Некоммерческие организации как социально-правовой институт: от международного к национальному праву

Обширное законодательство о НКО в зарубежных странах постепенно, особенно после Второй мировой войны, привело к появлению доктринальных концепций некоммерческой организации как социального института и комплексного института права. Исходные элементы понятия «неправительственная» или «негосударственная организация» были определены научным сообществом на основе международных документов. Ряд зарубежных специалистов высоко оценивают результативность работы, проведенной Группой ООН в этом направлении, которая, по их мнению, «очищает» концепцию НПО «от посторонних примесей», включая в понятие НПО только «общественно полезные организации» и определяя другие виды ассоциаций, взаимодействующих с ЭКОСОС, как иные подгруппы «гражданского общества». В связи с этим указывается, что многие акронимы были созданы для того, чтобы определять дополнительные категории НПО, именуемые иногда подкатегориями[1] [2].

Тем не менее порядка и способов вненационального создания (учреждения) НПО не существует. Любые НПО формируются в национальных юрисдикциях. В Основополагающих принципах статуса неправительственных организаций в Европе (об этом документе см. в § 1 гл. 1 и § 3 гл. 2 настоящей монографии) подчеркивается, что «в международном праве нет общего, универсального определения НПО, поэтому данный термин относится к чрезвычайно разнообразному спектру организаций, действующих в государствах-членах»[3]. При этом Венецианская комиссия отмечает, что «сфера деятельности НПО также разнообразна, поскольку НПО — это и небольшие местные организации с несколькими членами, например сельский шахматный клуб, и международные ассоциации, известные во всем мире, в частности организации, занимающиеся правозащитной деятельностью»1.

Если еще раз сравнить все указанные выше критерии, которые имеются в международных документах (а они довольно противоречивы, не всегда однозначны), то можно сделать вывод о том, что национальная НПО прежде всего не должна быть учреждена каким-либо государственным органом и должна иметь непредпринимательский характер. В национальном законодательстве, как показано выше, в их перечень включаются главным образом ассоциации и фонды (в Европе и Азии), «неприбыльные» компании (в странах общего права), а также множество других частных институтов в разных формах. Отметим, что включение сюда фондов не соотносится с определением ЭКОСОС, но соответствует позиции Совета Европы. НПО, как правило, является юридическим лицом, хотя это также не обязательное требование. Наконец, НПО должна быть «социально полезной» (Всемирный банк, Группа ООН).

Термин «неправительственные организации» нечасто используется в зарубежных конституциях и весьма редко в национальном законодательстве, однако широко (помимо международных актов различного уровня) — в научных и публицистических трудах, особенно в странах романо-германской правовой семьи. «Неправительственный характер остается определяющим элементом» в конструкции НПО[4] [5]. Однако сам термин «неправительственные организации» отражает лишь отсутствие прямой связи данной организации с государством, но не ее некоммерческий («неприбыльный» — в качестве цели) характер. Такая характеристика вводится как дополнительная, но становится тем не менее определяющей. Так, если обратиться к определению НПО, используемому Департаментом общественной информации Секретариата ООН, то «неправительственной организацией (НПО) признается любой добровольный некоммерческий союз граждан, организованный на местном, государственном или международном уровне». В этом определении при всех его недостатках есть существенный признак, привнесенный в феномен НПО, что позволяет, в частности, исключить из определения НПО коммерческие организации, в том числе транснациональные корпорации и иные формы монополистических объединений. В странах общего права, как было отмечено, термин «неправительственная организация» используется гораздо реже, чем в континентальной Европе, а более употребительным является термин «благотворительная» {charity), «добровольная» (voluntary) или «неприбыльная» (non-profit) организация (корпорация, компания).

В Руководящих принципах по свободе объединений подчеркивается как некоммерческий характер любой национальной ассоциации, так и добровольность ее создания, а также ее независимость. Кроме того, указываются в качестве ее определяющих признаков общая цель и интересы участников при создании ассоциации и дальнейшие их совместные действия для ее реализации. При этом «ассоциация может не признаваться в качестве юридического лица, может не иметь внутренней организации и структуры»[6].

В упомянутой в гл. 1 настоящей монографии Рекомендации Комитета министров Совета Европы CM/Rec (2007) 14 «О правовом статусе неправительственных организаций в Европе» (далее — Рекомендация СЕ/НПО) указывается, что «ассоциация должна преследовать некоммерческие цели, что предполагает то, что она не должна иметь цель извлечения прибыли в качестве основной». Кроме того, ассоциация не должна распределять прибыль между своими участниками, но может использовать ее для достижения своих целей (п. 9 Рекомендации СЕ/НПО).

Для целей анализа статуса НПО указанный документ исключает из их перечня партии и профсоюзы, поскольку их деятельность обычно регулируется отдельным законодательством и не все критерии НПО могут к ним применяться. Это не препятствует рассмотрению государствами подобных организаций в качестве НПО (п. 20—21 Пояснительного меморандума к Рекомендации СЕ/НПО, далее — Пояснительный меморандум СЕ/НПО). В гл. I Рекомендации СЕ/НПО определены наиболее значимые черты НПО, и ее понятие может быть выведено только путем суммирования всех положений главы.

Среди основных принципов создания и деятельности НПО, которые должны быть отражены в национальном законодательстве, Рекомендация СЕ/НПО также отмечает: свободу создания организации, равенство НПО с другими юридическими лицами в своих правах и обязанностях; свободу заниматься любой экономической, хозяйственной или коммерческой деятельностью в целях поддержания своей некоммерческой деятельности в рамках обычного законодательства', право на судебную защиту наравне с другими юридическими лицами; право на административный и судебный надзор в том же объеме, что и для других лиц. Если НПО — юридическое лицо, необходим устав либо иной документ для регистрации и определения условий деятельности НПО. Эти и другие принципы являются «стандартами», которые государства — члены Совета Европы должны учесть в законодательстве, политике и практике, связанных с образованием и деятельностью НПО.

С учетом всех прежних определений НПО, даваемых на международном уровне, в Рекомендации СЕ/НПО и в Пояснительном меморандуме СЕ/НПО (предназначаются для «внутреннего потребления» государствами — членами Совета Европы) понятие «неправительственная организация» раскрывается, полагаем, наиболее полно. Поскольку универсального определения НПО не существует, это делается с помощью перечисления ее основных признаков.

  • 1. Главными качествами, характеризующими правовой статус НПО, являются добровольность их создания, независимость от государства, самоуправление и то, что их главной целью не является получение прибыли. НПО могут действовать в различных формах и под различным наименованием (например, ассоциация, благотворительный фонд, траст, некоммерческая корпорация, общество с некоммерческими целями и т. д.), однако именно основные характеристики такой организации, а не наименование или форма позволяют отнести ее к разряду некоммерческих.
  • 2. В соответствии с п. 44—46 Руководящих принципов добровольность — один из основных критериев создания ассоциации и членства в ней. Правом учреждать ассоциацию обладают физические и юридические лица или объединения лиц. Членство в ассоциации должно являться добровольным; лицо должно быть свободно при выборе, вступать или не вступать в определенную организацию1. Добровольная природа членства также означает, что лицо, которое не желает вступать в определенную ассоциацию, не должно испытывать негативные последствия своего решения, а также то, что лицо может выйти из нее без каких-либо негативных последствий. В зависимости от внутренней структуры конкретной организации членство может и не предполагаться.
  • 3. Учредители должны иметь свободу выбора с точки зрения наделения организации правосубъектностью. Это не препятствует автоматическому предоставлению по законодательству государства — члена Совета Европы правосубъектности по факту создания НПО (п. 24 Пояснительного меморандума СЕ/НПО). Наделение НПО правосубъектностью обычно не должно означать более широких правовых полномочий по сравнению с другими юридическими лицами, кроме случая, когда для достижения целей некоторых НПО такие полномочия необходимы, например: присутствие в судебных процессах, предоставление консультаций, предоставление и поиск информации. НПО также могут получать определенные финансовые и иные льготы, недоступные иным юридическим лицам (п. 30 Пояснительного меморандума СЕ/НПО, см. также п. 5).
  • 4. НПО должна располагать правом на свободу распоряжения и другими гарантируемыми на международном или региональном уровне правами и свободами, в том числе правом на использование имущества в любых законных целях и правом на эффективную защиту (п. 26 Пояснительного меморандума СЕ/НПО).
  • 5. При строгом подчинении закону НПО не должна являться объектом «непосредственного управления органами власти». Поддержание «неправительственного» характера НПО распространяется не только на решение о ее создании и выбор цели, но и на способ управления ею и основные направления ее деятельности. Это не означает, что органы государственной власти не могут оказывать особую помощь НПО, преследующей особо важные цели, но НПО должна быть свободна в решении вопроса принятия такой помощи (п. 28—29 Пояснительного меморандума СЕ/НПО). Таким образом, НПО, с одной стороны, не могут рассчитывать на какие-либо исключения с точки зрения их ответственности перед законом. С другой стороны, они могут действовать с учетом своего статуса и в случае благоприятного отношения к их целям со стороны государства в условиях «гибкого режима» и в специальных «финансовых рамках». При этом важно, чтобы предоставление НПО государственной помощи, поддержки или отказ в такой поддержке регулировались четкими и объективными критериями (п. 110 Пояснительного меморандума СЕ/НПО).

В Руководящих принципах данный признак называется независимостью. Ассоциация должна быть независимой и свободной от влияния со стороны государства, зарубежных организаций и лиц. Ассоциация не может считаться независимой, если решения, которые она принимает, диктуются лицами иными, чем члены ассоциации, или органами, сформированными не членами ассоциации. Однако факт существования первичного источника финансирования, отличного от членов и органов ассоциации, автоматически не позволяет признать ассоциацию зависимой. Ассоциация, которая состоит из представителей бизнес-сообщества (например, союз предпринимателей) и целью которой является продвижение и защита их интересов, также должна пользоваться свободой ассоциаций (п. 41). Ассоциации de facto (неформальные организации) также должны подвергаться оценке на предмет того, являются ли они независимыми (п. 42).

Определенные типы ассоциаций не подпадают под международные гарантии свободы ассоциаций именно в связи с несоответствием критерию независимости. ЕСПЧ использует четкие критерии оценки того, обладает ли ассоциация независимостью от государства1.

6. НПО не должны создаваться с целью получения прибыли от своей деятельности. Вся получаемая прибыль должна вкладываться в достижение целей и задач НПО (п. 32 Пояснительного меморандума СЕ/НПО). Точно также в соответствии с п. 43 Руководящих принципов ассоциация должна преследовать некоммерческую цель, что предполагает, что распределение прибыли между участниками не должно являться основной целью ее создания. Все средства, полученные в результате деятельности ассоциации, должны направляться на выполнение ее целей.

Среди «стандартов деятельности» НПО, определенных в исследованиях органов Совета Европы, можно отметить также следующие:

  • а) требования, предъявляемые к созданию НПО, должны быть просты и понятны (наличие устава, высшего органа управления и т. п. — п. 48, 50, 68 и др. Пояснительного меморандума СЕ/НПО). Обычными требованиями должны быть устав, адрес НПО и сведения о заинтересованных лицах. Для НПО, не основанных на членстве, которым требуется формирование для своих целей финансовых средств или имущества, возможно (но не необходимо) выдвижение дополнительного требования подтвердить наличие средств или имущества. Рассмотрение заявки на регистрацию должно производиться в разумный срок; непринятие решений в течение отведенного срока может считаться автоматическим отказом в регистрации либо предоставлением регистрации (п. 81 Пояснительного меморандума СЕ/НПО). При этом следует учесть, что процесс принятия решения о предоставлении статуса юридического лица и решение о предоставлении льгот — это различные процедуры,
  • б) для НПО устанавливаются стандарты прозрачности. НПО с государственной поддержкой должны быть готовыми отчитываться о ее использовании (ежегодный доклад о своих действиях, доходах и расходах). Однако требования к отчетности не должны быть «чрезмерно обременительными», а данные — «чрезмерно подробными». Более конкретные требования могут предъявляться, например, в отношении распоряжения грантами и пожертвованиями. Может быть установлена также обязанность раскрывать долю в собранных средствах и накладных расходах. При сопоставлении обязательств по отчетности и требований конфиденциальности необходимо соблюдать принципы необходимости и соразмерности (п. 114—118 Пояснительного меморандума СЕ/НПО);
  • в) правила государственного надзора за НКО должны подчиняться принципу поощрения саморегулирования. При этом государства должны гарантировать уважение прав других лиц, надлежащее использование общественных средств и соблюдение закона. В этих целях:
  • а) интересы третьих лиц могут быть надлежащим образом и достаточно защищены в судебном порядке; б) при применении санкций должен действовать принцип соразмерности, контролируемый судами;
  • в) если имеются основания для расследования, возможно и необходимо тщательное изучение финансовых документов и действий НПО;
  • г) должна действовать презумпция, аналогичная презумпции невиновности; д) должна быть возможность оперативного обжалования действий контролирующего (государственного) органа в судебном порядке; е) должен соблюдаться принцип соразмерности при применении санкций (п. 119—132 Пояснительного меморандума СЕ/НПО). Любые меры ответственности НПО не исключают привлечения к ответственности членов и персонала НПО за ненадлежащее исполнение профессиональных задач или невыполнение обязанностей, когда это затрагивает права или законные интересы третьих лиц (п. 133 Пояснительного меморандума СЕ/НПО);
  • г) принудительное прекращение деятельности НПО как юридического лица возможно только в исключительных случаях: при наличии в этом общественного интереса и аргументированного основания, установленного законом. К таким ситуациям можно отнести: банкротство НПО; отсутствие деятельности в течение нескольких лет; непредставление (как минимум дважды) отчетов, существенное нарушение организацией своих обязательств и осуществление действий, которые не соответствуют целям создания НПО. Эта мера должна быть применена судом и предусматривать возможность обжалования;
  • д) право на привлечение неправительственными организациями финансовых средств в виде денежных и натуральных пожертвований — основной способ привлечения средств.

В названных документах Совета Европы в принципе определены права и возможности НКО, которые должны быть им гарантированы в процессе реализации права на финансирование. В частности, НПО, которые образованы в форме юридического лица, «должны иметь доступ к банковским услугам», получать помощь в реализации своих задач за счет «государственного финансирования и других форм поддержки, таких как освобождение от подоходного и иных налогов или пошлин на членские взносы, денежные средства и товары, полученные от доноров или государственных и международных агентств» и т. д.

После издания Рекомендации СЕ/НПО в 2008 г. Конференцией НПО Совета Европы был образован Экспертный совет по законодательству о НПО, основная задача которого заключается в мониторинге реализации странами Совета Европы общеевропейских стандартов в деятельности НПО и внедрении передового опыта регулирования правового положения НПО.

В своем втором ежегодном отчете, критикуя попытки ряда государств оказывать давление на НПО посредством манипуляций с их финансированием, Экспертный совет подчеркнул: «...необходимо гарантировать, чтобы объем обязательств в отношении аудита счетов и отчетности о деятельности был предельно четким и не налагал непомерного бремени на НПО», при этом «власти не должны использовать свои полномочия для предоставления или отзыва финансирования или участия должностных лиц в структурах, ответственных за принятие решений в НПО с целью оказания влияния на решения, принимаемые НПО»[7].

В п. 101 Пояснительного меморандума СЕ/НПО говорится, что общеприменимое таможенное законодательство, законодательство об обороте иностранной валюты и отмывании денег, а также законодательство о финансировании выборов и политических партий должны являться единственным ограничением пожертвований из-за пределов страны. Такие пожертвования не должны подлежать любой другой форме налогообложения или специальному декларированию.

Венецианская комиссия в Заключении CDL-AD (2013) 023 также сформулировала требования в отношении зарубежного финансирования НПО в европейских странах:

  • а) цель предотвращения отмывания доходов и финансирования терроризма является законной целью установления усиленного контроля в отношении зарубежного финансирования;
  • б) ограничения финансирования не должны являться чрезмерными, т. е. становиться предлогом для ограничения законной деятельности НПО и установления контроля над ней со стороны государства;
  • в) зарубежное финансирование не должно приводить к системе получения предварительного разрешения на осуществление финансирования. Должна применяться уведомительная система о получении иностранного финансирования;
  • г) контроль за осуществлением финансирования и принятие решений административным органом должны быть четкими, открытыми, основанными на законе и предусматривать возможность судебного пересмотра;
  • д) за НПО, получающими иностранное финансирование от источников, не имеющих надлежащей лицензии, и незарегистрированными иностранными НПО может быть установлен усиленный контроль.

Венецианская комиссия отмечает, что «строгое регулирование и контроль над финансовыми маневрами налагает обременительные ежедневные операции на НПО, однако должен соблюдаться необходимый баланс между требованиями финансовой прозрачности и должным функционированием организаций гражданского общества».

Таким образом, международные и региональные стандарты деятельности НПО, допуская установление ограничений в отношении финансирования НПО, исходят из принципа, в соответствии с которым свобода финансирования должна быть правилом, а ограничения — исключением.

Тем не менее такие исключения, являющиеся «оправданными и законными ограничениями права на финансирование», все же имеются. Нередко они указаны в самих международных и региональных актах[8]. О некоторых из них уже говорилось выше. Так, в Принципах статуса НПО (подробнее см. в § 1 гл. 1 настоящей монографии) содержится положение о том, что «НПО, поддерживающая какого-либо кандидата или партию на выборах, должна открыто заявить о своей мотивации. Такая поддержка должна, кроме того, осуществляться в соответствии с законодательством о финансировании политических партий. Участие в политической деятельности может существенно повлиять на решение о предоставлении финансовых и иных видов поддержки...». В разделе о государственном финансировании НПО указано: «...формы поддержки могут также зависеть от особого статуса НПО и быть связанными с особыми требованиями по финансовой отчетности и предоставлению финансовой информации». Более того, не исключается «принятие законов, требующих особого надзора за деятельностью фондов и иных учреждений».

В названном документе содержится и более мотивированное объяснение вышеуказанных исключений, касающихся свободы финансирования НПО. Так, «хотя НПО не являются политическими партиями, поддержка последних первыми в период выборов и референдумов может стать важным средством полного или частичного достижения определенных целей, поскольку результаты выборов или референдума могут привести к изменениям закона или политического курса, благоприятным по отношению к намеченным целям. НПО должны иметь возможность свободно оказывать такую поддержку, но при условии, что они будут открыто выражать свою мотивацию, в частности чтобы удостовериться, что члены организации и те, кто оказывает финансовую поддержку ее деятельности, осведомлены о помощи, предоставляемой НПО политическим партиям, что законодательство о финансировании выборов и политических партий соблюдено. Такое законодательство может, к примеру, устанавливать ограничения по объему предоставляемого финансирования либо запрещать финансирование такой деятельности из иностранных источников.

И хотя НПО должны иметь возможность поддерживать политические партии в определенных вопросах, оказание подобной поддержки может быть несовместимо с целями некоторых финансирующих организаций...».

Следует отметить, что помимо указанных возможных ограничений на иностранное финансирование НПО (на уровне рекомендаций) национальное законодательство разных стран содержит и другие запреты, подходя к этому вопросу в одних случаях универсально, а в других — неодинаково. Во многом данная проблема касается отношения различных государств к иностранному влиянию на формирование политических предпочтений в обществе. Как правило, каналы такого влияния находятся под жестким контролем.

Таким образом, как подчеркнуто в указанных документах Совета Европы, государство и НПО должны создавать эффективные механизмы для консультаций и диалога, которые позволяли бы им выстраивать оптимальные взаимоотношения (п. 135—139 Пояснительного меморандума СЕ/НПО).

Что касается попыток классификации НПО, то эта задача представляется исследователям сложной. Некоторые ранние усилия разделить все НПО на категории были сфокусированы на особенностях их функциональной деятельности. Например, Л. К. Уайт перечисляет 12 сфер их деятельности: от коммуникаций, транспорта и путешествий до поддержания мира. Э. Лорд выделяет 15 функций НПО с указанием сфер их деятельности, таких как транспорт, энергия и развитие. Г. X. Якобсон разделил все НПО на три большие группы: в сфере безопасности и мира, торговли и других экономических вопросов, в «социальном благополучии и правах человека»1.

Б. К. Вудвард классифицирует НПО в зависимости от сферы глобального управления, в которой задействована та или иная НПО. С этой точки зрения можно выделить три сферы общественной жизни и международного права, в которых активно действуют НПО: 1) человеческое благополучие; 2) окружающая среда; 3) экономика. Благополучие человека, по его мнению, включает два достаточно различающихся компонента: право прав человека и гуманитарное право[9] [10] [11]. Условность последней классификации не менее очевидна, чем ранее указанных.

По мнению исследователя А. Мосташари, НПО могут делиться на две группы: операционные НПО (operational NGOs) и правозащитные (пропагандистские) НПО (advocacy NGOs) Данное деление проводится по характеру осуществляемой НПО деятельности: первые достигают результатов путем точечных общественно полезных проектов, вторые пытаются оказать непосредственное влияние на социально-политическую систему отдельного государства или даже международного сообщества. При этом операционным НПО необходима мобилизация ресурсов в форме финансовых взносов, материальных (вещественных) пожертвований и волонтерской деятельности с целью реализации конкретных программ. Основная деятельность в виде получения ресурсов из различных источников предопределяет более сложную структуру данных организаций. Финансирование, полученное в виде грантов и контрактов, требует времени, в том числе на составление и предоставление детализированной финансовой отчетности, проведение государственного надзора и контроля. Сбор большого количества средств требует определенных знаний в области рекламы, налаженных контактов со СМИ. В связи с этим по мере «разрастания» такого вида организаций увеличивается и количество необходимых управленческих ресурсов, возникает необходимость привлечения высококлассных менеджеров.

Правозащитные (пропагандистские) НПО также требуют привлечения ресурсов, но в меньшем объеме, поскольку, несмотря на то что сбор средств также необходим, он скорее играет вторичную роль. Основная задача пропагандистских НПО — выявление соратников, имеющих определенный вес в политической системе страны. Деятельность таких организаций, так же как и деятельность операционных НПО, требует гласности, но в неизмеримо большем объеме и с определенными целевыми установками.

Британский ученый Дж. Кларк выделил гораздо больше типов НПО (от четырех до шести) в зависимости от видов деятельности, которые они осуществляют: 1) организации, оказывающие помощь и социальную поддержку населению {relief and welfare agencies); 2) инновационные общества (например, проект «Гремин Банк», который осуществляет микрокредитование в Бангладеш, используя инновационные подходы, за что основатель проекта М. Юнус получил в 1983 г. Нобелевскую премию мира); 3) подрядчики государственных услуг (public service contractors) (например, организация CARE, которая является международной НПО, состоящей из множества национальных НПО, основана в 1945 г. и ориентирована на борьбу с глобальной бедностью); 4) организации общественного развития {popular development agencies), которые функционируют на местном уровне на основе самоорганизации и деятельность которых направлена на определенную сферу социального развития (например, Ассоциация самозанятых женщин в Индии — Self-Employed Women’s Association); 5) пропагандистские группы и сети (например, World Development Movement в Британии). Однако, полагаем, нельзя однозначно утверждать, что указанное деление вносит значительную долю рациональности в классификацию НПО на международном и национальном уровне.

Можно попытаться выделить и множество других критериев для классификации некоммерческих организаций, создаваемых по законодательству зарубежных стран. Об их подразделении на национальные и международные говорилось выше (см. § 2 гл. 1 настоящей монографии). При использовании юридических критериев для систематизации НПО возможны, например, такие классификации.

  • 1. НКО различаются по неформальному и формальному статусу. Формальными являются ассоциации, которые наделены статусом юридического лица в одной из предусмотренных национальным законодательством организационно-правовых форм. Однако и существование неформальных ассоциаций, т. е. объединений лиц, не зарегистрированных в качестве юридического лица, соответствует базовому принципу учреждения НПО, что указывается в Отчете Совета по правам человека ООН[12].
  • 2. Исследователи М. Свидроньова и Г. Вацекова указывают, что «некоммерческие организации могут быть классифицированы в соответствии с тем, является собственником государство (некоммерческие государственные организации) или не является (некоммерческие частные организации)»'. Таким образом, НКО могут подразделяться на государственные и частные. Однако именно в целях исключения из регулирования НКО государственных организаций в международном и зарубежном (особенно в романо-германском) праве используется словосочетание «неправительственные организации» или «негосударственные организации».
  • 3. А. X. Абашидзе и Д. А. Урсин выделяют два типа НПО: состоящие из физических лиц и объединяющие национальные НПО. При этом принимается во внимание условность подобного разделения, поскольку существуют и иные типы членства в НПО (или фиксированное членство вообще отсутствует)[13] [14].
  • 4. Под особое правовое регулирование подпадают НПО, финансируемые из-за рубежа, что предполагает установление особого контроля, запретов и ограничений для НПО, участвующих в политической деятельности. В ряде случаев государства идут по пути установления для таких организаций специального правового статуса.
  • 5. Иногда классификации НПО допускают смешение множества различных признаков. Так, исходя из определения, данного ОЭСР, НПО включают коммерческие организации, фонды, учебные заведения, церкви и другие религиозные группы и миссии, медицинские организации и больницы, союзы и профессиональные организации, кооперативы и культурные группы, а также добровольные агентства. Однако данное деление не поддерживается развитыми европейскими правопорядками (например, в Германии, Австрии, Франции, Нидерландах и др.), для которых характерно установление минимального количества организационно-правовых форм для некоммерческих организаций (обычно ассоциации и фонды, к которым теперь иногда добавляется «гибридная форма») с возможностью предусмотреть в учредительных документах организации любую цель деятельности некоммерческого характера.
  • 6. Ряд правовых систем предоставляют возможность учреждения так называемых корпораций или организаций с общественно полезной целью, осуществляющих общественно полезную деятельность (англ.: public benefit corporation или public benefit organization — PBC или РВО, что иногда не совсем точно переводится как «благотворительные организации»). По своему статусу они отличаются как от традиционных коммерческих, так и от некоммерческих организаций. Основной особенностью «корпораций с общественно полезной целью» является осуществление абсолютно любой деятельности. Такая корпорация учреждается с «общими публичными целями», под которыми понимается «овеществленное, позитивное воздействие на общество и окружающую среду». Организации, которые демонстрируют желание получать прибыль и продвигать общественно полезные цели, подлежат отдельной сертификации. При этом если они регистрируются в качестве НКО, то могут продвигать продукцию, используя коммерческие обозначения и идентифицируя себя в качестве организации, получающей прибыль, среди потребителей, инвесторов, работников и других лиц[15]. В ряде стран такой статус расценивается как «гибридный» (сочетание коммерческой и целевой некоммерческой деятельности) и предполагает возникновение у организации права на определенные льготы в области налогообложения.

«Гибридные» формы НПО являются новыми для зарубежного права.

7. НКО в зарубежных странах могут иметь самые различные обозначения. Именуясь «неправительственными» (NGOs) в одних странах, они могут называться «добровольными» (voluntary) или благотворительными (charity), как принято в Великобритании, или неприбыльными (non-profit, NPOs), как в США, но все они, существенно различаясь, относятся исследователями в третий сектор. Выделена также категория организаций «для целей развития» (NGODs). Иногда они обозначаются собирательно — как «организации гражданского общества» (CSOs). Каждый из терминов имеет свою историческую и культурную основу. В Великобритании существует давняя традиция волонтерства — в деятельности НКО обычно подчеркиваются патриархальные (на уровне локального сообщества) и христианские ценности. В США, где получение прибыли и деятельность коммерческих организаций занимали не последнее место на шкале общественных ценностей, объединения граждан должны были доказать, что их деятельность является некоммерческой, что предполагало получение налоговых льгот в качестве компенсации за ограничения в получении прибыли. Термин «неправительственная организация» также применяется в странах Азии и Африки в основном к организациям третьего сектора, особенно к тем, которые осуществляют деятельность на трансграничной основе или функционируют в качестве иностранных благотворительных организаций. Так, если в Великобритании организация, созданная в помощь малообеспеченным слоям населения, будет называться voluntary или charity, то в Индии она будет носить обозначение неправительственной.

Таким образом, в общей сложности существует около 50различных синонимов, которые обозначают НКО по всему миру, причем термины могут быть весьма нелогичными. Терминологические трудности возникают как в связи со смешением понятий, применяемых в своем наименовании самими НКО, так и вследствие широкого разнообразия организаций, охватываемых понятием «неправительственная организация». Оно включает как малые самоуправляющиеся объединения с узкими целями, которые функционируют исключительно на энтузиазме своих членов, так и огромные компании, обладающие большим штатом, сложной внутренней структурой, оказывающие широкий спектр услуг и влияющие на состояние какой-то сферы общественной жизни в стране и за рубежом (такие НКО могут полностью финансироваться коммерческими структурами, как, например, фонды в США, функционирующие при поддержке крупных корпораций — Фонда Форда, Фонда Рокфеллера).

  • [1] Заключительные замечания Комитета по экономическим, социальным и культурным правам — Эфиопия. Документ ООН Е/С.12/ЕТН/СО/1-3, 31 мая 2000 г. § 7.
  • [2] См.: Steiner Н. J., Alston Ph. International Human Rights in Context: Law, Politics,Morals. Oxford, 2000. P. 939.
  • [3] Принципы статуса НПО, п. 13.
  • [4] Руководящие принципы, п. 142.
  • [5] См.: Steiner Н. J., Alston Ph. Op. cit. P. 939.
  • [6] Guidelines on Freedom of Association // OSCE’s Office for Democratic Institutionsand Human Rights (ODIHR). § 7. P. 15.
  • [7] Второй ежегодный доклад о внутреннем управлении неправительственных организаций Экспертного совета по законодательству о НПО, п. 388, 389, 397 и 398. СоветЕвропы. 2010. Январь.
  • [8] См., например: Рекомендация № Rec (2003) 4 Комитета министров Совета Европы «Об общих правилах борьбы с коррупцией при финансировании политических партий и избирательных кампаний» (принята 8 апреля 2003 г. на 835-м заседании представителей министров). Доступ из СПС «КонсультантПлюс»; Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участникахСодружества Независимых Государств (заключена в г. Кишиневе 7 октября 2002 г.) //СЗ РФ. 2005. № 48. Ст. 4971; и др.
  • [9] Об этих и иных классификациях см.: Woodward В. К. Op. cit. Р. 346.
  • [10] Ibid. Р. 347.
  • [11] См.: Mostashari A. An Introduction to Non-Governmental Organizations (NGO) //Iranian Studies Group. P. 3. URL: http://web.mit.edu/isg/NGOManagement.pdf.
  • [12] См.: Report to the UN Human Rights Council (Best Practices that Promote and Protectthe Rights to Freedom of Peaceful Assembly and of Association). UN. Doc. A/HRC/20/27.P. 131.
  • [13] Svidronovd М., Vacekovd G. Comparison of Development of Non-governmental Organizations and the Current State of Their Funding in Slovakia and Austria. P. 2. URL: https://is.muni.cz/do/rect/metodika/VaV/vyzkum/34884802/59922459/60007219/001_Vacekova_Co-mparison_of_the_development.pdf.
  • [14] См.: Абашидзе A. X., Урсин Д. А. Указ. соч. С. 26.
  • [15] См.: Arthur R., Pinto D., Branson M., Edward W Understanding Corporate Law. 4th ed.P. 20.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >