТО. Это услуги: 1) связанные с деятельностью по оказанию услуг по страхованию; 2) оказываемые кредитными организациями (за исключением деятельности на рынке ценных бумаг); 3) оказываемые в процессе осуществления деятельности на рынке ценных бумаг.

Рассмотрим более детально состояние механизма правового регулирования услуг, оказываемых на рынке ценных бумаг в России.

Как отмечают отдельные авторы, являясь сегментом финансового рынка, рынок ценных бумаг, с одной стороны, обеспечивает интересы частных лиц, предоставляя им возможность заключать гражданско- правовые договоры по ценным бумагам, с другой — определяет стабильность развития экономики страны и выступает дополнительным источником финансирования остальных частей финансового рынка[18]. Таким образом, регулирование, контроль и надзор, осуществляемые в рамках указанных отношений, обусловливаются наличием объективной потребности в поддержании определенного баланса между частным и публичным интересом, что обязывает государство в лице его органов осуществлять контрольно-надзорную и стимулирующую политику на фондовом рынке. Регулирование рынка ценных бумаг позволяет защитить интересы общества, государства, личности, обеспечить стабильность финансовой системы, устойчивость, предсказуемость и надежность инвестиций для всех участников рынка, государства и общества[19]. Следует учитывать, что рынок ценных бумаг рассматривается как комплексный институт, сочетающий правовое регулирование гражданского, финансового и административного права[20].

Общемировой подход к правовому регулированию на рынке ценных бумаг заключается в том, что оно должно строиться на базе ряда принципов, среди которых ученые выделяют следующие: 1) разрешительный порядок осуществления деятельности; 2) взаимное признание разрешительных актов; 3) надзор страны происхождения эмитента (инвестора); 4) сотрудничество надзорных органов; 5) введение единых стандартов осуществления профессиональной деятельности;

6) защита публичных интересов; 7) обеспечение равных условий конкуренции и предотвращение регулятивного арбитража; 8) своевременное и полное раскрытие информации об эмитенте и о ценных бумагах; 9) равенство участников рынка ценных бумаг независимо от наличия у них инсайдерской информации[21]; 10) повышенная защита инвесторов, не являющихся профессиональными участниками рынка ценных бумаг[22].

Приватизация и как результат акционирование привели в действие механизм создания целого комплекса правовых, административных и финансовых институтов, которые обеспечивают работу хозяйствующих субъектов. Так, появились различные фонды ценностей (облигации, акции, производные инструменты векселя); определились основные участники рынка ценных бумаг (инвесторы, эмитенты, финансовые посредники); сформировались ключевые инструменты функционирования рынка ценных бумаг (внебиржевые организаторы торгов; биржи; специализированные регистраторы; депозитарии; са- морегулируемые организации профессиональных участников фондового рынка и др.)[23].

В настоящее время сложилась устойчивая система органов, обеспечивающих соответствующие регулирование и контроль. Правовое регулирование деятельности на рынке ценных бумаг осуществляется Правительством РФ[24], Министерством финансов РФ, Федеральной службой по финансовым рынкам[25], а также Центральным банком РФ[26]. Как полагают представители НАУФОР, проблемой в такой ситуации видится не вполне верное разграничение полномочий по регулированию. Действительно, в настоящее время (начиная с 2011 г.) функции по нормативно-правовому регулированию на рынке ценных бумаг поделены между Минфином России и ФСФР России, в частности по согласованию с Министерством ФСФР России разрабатывает стандарты распространения, предоставления или раскрытия информации о деятельности негосударственного пенсионного фонда. Однако, на наш взгляд, указанное разграничение направлено на более детальную проработку актов, регулирующих деятельность профессиональных участников, и не направлено на ограничение рынка ценных бумаг.

Одной из существенных мер, ориентированных на совершенствование системы управления рынком ценных бумаг, является создание «мегарегулятора» — органа, концентрирующего полномочия по регулированию. Предполагается, что его создание будет производиться путем передачи полномочий ФСФР России Банку России.

Следует согласиться с той точкой зрения, что указанные преобразования имеют оправданный характер, поскольку, принимая во внимание специфику таких участников рынка ценных бумаг, как кредитные и страховые организации, а также опыт сильной централизации на рынке в советский период, можно говорить о возможных трудностях создания такого органа; тем не менее необходимо отметить, что мегарегулятор будет способствовать более эффективному регулированию рынка и позволит избежать конфликтов в вопросах регулирования рынка[27].

В настоящее время Российская Федерация проводит политику по созданию равных конкурентных условий между участниками рынка ценных бумаг, выражающими интересы государства, и негосударственными финансовыми институтами.

Одной из регулятивных мер, направленных на развитие конкуренции между государственными и негосударственными институтами на рынке ценных бумаг, является создание Российского финансового агентства[28].

Как отмечается в пояснительной записке к проекту закона о Российском финансовом агентстве, «для реализации менее консервативных стратегий размещения средств Фонда национального благосостояния, в том числе предусматривающих проведение операций с корпоративными ценными бумагами, необходимо создание специализированного института под контролем государства». К функциям последнего относятся: размещение государственных финансовых активов Российской Федерации; размещение, выкуп, обмен, обслуживание, погашение и учет государственных долговых обязательств; установление правил и критериев отбора профессиональных финансовых организаций, а также правил оценки эффективности оказания Обществу услуг профессиональными финансовыми организациями; отбор профессиональных финансовых организаций; заключение с Центральным банком РФ и отобранными профессиональными финансовыми организациями договоров, в том числе предусматривающих совершение сделок по поручению Общества от имени указанных организаций; осуществление контроля за исполнением профессиональными финансовыми организациями и Центральным банком РФ обязательств в рамках договоров; оценка эффективности оказания профессиональными финансовыми организациями и Центральным банком РФ услуг, предоставляемых Обществу, на основании отчетности профессиональных финансовых организаций; разработка предложений по управлению государственными финансовыми активами Российской Федерации и государственным долгом Российской Федерации; принятие мер, предусмотренных законодательством РФ, для обеспечения сохранности государственных финансовых активов Российской Федерации, а также обеспечения интересов России в процессе управления государственными долговыми обязательствами Российской Федерации; участие во взаимодействии уполномоченных федеральных органов исполнительной власти с иностранными и международными финансовыми организациями по вопросам управления государственными финансовыми активами Российской Федерации и государственным долгом Российской Федерации и т. д.

К недостаткам правового регулирования финансового рынка в России обычно причисляют: 1) фрагментацию регулирования между разными государственными органами, затрудняющую регулятивный процесс; 2) высокую степень формальности регулирования; 3) отсутствие пруденциального регулирования в отношении финансовых организаций, не являющихся кредитными[29]; 4) отсутствие регулирования и надзора в отношении некоторых секторов финансового рынка; 5) недостаточный уровень развития небанковских финансовых институтов и финансовых продуктов; 6) недостаточную степень вовлеченности населения в инвестиционный процесс; 7) недостаточный уровень конкуренции между государственными и негосударственными финансовыми институтами[30]. Однако стоит признать, что несмотря на сравнительно небольшой период существования в России рынка ценных бумаг, действующий механизм правового регулирования в целом отвечает современным реалиям и позволяет обеспечить реализацию указанных ранее принципов.

Законодательно и подзаконно урегулированы требования к выпуску и обращению ценных бумаг — в рамках актов гражданского и финансового законодательства определены виды ценных бумаг, имеющие обращение, как на организованном рынке[31].

В настоящее время расширяются возможности по инвестированию денежных средств с учетом принятия ряда законов, например Федерального закона от 28 ноября 2011 г. № ЗЭ5-ФЗ «Об инвестиционном товариществе», расширяющего возможности по осуществлению совместной инвестиционной деятельности[32].

Вместе с тем нельзя не признать, что возможности оказания услуг на рынке ценных бумаг ограничены ввиду отсутствия комплексного подхода к нормативно-правовому регулированию указанной сферы отношений. Данное обстоятельство связано, например, с тем, что в настоящее время в России отсутствует необходимое правовое регулирование совершения сделок, являющихся производными финансовыми инструментами, на внебиржевом финансовом рынке. Как показал последний финансовый кризис, осуществление торговли такими сложными финансовыми продуктами сопряжено с чрезмерной концентрацией рисков и повышенной вероятностью каскадного нарушения обязательств множеством участников рынка, что приводит к непредсказуемым последствиям для всего финансового рынка[33].

Некоторые ученые отмечают отсутствие в настоящее время полноценной системы защиты прав участников финансового рынка, в частности владельцев опционов эмитента (инвесторов)[34].

Одной из проблем при оказании услуг на рынке ценных бумаг является недостаточная разработанность правовых механизмов, позволяющих обеспечивать защиту прав инвесторов в результате целого ряда рисков, влияющих на деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг[35].

Вместе с тем, как отмечает С. В. Комендантов, учитывая, что система регулирования экономических отношений в значительной части российских секторов услуг пока не сформирована, Россия намерена сохранить возможность в будущем вводить в случае необходимости ограничения доступа иностранных поставщиков в других стратегически важных секторах, таких как транспортные услуги, услуги на рынке ценных бумаг, медицинские, банковские, страховые услуги, услуги в области высшего образования и др.[6]

С учетом принятых на высшем уровне обязательств по реализации решений «Группы двадцати» в дальнейшем будет обеспечена реализация одобренных международным сообществом предложений Совета по финансовой стабильности и Базельского комитета по банковскому надзору для целей либерализации финансового сектора и создания конкурентных условий в отношении российских и иностранных организаций, в частности повышение требований к качеству и достаточности капитала; повышение требований к уровню ликвидности; развитие подходов по выявлению и оценке системных рисков, анализу системной устойчивости банковского сектора, использованию полученной информации в целях индивидуального и консолидированного банковского надзора и банковского регулирования, включая макро- пруденциальный и контрциклический аспекты; развитие стандартов отчетности; реформирование системы выплат и вознаграждений; реализация трансграничных аспектов финансового оздоровления и банкротства системно значимых кредитных организаций[37].

Стоит согласиться с той точкой зрения, что основные положительные правовые последствия присоединения России к ВТО в рамках сектора финансовых услуг будут обусловлены созданием условий для реальной конкуренции между российскими и зарубежными организациями, а также получением для российских организаций доступа на финансовые рынки стран — участниц ВТО[38].

Перечень налоговых льгот, установленных Налоговым кодексом РФ в отношении лиц, оказывающих (приобретающих) финансовые услуги в Российской Федерации[39]:

  • 1) налог на доходы физических лиц. Статья 220[39] НК РФ. Налоговые вычеты при переносе на будущие периоды убытков от операций с ценными бумагами и операций с финансовыми инструментами срочных сделок. Статья 220[41] НК РФ. Налоговые вычеты при переносе на будущие периоды убытков от участия в инвестиционном товариществе;
  • 2) налог на прибыль организаций. Статья 251 НК РФ (доходы, не подлежащие налогообложению и не учитываемые при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций). Доходы в виде инвестиций, полученных при проведении инвестиционных конкурсов (торгов) в порядке, установленном законодательством РФ, в виде инвестиций, полученных от иностранных инвесторов на финансирование капитальных вложений производственного назначения, при условии использования их в течение одного календарного года с момента получения (подп. 14 п. 1); доходы в виде в виде стоимости дополнительно полученных организацией — акционером акций, распределенных между акционерами по решению общего собрания пропорционально количеству принадлежащих им акций, либо разницы между номинальной стоимостью новых акций, полученных взамен первоначальных, и номинальной стоимостью первоначальных акций акционера при распределении между акционерами акций при увеличении уставного капитала акционерного общества (без изменения доли участия акционера в этом акционерном обществе) (подп. 15 п. 1); доходы в виде положительной разницы, полученной при переоценке ценных бумаг по рыночной стоимости (подп. 24 п. 1); доходы в виде сумм восстановленных резервов под обесценение ценных бумаг (за исключением резервов, расходы на создание которых в соответствии со ст. 300 НК РФ ранее уменьшали налоговую базу) (подп. 25 п. 1);
  • 3) налог на добавленную стоимость. Как отмечалось выше, финансовые услуги, включая приобретение или продажу ценных бумаг, освобождаются от уплаты НДС.

  • [1] Мы не вполне согласны с той точкой зрения, что «посредством правовой системыВТО происходит унификация систем внутреннего права государств — членов ВТО;унифицируются нормы таможенного, административного, финансового, гражданскогоправа» (Комендантов С. В. Проблемы законодательного обеспечения вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию // Международное публичное и частное право. 2005. № 4).
  • [2] См.: Morrison Р. The Liberalisation of Trade in Financial Services and the GeneralAgreement on Trade in Services // Singapore Journal of International & Comparative Law.2001. No. 5. P. 593-617.
  • [3] Пуртов А. С. Принцип взаимной выгоды в международном экономическом праве:авторсф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 9. Как считает У. X. Купер, ввиду того чтокомпании США доминируют среди компаний стран, которые специализируются наоказании финансовых услуг, именно американские фирмы будут конкурентоспособныи воспользуются открытостью финансового рынка, поскольку США взяли на себя инициативу в переговорах по услугам, и окончательно предлагаемый график обязательствРоссии во многом отражает обязательства Соединенных Штатов, признанные ими в ходе переговоров. См.: Cooper W. Н. Russia’s Accession to the WTO and Its Implications for theUnited States. URL: http://www.fas.org/sgp/crs/row/R42085.pdf. Как указывают T. Рузер-форд и Д. Тарр, в секторе услуг, где уровень ВВП низкий или вовсе отсутствует, ожидается небольшое снижение занятости. См.: Rutherford Т., Tarr D. Russia’s WTO Accession:what are the Macroeconomic Sector, Labor Market and Household Effects? URL: http://siteresources.worldbank.org/Intranettrade/Resources/Topics/Accession/Rutherford-Tarr_russia-macro-efifects.pdf.
  • [4] См.: Зуева И. А. Эволюция ГАТТ и создание ВТО в процессе глобализации //Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2010. № 6. С. 309.
  • [5] См.: Медведков M. Ю. Россия на пути в ВТО // Деньги и кредит. 2006. № 12.
  • [6] См.: Комендантов С. В. Указ. соч.
  • [7] Во многих странах кредитным и страховым организациям не разрешается заниматься оказанием услуг с резидентами страны, резидентами которой они сами не являются. Предоставляя лицензии только организациям-резидентам, регуляторы позволяютобеспечить более полный контроль за соответствующим сектором услуг. Так, согласноразд. 32 «Gesetz uber das kreditwesen» (Закон о банковской деятельности) для осуществления банковских услуг на территории ФРГ организации-нерезиденту необходимо произвести регистрацию филиала и получить соответствующую лицензию. См.: URL:http://www.iuscomp.org/gla/statutes/kwg.htm. См. также: Notes Regarding the LicensingRequirements Pursuant to Section 32 (1) of the German Banking Act (Kreditwesengesetz —kwg) in Conjunction with Section 1(1) and (la) of the KWG for Conducting Cross-BorderBanking Business and/or Providing Cross-Border Financial Services. URL: http://www.bafm.de/shareddocs/veroeffentlichungen/en/merkblatt/mb_050400_crossborder_en.html.
  • [8] Общее количество ограничений доступа на национальные рынки мира в середине1990-х гг. превышало 11 тыс., при этом около 8 тыс. ограничений (более 70% от общегоколичества) приходилось на банковскую сферу и связанные с нею виды деятельности.См.: Russia’s Accession to the WTO: Major Commitments, Possible Implications. URL:http://www.intraccn.org/uploadcdFiles/Russia%20WTO%20Accession%20English.pdf.
  • [9] См .-.Доронина H. Г., Лавренов В. С. Всемирная торговая организация: история становления и правовые аспекты вступления //Журнал российского права. 2004. №11.
  • [10] См.: Understanding on Commitments in Financial Services. URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/54-ufins.pdf.
  • [11] См.: IMF Working Paper. Monetary and Financial Systems and Statistics Departments.Stress Testing Financial Systems: what to do when the Governor Calls / prep, by M. T. Jones,P. Hilbers, G. Slack. URL: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2004/wp04127.pdf.
  • [12] См.: Пахомов Л. П., Баласанян M. В. Взаимоотношения Всемирной торговой организации (ВТО/ГАТТ) и России: от истории переговорного процесса о вступлении в организацию к возможным теоретическим последствиям членства в ВТО // Актуальныепроблемы гуманитарных и естественных наук. 2011. № 4(27). С. 104.
  • [13] См.: URL: http://www.imf.org/external/np/mae/mft/code/eng/code2e.pdf
  • [14] См.: URL: http://www.bis.org/publ/cpss43.pdf.
  • [15] См.: URL: http://www.bis.org/publ/bcbs230.pdf.
  • [16] См.: URL: http://www.iaisweb.org/view/element_href.cfm?src= 1/94.pdf.
  • [17] См.: URL: http://www.iosco.org/library/pubdocs/pdf/IOSCOPD154.pdf.
  • [18] См.: Балкаров А. Б. Современные тенденции административно-правового регулирования рынка ценных бумаг // Банковское право. 2009. № 4. С. 35—37.
  • [19] См.: Орлов Д. Ю. Государственно-правовое регулирование рынка ценных бумаг вцелях обеспечения экономической безопасности // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). 2008. № 6. С. 80. Как отмечают ученые, финансовый рынок России характеризуется незначительной капитализациейфондового рынка. Хотя она и выросла в 2010 г. на 30%, тем не менее это даже не та капитализация, какой она была к началу финансового кризиса (около 1,5 трлн долл.).К тому же рост был обусловлен не выходом на рынок новых компаний-эмитентов,а тем, что давно участвующие в обороте акции попали в биржевую торговлю. Для российской капитализации характерна высокая степень концентрации. На 10 наиболее капитализированных эмитентов приходится около 60% российской капитализации. Приэтом мировой опыт свидетельствует, что на 10 крупнейших эмитентов обычно приходится не более 40% капитализации. В России наблюдается определенный рост биржевого оборота. Однако концентрация этого оборота еще более высокая, чем капитализация: на 10 эмитентов приходится 87% биржевого оборота. См.: Сергеев В. В. Законодательное обеспечение рынка ценных бумаг в условиях модернизации рыночнойэкономики (с заседания Комиссии по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков Ассоциации юристов России) // Банковскоеправо. 2011. № 4. С. 2—18.
  • [20] См., например: Ротко С. В., Тимошенко Д. А. Основные направления развития административно-правового регулирования рынка ценных бумаг // Банковское право.2008. № 6.
  • [21] Как отмечает А. С. Погосова, «понимание конечных целей запрета на использование необщедоступных сведений, способных повлиять на стоимость финансовых инструментов, в американской и европейской практике разнится. Например, в европейскойдоктрине считается, что, устанавливая запрет на неправомерное использование инсайдерских сведений, государство обеспечивает дополнительную юридическую защитувладельцу ценных бумаг как более слабой стороне в инвестиционных отношениях. Американская судебная практика, напротив, акцентирует внимание на том, что инсайдерская торговля является преступлением против корпорации, поскольку связана с нарушением фидуциарных (доверительных) обязанностей между инсайдером и эмитентом»(Погосова А. С. Особенности правового режима инсайдерской информации на рынкеценных бумаг // Современное право. 2011. № 1. С. 86).
  • [22] См.: Regulation (eu) No. 1095/2010 of the European Parliament and of the Council of24 November 2010 Establishing a European Supervisory Authority (European Securities andMarkets Authority), amending Decision No. 716/2009/EC and Repealing Commission Decision 2009/77/EC. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2010:331:0084:0119:EN:PDF.
  • [23] См.: Орлов Д. Ю. Указ. соч. С. 81.
  • [24] См. ст. 15 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ«О Правительстве Российской Федерации».
  • [25] См. постановление Правительства РФ от 29 августа 2011 г. № 717 «О некоторыхвопросах государственного регулирования в сфере финансового рынка Российской Федерации» (вместе с Положением о Федеральной службе по финансовым рынкам).
  • [26] См., например, п. 9 ст. 18 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ«О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».
  • [27] См.: Петров В. О. Элементы публичного права в гражданско-правовом регулировании рынка ценных бумаг: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 13.
  • [28] См.: URL: www.minfm.ru/common/img/uploaded/.../FZ_o_OAO_RFA.doc.
  • [29] Как указывает Р. Н. Адельшин, «основные претензии к бирже в результате деятельности СРО (саморсгулируемые организации. — А. К.) со стороны крупных инвестиционных институтов связаны с тем, что, с одной стороны, биржа неэффективно выполняет регулятивные функции, а с другой, пользуясь своим статусом, избегает прозрачности биржевых торгов. В этой связи в российских условиях правильным будетсохранение двухуровневой системы регулирования рынка ценных бумаг, когда осуществляется и полноценное государственное регулирование, и саморегулирование»(Адельшин Р. Н. Роль саморсгулируемых организаций в формировании правовой инфраструктуры на рынке ценных бумаг// Налоги. 2012. № 15. С. 14).
  • [30] См.: Презентация НАУФОР о состоянии российского фондового рынка. URL:http://www.naufor.ru/tree.asp?n=10116; Зенькович Е. В. Рынок ценных бумаг: административно-правовое регулирование / под ред. Л. Л. Попова. М., 2007.
  • [31] См., например, ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»; ст. 3 Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 136-ФЗ «Об особенностях эмиссии и обращениягосударственных и муниципальных ценных бумаг»; ст. 301 НК РФ.
  • [32] Согласно указанному акту совместная инвестиционная деятельность — осуществляемая товарищами совместно на основании договора инвестиционного товариществадеятельность по приобретению и (или) отчуждению не обращающихся на организованном рынке акций (долей), облигаций хозяйственных обществ, товариществ, финансовых инструментов срочных сделок, а также долей в складочном капитале хозяйственных партнерств.
  • [33] См.: Ясус М. В. Правовое регулирование сделок с использованием производныхфинансовых инструментов на неорганизованном рынке ценных бумаг в России // Право и экономика. 2011. № 8. С. 36—43.
  • [34] Как считает Е. А. Клинова, «стандарты эмиссии обязывают эмитентов указывать врешении о выпуске облигаций определенные действия владельцев облигаций в случаенеисполнения эмитентом обязательств по облигациям: порядок обращения с требованиями к эмитенту и с иском в суд, порядок раскрытия эмитентом информации о неисполнении обязательств. На наш взгляд, аналогичные условия должны предусматриваться в решении о выпуске конвертируемых ценных бумаг в целях обеспечения интересоввладельцев таких ценных бумаг при неосуществлении конвертации» (Клинова Е. А. Понятие конвертации эмиссионных ценных бумаг// Вестник экономики, права и социологии. 2007. № 2. С. 93).
  • [35] Например, как указывает А. Домбровский, защиту «страхования предпринимательского риска убытков регистраторов в связи с регрессными исками эмитента» (Домбровский А. Страхование рисков профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг // Рынок и услуги. 2011. № 2(96). С. 25).
  • [36] См.: Комендантов С. В. Указ. соч.
  • [37] См. заявление Правительства РФ № 1472п-П13, Банка России № 01-001/1280 от5 апреля 2011 г. «О Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации напериод до 2015 года».
  • [38] См.: Баширов М. А. Международно-правовое регулирование доступа на рынки финансовых услуг: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 10—13.
  • [39] В данном случае мы не подвергаем рассмотрению налоговые льготы, установлен
  • [40] В данном случае мы не подвергаем рассмотрению налоговые льготы, установлен
  • [41] ные региональным законодательством, связывающим полное или частичное освобождение уплаты инвестора от налога на имущество организаций.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >