Информационное общество

Информационное общество. В современной социологической теории формирования информационного общества можно выделить две различные, хотя и взаимосвязанные тенденции, определяемые отношением их представителей к социальной роли научного знания и научной информации.

В рамках первой тенденции информационное общество трактуется как “общество, основанное на знании”, при этом подчеркивается важность научного, прежде всего теоретического знания.

Представители другой тенденции, отмечая ключевое значение “информации вообще” для анализа общественного развития, связывают его с возрастанием роли научной информации и “утратой научным дискурсом его привлекательного статуса”, с расширяющимися благодаря коммуникационно-компьютерным технологиям возможностями распространения недостоверной информации, дезинформации или таких форм представления информации, которые вообще не могут оцениваться как истинные или ложные[1].

Формирование информационного общества видится многими как технико-технологическая проблема, при этом явно недооценивается значение гуманитарной составляющей, понятие “информационные технологии” отождествляется с компьютеризацией. В информационном обществе складываются новые формы массовой коммуникации, социального общения, стили мышления и образа жизни, новые парадигмы экономики, политики, управления. Ю. Хабермас в теории коммуникативного действия высказал тезис, что в постиндустриальном обществе объективно смещаются акценты с экономической на коммуникационную, культурную, информационную сферы, что стало источником социального прогресса[2].

В условиях быстрых социально-политических изменений все большую, практически определяющую роль играют знания и информация как субстраты информационного общества. В информационном обществе складываются новые формы массовой коммуникации, социального общения, стили мышления и образа жизни, новые парадигмы экономики, политики, управления. Рассмотрение сложных динамических систем требует анализа целого ряда “скреп, превращающих, казалось бы, разнородные процессы и явления в единое целое... Такая позиция имеет и определенное прикладное значение, ибо позволяет увидеть происходящее сегодня в контексте единого процесса развития”[3]. Сущность синергетической парадигмы раскрывается через такие понятия, как “аттрактор” (влекущий, притягивающий, объединяющий вокруг себя элемент системы), “хаос и порядок”, “открытые системы”, “диссипация” (рассеивание), “флуктуации” (колебания), “бифуркации” (раздвоение, искрение, вспышки), “распады бифуркации”, “случайность”, “необратимость”.

Синергетика —- это, по определению, “нелинейная наука” о сложных, самоорганизующихся (саморазвивающихся) системах. Современное “постнеклассическое” понимание таких “синергетических” систем с необходимостью предполагает их рассмотрение как “человекомерных” (В.С. Степин). Таким образом, синергетический подход — это и человекомерный подход. В этом одна из его специфических характеристик.

В самоорганизующемся обществе изменяются акценты в политической коммуникации: от формирования политического мнения к формированию политической воли. Методы создания и передачи новостей и компьютерные информационные технологии открывают для этого новые возможности в контексте политического дискурса. В нем возрастает роль социального контроля при нивелировании прямого государственного вмешательства. “Тем не менее место того прямого контроля занимают — совершенно в духе синергетики — вещественные принуждения. Мы живем — отдаем ли мы себе в этом отчет или нет, -— обладая лишь иллюзией свободы. Достойное человека самоорганизующееся общество может продолжительно существовать только тогда, когда каждый поступает так, как если бы он в рамках своей собственной деятельности был ответственен за целое”[4].

“Еще более остро ощущение... моря возможного, но пока неизведанного, то ощущение, которое создает виртуальный мир. Толпы людей, скопления исторических событий, огромные массивы всевозможных сведений — со всем этим ежедневно и непроизвольно сталкивается всякий человек через телевидение, радио, видеозаписи, компьютерные диски и дискеты, через Интернет. При этом, как правило, навязываются трафареты примитивного массового сознания. Потоки информации ошеломляют, гипнотизируют, не успевая быть подвергнутыми анализу, они смывают друг друга. Переизбыток информации подавляет ее личностное осмысление и использование. Вносится сумбур в личностный мир всякого человека, насаждается чувство неотличимости жизни и необходимости следования преподносимым образцам поведения”[5].

Традиционные участники политической коммуникации в информационном обществе не вытесняются на периферию процесса, но благодаря особому типу информационной (сетевой) инфраструктуры уравниваются в правах с другими возможными субъектами. При поддержке информационной инфраструктуры (при условии ее нейтральности, отсутствия полного контроля над ней со стороны одного субъекта) фактически любой человек (группа), способный к производству знаний и использующий ресурс интерактивности, может оказаться более значимым, чем, скажем, государство. Информационное пространство принципиально меняет систему конфигурации силовых линий во взаимодействии субъектов при переносе этих взаимодействий преимущественно в информационное пространство.

  • [1] См.: Шарков Ф.И., Захарьян О.Ю. Информационные технологии иинтернет (социальные аспекты управления сетевой организацией) / подобщ. ред. Ф.И. Шаркова. М.: Прометей, 2005. С. 8.
  • [2] См.: Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: лекции и интервью. М., 1992.
  • [3] Захаров Н.И. Мотивационное управление в социально-экономических системах. М., 2000.
  • [4] Хакен Г. Самоорганизующееся общество // Стратегии динамического развития России: единство самоорганизации и управления. Т. 3. Ч. 1. М.,2004. С. 18-27.
  • [5] Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Основания синергетики. М., 2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >