Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культура Древнего Китая

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КИТАЙ В НОВУЮ ЭРУ

КОНФУЦИАНСТВО КАК ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ

К началу новой эры в мировоззрении и условиях существования китайцев произошли серьезные изменения. По мере все большего усложнения и специализации общественной жизни и возникновения в связи с этим у человека чувства принадлежности не ко всему обществу в целом, а к узкой семейно-бытовой группе, основу общественного мировоззрения Китая стало составлять мировоззрение среднего семейно-бытового человека с характерными для него основными потребностями, проблемами и системой ценностей. Под влиянием этих изменений общественного мировоззрения, а также превращения конфуцианства в государственную (т.е. приспособленную к целям практического существования общества и призванную охватить всех подданных государства) религию, оно, как и даосизм, приобрело черты учения, призванного служить средством адаптации среднего, бытового, человека к внешним и внутренним условиям его существования. Новая религия неизбежно должна была соединить в рамках своего учения как духовные религиозные концепции, символы и обряды, так и те, что служили средством урегулирования ежедневного практического, природно-социального существования среднего человека. И иерархия богов конфуцианской религии должна была отразить всю, подлежащую урегулированию, полноту зависимостей и отношений рядового китайца этого времени. А он, очевидно, зависел и от природных явлений, и от явлений социальной жизни.

И конфуцианство, превратившись во II—I вв. до н.э. в государственную религию, заимствовало из древних верований многих богов и духов. Все конфуцианские боги теперь делились на три категории: к высшей принадлежало верховное божество, владыка земли и умерших предков императора. В среднюю категорию входили боги Солнца, Луны, грома, дождя, ветра, Конфуций и 188 правителей прошлого. В низшую категорию входили боги войны и огня (домашнего очага), местные духи земли, рек, покровители городов.

Здесь были и прежние языческие боги природных стихий, и боги, олицетворявшие социальные и бытовые явления (например, предки императора, боги войны, домашнего очага, покровители местностей и городов), а также олицетворявший духовную сторону религии Конфуций (поскольку и у семейно-бытового человека были духовно-психологические потребности).

К началу новой эры государство и конфуцианская религия объединились в единую религиозно-административную систему. Что, в общем-то, было совсем не удивительно.

Именно император (глава государства) в Китае символически воплощал высшее религиозное начало, а само государство воспринималось как основное средство достижения этой высшей религиозной силы. И хотя в рамках изменившегося мировоззрения представления о высшем начале изменились, значение государства в первые века того периода, когда происходили эти изменения, оставалось прежним. Кроме того, в рамках существовавшего в Китае коллективно-государственного сознания, при котором каждый человек чувствовал себя частью именно государства, высшее положение в системе ценностей изменившегося мировоззрения среднего человека (при почти полной утрате представления о значении духовных ценностей) должны были занять и заняли ценности государственные.

При подобном восприятии иерархии своего собственного существования человек этого времени неизбежно должен был уподобить иерархию своих богов и образ их существования государственной иерархии и формам государственной жизни. Ведь боги всегда олицетворяли для человека те явления реальности, которые, как он чувствовал, по преимуществу определяли его жизнь, и степень значительности богов в представлении человека зависела, конечно, от степени влияния на его существование олицетворенных ими явлений реальности. Кроме того, иерархия богов должна была олицетворять и олицетворяла главную иерархию в его жизни (была воплощением этой — определяющей его жизнь — иерархии). А главной иерархией для среднего китайца этого времени была иерархия государственная. Поэтому и иерархия и отношения между богами приняли форму иерархии и отношений чиновничье-бюро- кратических.

При новом, «бюрократическом», восприятии богов случалось даже, что императорские чиновники «наказывали» богов за нерадивость. Статую божества подвергали порке или ссылали в отдаленную местность. Боги теперь в глазах имперской бюрократии были такими же чиновниками на небесах, как служилые люди империи — на земле.

Обитателей небесных дворцов-канцелярий даже делили, как и земных служащих, на две категории: гражданских и военных.

У богов-чиновников была своя административная иерархия. С XI в. главой общекитайского пантеона стало божество с титулом Яшмового императора (Юй-хуан). Божественными правителями административных территорий были чэнхуаны. Они должны были оберегать вверенный им город и чинить суд и расправу над душами тех грешников, которых не постигло справедливое наказание при жизни. В подчинении у чэнхуанов находились локальные божества- администраторы, туди-гуны. Следующим в чиновничьей иерархии был бог домашнего очага Цзао-ван. Он был обязан ежегодно отправляться ко двору Небесного владыки с докладом о поведении вверенного ему семейства. Тот же «чиновничий» ранг имели боги жилища, шести сторон дома, дверей, колодца, уборной, семейного ложа, супружеского согласия. Существовала и группа божеств, в обязанности которых входило попечение о детях. Так что у каждого бога было свое ведомство.

А народные лубки — своеобразные фольклорные иконы — чаще всего имели четырехчастную композицию: в центре был помещен бог в облике чиновника, а вокруг — четверо прислужников.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>