Полная версия

Главная arrow Психология arrow Введение в экзистенциальную психологию

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Экзистенциальная психология: обретение самостоятельного статуса

Несмотря на общепризнанность истоков экзистенциальной психологии, связанных с философией и экзистенциальным анализом, их реальное влияние на современную экзистенциальную психологию, похоже, было не слишком большим. Философские идеи задали общий вектор экзистенциальной традиции в гуманитарной мысли. Однако попытки переноса философских идей экзистенциализма в психологическую практику дали весьма ограниченные результаты. Так по крайней мере утверждает Д. А. Леонтьев, называющий «вершинами экзистенциальной психологии» работы В. Франк- ла, Р. Мэя и Дж.Бьюдженталя [Леонтьев, 2001, с.3-4]. Той же точки зрения придерживаются и западные коллеги: отдавая должное работам философов — экзистенциальным феноменологам, давшим начало феноменологическим исследованиям экзистенции, и экзистенциальным аналитикам, они подчеркивают решающую роль именно психологов в формировании экзистенциально-психологического подхода. Такие психологи, по их мнению, как Мэй, Олпорт, Роджерс, Лэнгле, Франкл, Фромм, Бюдженталь и др., широко используют европейское экзистенциальное мышление. В их клиническую психологию и критический анализ современной западной культуры проникают такие понятия, как «свобода», «отчуждение», «возможность стать аутентичным», «онтологическая вина» и др. [Churchill, Wertz, 2001].

Дж. Гринберг, С.Куул и Т. Пижински, составители и редакторы уникального издания по экспериментальной экзистенциальной психологии, считают, что экзистенциальное движение в свое время во многом возникает как реакция на ортодоксальный фрейдизм. Отто Ранк был первым теоретиком, включившим экзистенциальные концепты — страх перед смертью и страх перед жизнью — в широкую теоретическую концептуализацию человеческого поведения, анализ развития в детстве и на протяжении жизни. Европейские ученые, такие как Л. Бинсвангер, М.Босс и В. Франкл, развивают идеи экзистенциального анализа, необходимость поиска основ человеческого поведения в феноменологическом мире субъекта. К. Хорни описывает образ будущего как важнейшую детерминанту поведения. Э. Фромм анализирует поиск и бегство от свободы. К. Роджерс делает акцент на аутентичности, А. Маслоу — на самоактуализации. Из современных авторов упоминаются имена Р. Лэйнга, Э. Беккера, Р. Лифтона и И. Ялома [Handbook of Experimental Existential Psychology, 2004, p. 6]. Конечно, к этому перечню надо добавить Р. Мэя и А. Лэнгле. Именно их идеи сформировали не только общую парадигму рассмотрения экзистенциальной тематики в психологии, но и конкретные ракурсы описания экзистенциальных проблем, способы их анализа, понимания и приложения к практике.

Таким образом, несмотря на связи экзистенциального направления с философскими и другими идеями, именно психологам принадлежит решающая роль в формировании экзистенциального подхода в психологии.

Наиболее известными для российского читателя представителями американской экзистенциальной психологии являются Р.Мэй и И. Ялом.

Ролло Мэй (1909-1994) фактически открыл экзистенциальную психологию американским ученым и, по словам Д. Леонтьева, «сам стал точкой отсчета истории экзистенциального движения в США» [Леонтьев, 2009, с. 47]. Получив разнообразное образование и разный жизненный опыт, пережив сильнейший экзистенциальный кризис, Мэй обращается к экзистенциальной тематике и посвящает себя помощи людям в ситуациях переживаемых ими трудностей. Он занимается психологическим консультированием и пишет диссертацию на тему «Смысл тревоги». Мэй работает над самыми разнообразными проблемами, много пишет, причем не только для профессиональной аудитории, и предпринимает немалые усилия для развития экзистенциальной тематики в американской науке. Многие его книги переведены на русский язык и хорошо известны отечественным ученым. Ролло Мэй «был и навсегда останется первым американским экзистенциальным психологом» [Летуновский, Есельсон, 2002, с. 111 ].

Другое знаковое для российской психологии имя — это Ирвин Ялом, книга которого «Экзистенциальная психотерапия» стала первым источником знакомства с экзистенциальной психологией для российского читателя. Своеобразие этой работы — в том, что она написана психотерапевтом и основана на клиническом опыте. Ее вряд ли можно рассматривать как полноценное представление экзистенциальной тематики, но ее практическое обсуждение, многочисленные примеры, приводимые Яломом, как и опыт его практической работы, делают книгу уникальной. Кроме этого, Ялом пользуется огромной популярностью благодаря своим многочисленным работам, жанр которых трудно определить однозначно. Это и анализ психотерапевтической практики с разбором конкретных случаев («Лечение от любви» или «Мамочка и смысл жизни»), и психологическая проза («Когда Ницше плакал» или «Проблема Спинозы»), в которой художественная линия объединяется с глубоким анализом психотерапевтического характера. Сам И. Ялом объясняет свой «уход» в написание художественных произведений тем, что с их помощью можно «научить людей большему». Соответственно цель своих книг он формулирует следующим образом: «дать своего рода учебный материал для молодых психотерапевтов, да и просто интересующихся людей, рассказать им о том, что такое экзистенциальная основа нашей жизни» [Пресс-конференция, 2010, с. 167].

Европейская линия современной экзистенциальной психологии представлена именами Виктора Франкла и Альфрида Лэнгле.

Виктор Франкл (1905-1997) является не только одним из самых влиятельных представителей современной экзистенциальной психологии, но и по-своему легендарной фигурой европейской психологии. Интерес к психологии и философии возникает у него еще в школьные годы, а в 16 лет он читает свою первую лекцию о смысле жизни — теме, которая становится основным мотивом всей его профессиональной жизни. В создание своего учения о смысле жизни он вложил личный опыт пребывания в концлагере, убедивший его в уникальной роли смысла жизни как основной движущей силы человеческого существования, как мощного ресурса выживания, жизненной мотивации и жизнестойкости. Основной акцент в своем творчестве Франкл делает на свободном и духовном в человеке, на поиске духовного бытия и смысла. Занимаясь практической помощью людям, он создает свою логотерапию — терапию смысла. Прошедшие десятилетия подтвердили значимость выбора Франкла: в современном мире тема смысла жизни выходит на первый план с точки зрения главных проблем современного человека и задач практической помощи ему.

Альфрид Лэнгле (род. в 1951 г.), президент Общества экзистенциального анализа и логотерапии в Вене, начинавший как ученик

B. Франкла, развивает собственное понимание экзистенциального анализа. Лэнгле делает акцент на мотивации человека как последовательном поиске своей жизни и себя в этой жизни, как процессе решения жизненных задач — ответов на экзистенциальные вопросы (могу ли я быть в этом мире, нравится ли мне быть в этом мире и т.д.).

Если говорить о российской психологии, то и здесь фактически лишь определяющаяся экзистенциальная традиция имеет свои истоки — прежде всего в работах отечественного классика

C. Л. Рубинштейна (1889-1960). Именно Рубинштейн вводит в отечественную науку понятие человека как субъекта жизни, человека свободного и принимающего на себя ответственность за свою жизнь: «Существо конечное, ограниченное, страдающее, зависимое от объективных обстоятельств и вместе с тем активное, изменяющее мир — человек, подчиняясь необходимости, вместе с тем свободен. Он в принципе может и, значит, должен принять на себя ответственность за все содеянное им и все им упущенное» [Рубинштейн, 2003, с. 253].

Р. Мэй отмечает в качестве одной из особенностей экзистенциального направления в психологии то, что его возникновение не является результатом деятельности какого-то одного признанного лидера, как это было со многими другими подходами в психологии.

В своей книге, вышедшей несколько десятилетий назад, в свойственной ему образной манере И. Ялом пишет: «Экзистенциальная психотерапия, подобно бездомному бродяге, ничему не принадлежит. У нее нет ни законного места жительства, ни формального образования, ни собственной организации. Академические соседи не признают ее за свою. Она не породила ни официальное сообщество, ни стабильный журнал (немногочисленные хилые чада скончались во младенчестве); не имеет ни стабильной семьи, ни определенного главы семейства. Однако у нее есть генеалогия, несколько разбросанных по свету кузин и кузенов, а также друзья семьи — кое-кто в Европе и кое-кто в Америке» [Ялом, 1999, с. 19]. Генеалогия — это «родовой очаг», представленный экзистенциальной философией, и «кузены из Старого Света» — экзистенциальные аналитики, к которым, помимо уже упомянутых Бинсвангера и Босса, Ялом добавляет еще некоторые имена, в том числе Виктора Франкла. Трудно спорить с И.Яломом. Но за последние десятилетия многое изменилось. Так, уже в 1960-х годах выходит ряд книг, сыгравших огромную роль в знакомстве психологического сообщества с идеями экзистенциального подхода. Это такие издания, как знаменитые сборники работ «классиков» экзистенциального направления «Existence» и «Existential psychology», выпущенные под редакцией Ролло Мэя (в русском переводе «Экзистенциальная психология», 2001).

В это время американская психология, по признанию Р. Мэя, начинает знакомиться с экзистенциальным направлением. Мэй называет его «самым значительным из появившихся в европейской психологии и психиатрии на протяжении последних двух десятилетий» и указывает на две основные причины, определяющие интерес американских психологов к новому экзистенциальному направлению: «Первая — стремление примкнуть к движению, имеющему шансы на успех, стремление всегда опасное и практически бесполезное и для познания истины, и для попыток понять человека и его отношения. Другое стремление — более спокойное, глубокое, выражается в мнении многих наших коллег, которые считают, что доминирующее сегодня в психологии и психиатрии представление о человеке неадекватно и не дает нам той основы, в которой мы нуждаемся для развития прикладной психотерапии и различных исследований» [Экзистенциальная психология, 2001, с.7]. В то же время Мэй откровенно пишет о том, что в США имеют место «враждебность и явное недоверие по отношению к экзистенциальной психологии» [Там же, с. 9].

Таким образом, только в 60-х годах XX в. европейское экзистенциальное мышление фактически начинает появляться в пространстве наиболее влиятельной на сегодня американской психологии. За прошедшие десятилетия, возможно, в первую очередь благодаря работам самого Р. Мэя, а также И.Ялома, Дж. Бьюджен- таля и многих других именитых и не очень известных сторонников экзистенциального подхода, многое, безусловно, изменилось. В 2001 г. в Амстердаме состоялась Первая международная конференция по экспериментальной экзистенциальной психологии, материалы которой отражают явное стремление ее участников соотнести относительно новую для многих психологов область экзистенциальной тематики с более традиционными подходами академической психологии, представив теоретическое обоснование и описание, а также исследовательские программы, адресованные экзистенциальным проблемам. В 2003 г. было создано Международное общество экзистенциальной психологии и психотерапии. Выходит электронный журнал, издающийся этим обществом.

В России лидерство в развитии экзистенциально-психологического подхода по праву принадлежит Институту экзистенциальной психологии и жизнетворчества (Москва) и его руководителю Д. А. Леонтьеву. Официально открытый в 2001 г. Институт ставил перед собой просветительские задачи, связанные с распространением идей экзистенциальной психологии, а также цели консолидации сообщества психологов, разделяющих эти идеи.

Еще до открытия Института в том же 2001 г. состоялась первая Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии, которая с тех пор стала постоянной. С 2002 г. издается журнал «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия».

В 2004 г., когда проходила Вторая конференция, оценивая прошедшие три года, Д.А.Леонтьев констатировал: «...Сегодня экзистенциальная психология уже воспринимается как органичная часть российского психологического ландшафта, ...как авторитетное, заслуживающее уважения направление» [Вторая Всероссийская научно-практическая конференция, 2004, с.3]. В 2013 г. была проведена уже Пятая конференция по экзистенциальной психологии, показавшая, что авторитет и популярность и самой конференции, и в целом экзистенциально-психологической тематики возрастают.

История отечественной экзистенциальной психологии еще ждет своего написания. Тем не менее интенсивные темпы ее развития позволяют надеяться на быстрое — насколько это возможно в науке — формирование экзистенциально-психологического направления в российской науке.

Контрольные вопросы для самопроверни

  • 1. Перечислите основные факторы, определившие формирование «третьей волны» — гуманистической психологии в психологической науке XX в.
  • 2. Какие идеи Хайдеггера и Ясперса представляют интерес для современной психологии?
  • 3. Чем экзистенциальный анализ отличается от психоанализа?
  • 4. Перечислите основные имена и основные работы зарубежных и российских психологов экзистенциального направления.

Задание для самостоятельной работы

  • 1. Представьте себе полемику бихевиористов и сторонников гуманистической психологии. Подберите аргументы в пользу каждого из этих направлений и критики оппозиционного подхода.
  • 2. Р. Мэй утверждает, что особенностью экзистенциального подхода в психологии является то, что он не имеет одного лидера. Сформулируйте, по сравнению с другими направлениями (психоанализом и бихевиоризмом), преимущества и издержки данной ситуации.
  • 3. Русские писатели Л. Толстой и Ф. Достоевский в мировой экзистенциально-психологической литературе считаются художниками экзистенциального направления. Объясните почему.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>