Развитие синергетического подхода к исследованию информационных процессов

Развитие синергетического подхода к исследованию информационных процессов. Синергетика — междисциплинарное направление научных исследований, в рамках которого изучаются процессы перехода сложных открытых систем от хаоса к порядку и обратно (процессы самоорганизации и самодезорганизации). Как научное направление синергетика зародилось в 1970-е гг. в естественных науках (теория диссипативных структур), впоследствии распространившись и на общественные науки (социосинергетика).

За достаточно короткий срок своего существования синергетика проделала значительный эволюционный путь — от гипотезы И. Пригожина о точечных вспышках самоорганизации космической материи на фоне всеобщего термодинамического “остывания” Вселенной до концепций социальной самоорганизации, представленных современными классиками постнеолиберализма. Пик российской моды на социальную и экономическую синергетику совпал с распадом СССР и началом экономических реформ. Предполагалось, что абсолютно свободный российский рынок (с отпущенными ценами и конвертируемым рублем) начнет организовывать не только себя, но и всю российскую экономику. Те политики и экономисты, которые в этом сомневались, причислялись к разряду тоталитаристов, врагов демократии, ретроградов и пр.

После дефолта 1998 г. увлечение теорией экономической и социальной самоорганизации постепенно пошло на спад. Все чаще стали появляться осторожные высказывания еще недавно опальных ученых о необходимости управления рыночными отношениями, о роли государства в развитии экономики, о лоббировании отечественного производителя на внешнем и внутреннем рынках. Концепция экономической самоорганизации постепенно стала вытесняться концепцией рыночного регулирования. Стало понятно, что научный и социальный фатализм, вызванный абсолютизацией идеи возникновения “порядка из хаоса”, не может служить единственным ориентиром для развития научной, социальной и политической мысли.

В вопросах самоорганизации остались неразрешенными ключевые проблемы как неподвластные внешнему управлению, развивающиеся имманентно, по своим внутренним законам, или как потенциально управляемые, т. е. подверженные целенаправленным воздействиям внешних сил. Какова роль внешнего и внутреннего управления в социальных системах? Насколько совместимо управление с самоуправлением, а организация с самоорганизацией?

Все эти непростые вопросы указывают на необходимость более активного употребления в научном лексиконе понятия управляемой самоорганизации. Основная идея данного подхода такова: в контексте теории социального управления сложные социальные системы следует рассматривать одновременно как самоорганизующиеся и управляемые извне.

Если посмотреть на реально существующие и развивающиеся социальные или экономические системы и информационные процессы, то можно увидеть, что эти системы или процессы одновременно могут нести в себе черты как жестко, директивно управляемых, так и синергетических, самоорганизующихся. Современная мировая рыночная экономика — это система, управляемая и самоорганизующаяся одновременно, на что указывают многие исследователи[1]. То же можно сказать о процессе информатизации социосферы или о процессе медиатизации политического пространства.

Концепция управляемой самоорганизации исходит из предположения, что в любом самоорганизующемся процессе или сложной системе всегда можно выделить некий “управляющий момент”, который:

  • • либо управляет предварительно, определяя критерии случайной или целенаправленной заданности параметров развития данного процесса или системы;
  • • либо проявляет себя как внешнее управление, меняющее логику развития самоорганизующейся системы или процесса, придающее системе или процессу новую имманентность;
  • • либо управляет изнутри, играя роль гомеостатического механизма, обеспечивающего системе режим ее деятельности.

В первом случае система “самоорганизовывается” по случайно или целенаправленно составленной схеме; во втором случае она эволюционирует под влиянием внешних сил; в третьем — она сама собой управляет с целью самосохранения. Возможен вариант совмещения всех трех случаев управления.

Еще раз следует подчеркнуть, что концепция управляемой самоорганизации акцентирует внимание на внешних механизмах управления социальными системами и информационными процессами. Наличие этих механизмов во всех без исключения социальных системах и процессах не вызывает сомнения, хотя степень их значимости для эволюции системы или развития процесса может быть неодинакова.

Из вышеизложенного следуют два вывода, имеющие общетеоретическое, методологическое и практическое значение.

  • 1. В любом социальном процессе (системе) можно обнаружить признаки внешнего управления, в той или иной степени предопределяющего эволюцию данного процесса (системы).
  • 2. Любым социальным процессом (системой) можно управлять, воздействуя адекватными средствами.

Для аналитика информационных отношений, событий и процессов важно уметь правильно диагностировать скрытый субъект управления социальной системой или информационным процессом. От точности диагностики зависит качество аналитического прогноза и информационного моделирования.

Можно выделить следующие основные диагностические признаки скрытого управления:

  • • наличие длительного целенаправленного воздействия со стороны потенциального субъекта на наблюдаемый объект (в социуме длительное целенаправленное воздействие не может быть случайным);
  • • наличие в потенциальном субъекте управления конкретной управленческой мотивации, несущей в себе скрытые или явные мотивы управления, основанные на потребностях субъекта и формирующие цели, достигаемые посредством управления данным объектом.

Логику формирования мотивационного механизма управления можно представить следующим образом: если у объекта “А” есть цели, которых он способен достигнуть, управляя объектом “В”, то вполне вероятно, что между данными объектами формируются или уже сформировались явные или скрытые субъект-объектные отношения.

Предполагается, что диагностика потенциального или скрытого субъекта управления должна проводиться с использованием методик из различных научных дисциплин и направлений. Подобная всеохватывающая методология поможет выявить истинные мотивы потенциального субъекта управления — от экономических и политических до психологических и социальных.

  • [1] См.: Леонтьев В. Экономическое эссе. Теории, исследования, факты и политика. М., 1990; Попов В.Д., Хвесюк Н.Г. Экономическая психология. М., 1999; Романов В.Л. Социальная самоорганизация и государственность. М., 2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >