Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культура Древнего Китая

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Обязанности частного человека

Конфуцианство, ставшее основой общественного мировоззрения, влияло на строй и порядок общественной и государственной жизни. Конфуций требовал превратить все стороны человеческого существования в формы духовной обрядовой деятельности, основной целью которой была гармонизация внутреннего мира человеческой души. И все проявления семейной и государственной жизни, а также межчеловеческие отношения в их рамках должны были при подобном отношении к ним сформироваться таким образом, чтобы приводить человеческую душу в состояние устойчивого равновесия.

Устойчивость и неизменность должны были стать основными принципами семейной и государственной жизни. Человек должен был занимать устойчивое и неизменное место в социальной структуре общества. Устойчивость общего порядка должна была безраздельно торжествовать над нарушающей неизменную стабильность частной инициативой. И первичными, конечно, становились общественные и государственные интересы (интересы структур, стабилизирующих общественную жизнь), а не потребности частного человека, вносящие частное своеобразие в общественное существование и потому нарушающие его неизменное, установившееся ранее равновесие. Так что именно обязанности перед государством и обществом, а не частные права человека определяли существование каждого китайца.

К тому же государство воспринималось китайцами этого времени как воплощение воли Неба, как структура, основной задачей которой было созидание духовного мира. И, выполняя свои государственные обязанности, любой мужчина в Китае этого времени чувствовал, что тем самым совершает духовное деяние, служит Дао, высшей истине и совершенству. И только на государственной службе светский (не посвятивший себя целиком духовной деятельности) человек мог почувствовать, что посвящает свою жизнь достижению духовной цели, служит высшим духовным ценностям, а значит, соответствует требованиям и представлениям общественного мировоззрения (является полноценным человеком в глазах общества и своих собственных).

Поэтому неудивительно, что основной обязанностью светского мужчины в Китае этого времени считалось служение государству, а государство почиталось высшей ценностью. От мужчины требовалось прежде всего неукоснительное выполнение государственных обязанностей, несение государственной службы. И даже самые знатные люди в стране не распоряжались самостоятельно своею судьбой: в любое время по указанию императора их могли переместить из одного имения в другое, лишить имущества, назначить на другой пост. Но эта полная зависимость мужчины от государства не воспринималась им как зло или трагедия. Наоборот, в служении государству он обретал чувство служения высшему духовному началу, и его жизнь получала в его глазах высший смысл и оправдание.

Главной же обязанностью женщины в Китае было служение мужу. Ей надлежало быть всегда смиренной и послушной мужу и его родителям. Идеалом женщины становилась покорная жена, готовая всегда следовать за своим супругом.

Европейская женщина Новейшего времени возмутилась бы таким положением. Дискриминацией со стороны мужчины назвала бы она такую общественную роль. Но не надо забывать, что мужчина в Китае этого периода истории не воспринимался как самостоятельная индивидуальность (понятия человеческой индивидуальности просто не существовало). Мужчина, по представлениям китайцев этого времени, был лишь частью государства. И, служа мужчине, китайская женщина чувствовала, что служит не ему самому, а тому государству, которое, в свою очередь, является средством служения Дао. Таким образом, женщина, обеспечивая службу мужчины государству, тоже воспринимала свою деятельность как наполненную духовным смыслом, опосредованно — с помощью мужчины — тоже служила высшему духовному началу. И еще в большей степени то же самое она чувствовала, воспитывая, например, сыновей — тех, кто в будущем будет призван служить Дао.

Так государственная, общественная и семейная жизнь для китайцев этого времени приобретала значение духовной деятельности.

Понятия же индивидуальности не существовало и не могло существовать в Китае в этот период истории, прежде всего потому, что любое духовное учение всегда неизбежно предлагало один, единый для всех (общечеловеческий) путь гармонизации внутреннего, психологического мира. Ведь и хаос внутреннего мира, и способы его обустройства были едины (одинаковы) для всех людей, как едины для всех общие принципы гармонического созидания чего бы то ни было. И в представлении китайцев этого времени духовный путь, которым должен был идти каждый человек, чтобы стать человеком подлинным (обрести истинную сущность человека), был един и единственен для всех людей. Единственны были и совершенные человеческие качества, совершенная «человеческая природа», и все люди по своей сущности были одинаковы и отличались лишь в силу своего несовершенства.

Общество, вся жизнь которого была сформирована в согласии именно с духовным учением, не могло воспринимать отдельного человека как ни на кого не похожую, своеобразную и независимую индивидуальность. Этот человек, как и ранее, представлялся не самостоятельным, своеобразным существом, а частью чего-то большего. Но только теперь этим большим была уже не природа, а общество и государство.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>