Полная версия

Главная arrow Информатика arrow Защищаемая информация в УИС

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИНФОРМАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

Понятие «информация»

Понятие «информация», как отмечают многие специалисты, достаточно сложное для правового и научного анализа. Как констатировал В. И. Касперский, само понятие информации часто не определяется, а принимается на интуитивном уровне[1].

Считается, что понятие «информация» в науку было введено Р. В. Л. Хартли в 1928 г. для обозначения передаваемого сигнала[2], и затем оно стало активно проникать из математической теории связи в другие отрасли науки. Термин постепенно стал межотраслевым, хотя в различных дисциплинах с ним связывались различные понятия. Как утверждал А. Д. Урсул: «Понятие информации стало общенаучным понятием, то есть общим для всех частных наук, а информационный подход, включающий в себя совокупность идей и комплекс математических средств, превратился в общенаучное средство исследования. Развитие понятия информации в современной науке привело к появлению ее мировоззренческих, в особенности философских интерпретаций»[3].

По мнению К. Э. Шеннона, которое было обсуждено на заседании Межведомственного междисциплинарного семинара по научным проблемам информационной безопасности, состоявшемся в МГУ 13 декабря 2001 г., основу теории информации составляет одна из ветвей математики, которая совершенно необязательно должна оказаться плодотворной в психологии, экономике и в других социальных науках[4]. Поскольку все же это не исключено, то, по мнению некоторых специалистов, поиск путей применения теории информации в других областях не должен сводится к тривиальному переносу терминов из одной области науки в другую[5].

Тем не менее многозначность термина «информация» сохранилась до настоящего момента, и, к примеру, К. Шеннон под «информацией» понимал «то, что снимает, уменьшает неопределенность»; Дж. Батерсон - «то, что изменяет нас»; Н. Винер рассматривал информацию как «обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему наших чувств», отмечая, что «процесс получения и использования информации является процессом нашего приспособления к случайностям внешней среды и нашей жизнедеятельности в этой среде»[6].

В информатике под информацией понимаются любые данные, отражающие свойства объектов в определенных системах и передаваемые любым способом кодировки сигналов.

На правовом уровне одной из проблем национального, в частности российского законодательства, является закрепление нормативного определения для термина «информация», так как этот термин является базовым для информационного права. Как отмечает О. А. Городов, проблема формирования понятия «информация» в юридических науках должна решаться в рамках, очерченных представлениями об этом феномене в иных областях знания, но с использованием частных категорий юриспруденции и в единстве с ними[7].

Федеральный закон РФ от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (утратил силу) определял информацию как «сведения о лицах, фактах, событиях, явлениях или процессах независимо от формы их представления»[8], чем российский законодатель ориентировался на семантику латинского термина «information» - «осведомление о состоянии дел». Сходная формулировка имеет место в нормативных документах Гостехкомиссии (действовавших в соответствии с распоряжениями директора ФСТЭК): в Государственном стандарте Российской Федерации ГОСТ Р 50 50-96 «Защита информации: основные термины и определения» (утратил силу), устанавливаемые которым термины обязательны для применения во всех видах документации и литературы по защите информации, понятие «информация» определяется как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления»[9].

Однако данная норма в эпоху развития IT-технологий не могла полностью соответствовать реальному объему понятия «информация», так как для этого термина в значении «сведения» как неотъемлемые присутствуют семиотические характеристики (семантика и прагматика), что вряд ли может быть применимо к зафиксированным на носителях символам или сигналам, особенно учитывая то, что Р. В. Л. Хартли, объявляя термин «информация» общенаучным понятием, подразумевал под ним именно совокупность передаваемых сигналов в количественном измерении («мера Хартли»).

В юридических науках были предприняты попытки снять данную неопределенность путем фиксирования двух форм существования информации - формы сведений и формы сообщений[10]. При этом, по мнению одного из ведущих специалистов в области правового обеспечения информационной безопасности А. А. Стрельцова, сведения следует понимать как «форму информации, в которой движение объектов реального мира посредством психической деятельности отражается в виде соответствующих биохимических преобразований морфологии мозга»[11], что явно совпадает по фактическому объему с философским определением, а сообщение - как «форму существования информации, в которой сведения передаются от одного человека к другому и представляют собой совокупность знаков самой различной природы»[12].

Однако данный набор дефиниций подобран не по описательному методу, а по методу введения родового понятия, в качестве которого опять же выступает термин «сведения».

Для правовой сферы определение информации только как сведений означало, что под действие данной нормы не попадали зафиксированные на материальных носителях нелингвистические символы или сигналы физической реальности, не содержащие семантическую составляющую и передаваемые любой формой кодировки[13]. Из этого вытекало то, что правонарушения, предметом которых выступают, например, данные в компьютерах или программы для ЭВМ (ст. ст. 272, 273 УК РФ)[14], не включались в сферу информационного права, а следовательно, выпадали из области регулирования информационных отношений, что являлось недопустимым.

Данная ситуация в российском законодательстве стала исправляться только с принятием Федерального закона РФ от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», где информация уже определялась как «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления» (п. 2 ст. 2 149-ФЗ)[15]. В этой связи следует отметить, что в ряде принятых незадолго до 149-ФЗ и вскоре после него федеральных законов термин «сведения» уже не использовался. В частности, в Федеральном законе «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ и в Федеральном законе «О персональных данных» от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ термин «сведения» вообще не употребляется, следовательно, для выяснения конкретных дефиниций понятия «информация» в указанных законах действует бланкетный принцип к 149-ФЗ, что можно считать вполне обоснованным с точки зрения теории права.

Следует констатировать, что после принятия указанного федерального закона не были внесены соответствующие изменения в нормы Федерального закона от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне», где информация, составляющая государственную тайну, определяется как «защищаемые государством сведения в области его <...> деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации» (ст. 2 5485—I)[16]. Исходя из буквы закона, к примеру, компьютерные коды запуска ракет, пароли входа в защищенные компьютерные базы данных ФСБ и т. п. не могут быть отнесены к информации, составляющей государственную тайну РФ, так как объем данных понятий не пересекается с объемом понятия «информация» в данном федеральном законе, что является недопустимой ситуацией, на которую российский законодатель пока никак не реагирует.

В связи с этим для приведения норм российского федерального законодательства в соответствие друг с другом, предлагается дополнить норму ст. 2 Федерального закона № 5485-1 в первом абзаце после фразы «защищаемые государством сведения» фразой «или данные», а перед термином «распространение» поставить термин «разглашение, передача», в результате чего норма будет иметь следующий вид: «государственная тайна - это защищаемые государством сведения или данные в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, несанкционированное разглашение, передача или распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации».

Таким образом, можно констатировать, что на правовом уровне следует рассматривать информацию в двух основных аспектах: как данные, передаваемые любым способом кодировки сигналов и хранящиеся на носителях, и как сведения о фактах, событиях, явлениях и процессах, не зависящие от формы их представления. Причем информация как сведения должна обладать набором семиотических характеристик, в частности, смыслом, внутренней структурой и целевой предназначенностью, а информация как данные должна принимать на себя совокупность соответствующих количественных и качественных параметров.

  • [1] Касперский В. И. Информация [Текст] / В. И. Касперский // Современный философский словарь. - М.; Лондон: Ост, 1998.
  • [2] Хартли Р. В. Л. Передача информации [Текст] / Р. В. Л. Хартли // Теория информациии ее приложения. - М.: Гос. изд. физ.-мат. лит., 1959. - С. 131.
  • [3] Урсул А. Д. Информация [Текст] / А. Д. Урсул // Философский энциклопедическийсловарь. - М.: Наука, 1983.
  • [4] Межведомственный междисциплинарный семинар по научным проблемам информационной безопасности (МГУ, 13 декабря 2001 г.): материалы выступлений / под общ.ред. В. А. Садовничего. - М.: МГУ, 2001. - С. 21.
  • [5] Тюгашев Е. А. Термин «информация» в контексте классической метафизики [Электронный ресурс] / Е. А. Тюгашев. - Режим доступа: http://jurfak.spb.ru/conference/18102000/гіаЬс1шк.1іїт (дата обращения: 25.12.2014).
  • [6] Цит. по: Гусева Н. И. Защита информации от криминальных возможностей ее использования [Электронный ресурс] / Н. И. Гусева. - Режим доступа: http://www.itsec.ru/doc/Gyseva3.doc (дата обращения: 25.12.2014).
  • [7] Городов О. А. Основы информационного права России [Текст] / О. А. Городов. -СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. - С. 19.
  • [8] Федеральный закон РФ от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (утратил силу) [Текст] // Собрание законодательства РФ.- 1995 - № 8. - Ст. 609.
  • [9] Государственный стандарт РФ ГОСТ Р 50 50-96: Защита информации: основные термины и определения (утратил силу) [Текст]. - М.: Госстандарт России (Издание официальное), 1996.
  • [10] Развитие правового обеспечения информационной безопасности [Текст] / под ред.А. А. Стрельцова. - М.: Престиж, 2006. - С. 11.
  • [11] Там же.
  • [12] Там же. - С. 13.
  • [13] Трофимцева С. Ю. К вопросу о классификации информации в российском информа ционном праве [Электронный ресурс] / С. Ю. Трофимцева // Рационализация современной науки: материалы XIX Международной научно-практической конференции поюридическим наукам (22-23 марта 2012 г., Украина). - Режим доступа: http://science.ucoz.ua/publ/nauchno_prakticheskie_konferencii/juridichesike_nauki/administrаЦупое_ргауо_і_ргосе88_Тіпап80 уое_ргауо_іпй)гтасіоппое_ргауо/10-1-0-930.
  • [14] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ в ред. от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, с изм. ФЗ [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс». - Режим доступа:http://www.consultant.ru/popular/ukrf (дата обращения: 25.12.2014).
  • [15] Федеральный закон РФ «Об информации, информационных технологиях и защитеинформации» от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ с изм. и в ред. ФЗ [Электронный ресурс] //СПС «Консультант Плюс». - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/соп8_ёос_ЬАУ_165971 (дата обращения: 25.12.2014).
  • [16] Федеральный закон РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. № 5485-1 с изм.и в ред. ФЗ // СПС «Консультант Плюс». - Режим доступа: http://www.consultant.ru/боситепСсоп8_бос_ЬАУ_156018/ (дата обращения: 25.12.2014).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>