Полная версия

Главная arrow История arrow История и теория наций и национализма

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Современные национальные общины и диаспоры

Этносы редко компактно проживают на своей территории. Войны, изменения границ, образование и распад империй и государств, природные катаклизмы и экономические кризисы разбрасывают народы по земному шару. По данным ООН, в 1960 г. в чужих странах проживало 75,5 млн человек, в 2000 г. — уже 176,6 млн, в 2009 г. — 213,9 млн, в 2013 г. — 232 млн. Сегодня в разных странах от 3 до 10% населения являются мигрантами. В чужих странах проживают 35 млн китайцев, 25 млн выходцев из разных африканских стран, около 19 млн русских, 14 млн курдов, 9 млн выходцев из Индии, 10 млн ирландцев, по 8 млн итальянцев, евреев и цыган, 5,5 млн армян, по 4,5 млн венгров и поляков, 4 млн греков, по 3,5 млн турок и иранцев, 3 млн японцев, 2,5 млн немцев.

Попав в чужую страну, люди держатся своих земляков. Для этого они объединяются в общины. Сегодня община — это объединение людей — как правило, целых семей и родственных кланов, — которые связаны хозяйственной, культурной, правовой деятельностью и проживают на одной территории. Если одним из критериев объединения людей в общину выступает их этническое происхождение, то такая община называется диаспорой.

Диаспора (от греческого слова бююттора — рассеяние) — этнически однородная группа населения, компактно проживающая в чужой стране, осознающая и поддерживающая свою общность и создающая социальные и культурные структуры и институты для поддержания своей идентичности и связи со своим народом, проживающим на этнической родине. Диаспоры существуют на положении национально-культурного меньшинства.

Понятие диаспоры имеет древнегреческое происхождение и связано с Великой греческой колонизацией (VII-V вв. до н.э.). Греки колонизировали берега Средиземного и Черного морей, основывали там торговые фактории, из которых потом вырастали города-государства. Ядро населения факторий и городов-государств составляли этнические греки, переселявшиеся со своей родины. На новом месте они воспроизводили социальную структуру и культурные императивы своей метрополии, тщательно дистанцируясь от местных «варваров». Со временем неизбежно происходили метисация и микси- рование с местным населением, но именно объединение в диаспору помогало сохранять память о своем происхождении и этнокультурную цельность.

Термин «диаспора» получил распространение среди эллинизированных евреев, обозначая компактные поселения добровольно проживающих вне Израиля. Считается, что затем этот термин стал применяться к евреям, насильно изгнанным из Земли Обетованной, «рассеянным». Именно еврейские общины (наряду с армянскими, греческими, генуэзскими, «немецкими слободами» в русских городах и т. д.) в Средние века и Новое время в европейских городах образовывали компактные районы проживания с особой социальной структурой, языковой средой, культурной жизнью и т. д.

В XIX-XXI вв. понятие диаспоры становится более размытым и многозначным. Это связано прежде всего с переделом государственных границ, распадом империй, образованием новых государств. При этом целые районы с компактно проживающими этносами оказывались в составе чужих стран. В Новое и новейшее время получает развитие такое явление, как трудовая миграция, носящая ярко выраженный этнический характер. Другими словами, в современных диаспорах проявляется феномен наложения друг на друга социальных, этнических и политических пространств.

Закономерно ученые сегодня дают более сложные определения диаспоры: «Диаспора — это образование, возникшее в результате насильственной или добровольной миграции этнических групп за пределы этнической родины, оказавшееся в принимающей стране на положении меньшинства, сохранившего свою этническую, религиозную идентичность и социальное единство» (Г. Шеффер)[1], или: «Диаспора — это устойчивая совокупность людей единого этнического происхождения, живущая за пределами своей исторической родины (вне ареала расселения своего народа) и имеющая социальные институты для развития и функционирования данной общности» (Ж. Т. Тощенко, Т. И. Чаптыкова).

Диаспору не стоит воспринимать просто как отделившуюся часть того или иного этноса. По верному замечанию В. Дятлова, принципиальной чертой состояния диаспоры является состояние «рассеяния»: «рассеяние превратилось в образ жизни, в особое устойчивое социально-экономическое, культурное, духовное состояние социума, особую форму существования в физическом и психологическом отрыве от этнического материка или без такового вообще»[2]. При этом «этнический материк» может и совсем отсутствовать, как это было до середины XX в. у евреев и как остается до сих пор у цыган. Или же этот «материк» существует, но его роль, материальное положение, состояние еще слабее, чем у диаспоры (пример — армяне до получения независимости). Член диаспоры все равно, несмотря на наличие «где-то там» «этнического материка», должен искать опору и основы своего бытия, идентичности в диаспоре. Отсюда и повышенные требования к соблюдению этой идентичности (когда члены диаспоры в какой-то момент оказываются более «чистыми», более ярковыраженными носителями эт- ничности, чем этнос на «этническом материке»). Отсюда и обособленность диаспор, их нежелание интегрироваться в окружающую их чуждую среду (что приводит к конфликтам на бытовой, культурной и национальной почве).

При этом наблюдается следующая тенденция: диаспоры, состоящие из бывших или все еще колониальных, угнетенных народов, проявляют большую степень живучести, способности к адаптации и выживанию при сохранении своей культурно-национальной идентичности. В то же время диаспоры из имперских, титульных наций (англичане, русские, немцы и т.д.) оказываются нестойкими и, просуществовав какое-то время на положении иммигрантов, затем стремительно растворяются в местном населении. В их историческом опыте отсутствует опыт существования как этнического меньшинства, поэтому они могут еще существовать как анклав (немцы в Южной Америке, русские в Харбине), но в целом демонстрируют крайне низкую способность к этнической кооперации. Возможно, ситуация изменится в XXI в. на территориях, где русские оказались этническим меньшинством после распада СССР (Средняя Азия, страны Балтии).

Считается, что диаспоры пребывают в ущемленном, приниженном положении. Приниженное положение диаспор определяет специфику профессиональной специализации ее членов. Они, как правило, оттеснены от государственно значимых сфер — военной, чиновной, производственной (будь то аграрное или индустриальное общество). На их долю достаются или работы, которые члены титульного этноса не хотят выполнять (феномен гастарбайтеров), или посредническая сфера, преимущественно торгово-ремесленная, сфера свободных профессий (в том числе нередко криминальных). В силу приниженного положения диаспор в них большую роль играют родственные и клиентельные связи, корпоративная и общинная солидарность, клановость.

Однако некоторые диаспоры в ряде стран получают сильное влияние и оказывают воздействие даже на национальные правительства. Известна роль еврейской, армянской, греческой диаспор в воздействии и на деловые, и на политические мировые крути. Сегодня все большую силу набирают диаспоры мусульманских мигрантов, особенно из арабских стран.

Фактор миграции начинает формировать политику в мире. Он угрожает принципам Евросоюза, шенгенской зоне, поскольку проницаемость границ ведет к неконтролируемому массовому переселению из «зоны неблагополучия» в развитые страны. Прежде всего приток мигрантов угрожает их социальной и экономической стабильности, подрывает основы безопасности. К ценностям демократических режимов относится внимание к положению меньшинств, в том числе вынужденных переселенцев, беженцев. Возникает противоречие между ценностями и реалиями.

Отсюда вторая проблема — развитые страны Евросоюза пытаются перенаправить поток мигрантов в «новые государства» шенгенской зоны, которые этому всячески противятся. Возникают противоречия уже внутри Евросоюза, которые потрясают его базовые основы. Это накладывается на третью проблему: сегодня стремительно растет миграция из стран Центрально-Восточной Европы, Прибалтики, Балкан в Западную Европу, причем она носит ярко выраженный поколенческий характер: уезжает трудоспособная молодежь. Возникает угроза заполнения возникающей демографической пустоты беженцами из Восточной Европы (например, из зоны украинского конфликта), что в очередной раз будет противоречить внутренней политике этих национальных государств, имеющей мононациональное направление.

Таким образом, сегодня в мире запущены процессы, которые могут через несколько лет привести к радикальному изменению его облика. И диаспоры в этом процессе играют все более весомую роль, начиная по влиятельности в чем-то конкурировать с государствами.

Можно выделить следующие характерные черты диаспор (по А. Милитареву):

  • 1. Принадлежность к меньшинству населения.
  • 2. Корпоративность.
  • 3. Ограниченность сфер трудовой деятельности.
  • 4. Ущемление в правах.
  • 5. Запрет или ограничение на изменение социального статуса, в первую очередь на вхождение в высшие сословия, землевладение и военную карьеру.
  • 6. Изолированность от других групп населения, выражающаяся в:
  • 6.1. негативном отношении к апостазии — вынужденному или добровольному переходу в другую религию или конфессию.
  • 6.2. запрете или ограничении на смешанные браки.
  • 6.3. обитании на компактной замкнутой территории, в гетто.
  • 7. Ассимиляционные тенденции, выражающиеся в:
  • 7.1. апостазии, характеризующейся переходом почти исключительно в религию доминантного населения.
  • 7.2. игнорировании запрета на смешанные браки, заключаемые почти исключительно с представителями доминантного населения.
  • 7.3. стремлении вырваться из гетто, с территории проживания своей диаспорной группы.
  • 7.4. интенсивном освоении языка и культуры доминантной группы.
  • 7.5. активном проникновении в наиболее престижные сферы деятельности вне территории проживания и традиционного круга деятельности своей диаспорной группы.
  • 8. Диаспорное сознание — сознание общности с родственными

диаспорными группами, включающее в себя:

  • 8.1. общность происхождения.
  • 8.2. общность культурной истории.
  • 8.3. общность первоначальной территории обитания («прародины»).
  • 8.4. общность языка дорассеяния.
  • 8.5. восприятие рассеяния как изгнания.
  • 8.6. восприятие рассеяния/изгнания как наказания свыше.
  • 8.7. идею возвращения на историческую прародину.
  • 8.8. восприятие себя как «чужаков» и «пришельцев» среди автохтонных групп[3].

Сегодня выделяют различные типы диаспор, предлагают их разные классификации. Различают старые диаспоры, восходящие к древности или Средневековью (еврейская, армянская, греческая и т.д.), диаспоры Нового времени (польские, русские, японские и т.д.) и современные, связанные с трудовой миграцией (гастарбайтерством), в основном — латиноамериканские, азиатские, африканские. Есть диаспоры, порожденные миграцией, а есть — вызванные внезапным и резким изменением границ, когда люди «просыпаются» в другом государстве (Р. Брубейкер назвал их «диаспорами катаклизма»).

У. Коэн выделял четыре типа диаспор: диаспоры-жертвы (еврейская, африканские, армянская, палестинская), трудовые диаспоры (индийская), торговые (китайская) и имперские (британская, французская, испанская, португальская). Дж. Армстронг выделял два типа диаспор: «мобилизованные» и «пролетарские». «Мобилизованные» диаспоры имеют длительную и сложную историю, они складывались веками. Эти диаспоры обладают способностью к социальной адаптации и потому глубоко укоренились в принявшее их общество. Как подчеркивает Дж. Армстронг, «хотя с точки зрения занимаемого ими положения в обществе эти диаспоры не превосходят другие этнические группы мультиэтничных государств, тем не менее по сравнению с ними они обладают целым рядом материальных и культурных преимуществ». К категории «мобилизованных» диаспор Дж. Армстронг относит прежде всего еврейскую диаспору (он называет ее архетипичной, т. е. истинной, первоначальной диаспорой) и армянскую. «Пролетарские» диаспоры — это молодые, возникшие недавно этнические сообщества. Дж. Армстронг считает их «неудачным продуктом современной политики»[4].

Г. Шеффер выделяет следующие типы диаспор:

  • — с глубокими историческими корнями (сюда относятся армянская, еврейская и китайская);
  • — «дремлющие» (американцы в Европе и в Азии и скандинавы в США);
  • — «молодые» (их образуют греки, поляки и турки);
  • — «зарождающиеся», т. е. находящиеся лишь в начальной стадии своего становления (их только начинают формировать корейцы, филиппинцы, а также русские в бывших советских республиках);
  • — «бездомные», не имеющие «своего» государства (в эту категорию попадают диаспоры курдов, палестинцев и цыган);
  • — «этнонациональные», ощущающие незримое присутствие «своего» государства, самый распространенный тип диаспор;
  • — «рассеянные», живущие компактно[5].

Достойна упоминания классификация диаспор по В. Д. Попкову:

  • 1. По основанию общности исторической судьбы. Сюда относятся те диаспоры, члены которых в прошлом являлись гражданами одного государства и в настоящий момент проживают на его территории, но за пределами ныне независимой страны исхода. Например, армянские или азербайджанские диаспоры в России; русские диаспоры в странах Балтии или Средней Азии. Также сюда надо отнести диаспоры, члены которых ранее не были связаны с территорией нового проживания единым правовым, языковым полем и никогда не составляли часть единого государства. Это армяне в США, турки в Германии и т. д.
  • 2. По основанию юридического статуса. Сюда относятся диаспоры, которые обладают официальным юридическим статусом, необходимым для легального пребывания на территории принимающего региона. Это статус гражданина страны поселения, имеющего вид на жительство, статус беженца и т. д. Сюда же надо отнести диаспоры, члены которых находятся на территории принимающей страны преимущественно нелегально и не имеют официальных документов, регламентирующих их пребывание.
  • 3. По основанию факта миграции или перемещения границ. Имеется в виду перемещение групп людей из одного региона в другой с пересечением государственных границ, в результате которого возникают (или пополняются уже существующие) диаспоры, или перемещение самих границ, в то время как та или иная группа остается на месте и «вдруг» оказывается в положении этнического меньшинства и формирует диаспоры.
  • 4. По характеру мотивации к переселению. Это диаспоры, возникшие в результате добровольного перемещения, в основе которого лежали, например, экономические мотивации индивидов. К такому типу относятся большинство «новых» диаспор в странах Европейского Союза, например, диаспоры турков или поляков в Германии. Сюда же относятся диаспоры, которые сформировались в результате выдавливания членов данной этнической группы с «исходной» территории вследствие различного рода социальных, политических изменений или природных катаклизм. К такому типу можно отнести большинство «классических» диаспор, возникших в результате принуждения к переселению, или, например, русскую эмиграцию после 1917 г.
  • 5. По характеру пребывания на территории региона поселения. Здесь необходимо назвать диаспоры, члены которых ориентированы на постоянное нахождение на территории региона нового поселения, т. е. на оседлость и получение гражданства страны поселения; диаспоры, члены которых склонны рассматривать регион нового поселения как транзитную область, откуда должно следовать продолжение миграции или возвращение в страну исхода (выходцы из стран Азии, пытающиеся через Россию попасть в страны ЕС); диаспоры, члены которых настроены на непрерывную миграцию между страной исхода и регионом нового поселения (так называемая челночная миграция, характерная, скажем, для гастарбайтеров из среднеазиатских республик, работающих в России).
  • 6. По основанию наличия «базы» в регионе нового поселения. К этому типу относятся диаспоры, члены которых длительное время проживают (или проживали) на территории региона поселения и уже имеют опыт взаимодействия в обществе и культуре нового поселения и исторически связаны с местом нового проживания. Такие диаспоры имеют уже сложившиеся сети коммуникаций и обладают высоким уровнем организации и экономическим капиталом. К такому типу следует отнести большинство классических диаспор, например, таких, как еврейские или армянские диаспоры.
  • 7. По характеру «культурной схожести» с принимающим населением. Здесь можно выделить три типа (классификация А. Фарнхема и С. Бочнера): 1) диаспоры с близкой культурной дистанцией (украинцы в России, азербайджанцы в Турции); 2) диаспоры со средней культурной дистанцией (русские в Германии, армяне в России); 3) диаспоры с дальней культурной дистанцией (афганцы в России, турки в Германии).
  • 8. По основанию наличия государственных образований на территории страны исхода. Это диаспоры, члены которых имеют «свое государство», куда могут уехать на основании ощущаемой принадлежности к своей «исторической родине», либо могут быть высланы туда властями региона нового поселения11. [6]

В XXI в. проблема диаспор выходит на первый план прежде всего из-за интенсивных миграционных процессов. История покажет, станут ли они фактором мировой политики наравне с нациями. Но сегодня их роль уже нельзя расценивать исключительно как роль «угнетенного меньшинства».

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Назовите основные черты племени как социальной организации.
  • 2. Что такое эволюционизм?
  • 3. Назовите основные черты вождества как социальной организации.
  • 4. В чем отличие вождества от племени?
  • 5. Дайте определение диаспоры.
  • 6. Приведите взгляды ученых на характерные черты диаспор.
  • 7. Какие типы диаспор выделяют ученые? Приведите варианты научных классификаций.

  • [1] Шеффер Г. Диаспоры в мировой политике // Диаспоры. 2003. № 1. С. 162-184.
  • [2] Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. 1999. № 1.С. 8-23.
  • [3] Милитарев А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции)// Диаспоры. 1999. № 1. С. 24-33.
  • [4] Цит. по: Кондратьева Т. С. Диаспоры в современном мире: эволюция явленияи понятия. URL: http://world.lib.rU/k/kim_german_nikolaewich/2020.shtml (дата обращения: 01.12.2015).
  • [5] Цит. по: Там же.
  • [6] Попков В.Д. 1) «Классические» диаспоры: к вопросу о дефиниции термина// Диаспоры. 2002. № 1. С. 6-22; 2) Феномен этнических диаспор. М., 2003.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>