Активизация публичных дискурсов

Активизация публичных дискурсов. Дискурс является видом речевой коммуникации, ориентированной на обсуждение и обоснование любых значимых аспектов действий, мнений, суждений и высказываний ее участников. Рассмотрение дискурса как целостной социально обусловленной единицы коммуникации дает основание не отделять “специальные языки” (в том числе язык рекламы) от языка как основного способа коммуникации. Такое понимание взаимосвязи различных дискурсов открывает перспективу для создания целостной теории социальной коммуникации, которой должна предшествовать разработка ситуационных моделей, отражающих воздействие социокультурных факторов на процесс коммуникации[1]. Все используемые сегодня способы активизации и поддержания публичных дискурсов нацелены на уменьшение недоверия со стороны реципиента, преодоление резонансных барьеров и продуцирование импликативного эффекта (т. е. создание у населения ощущения свободы выбора информации).

Вместе с тем каждому из них присущи собственные приемы организации текстов и передачи политических сообщений. Например, пропаганда построена на многократном тиражировании оценочных реакций через противопоставление заявляемых целей и позиции конкурента. Органически свойственно ей и стремление к переходу от техник убеждения к техникам внушения, задействования “подпороговых” механизмов мышления, влияния на подсознание человека. Непременными информационными маркерами пропагандистского воздействия являются высокий удельный вес абстракций, затуманивающих содержание отстаиваемых интересов, делающих его крайне неопределенным, и моноло- говое построение коммуникации. Что же касается маркетинговых методов, то они, как правило, не затрагивают глубинных структур сознания, перенося упор на уже готовые формы политических убеждений человека (хотя это не исключает попыток трансформировать и отдельные ценностные ориентации). Иными словами, политическая PR-продукция или рекламные сообщения по большей части призваны “повернуть” симпатии акторов в направлении тех или иных предпочтений, существующих в конкурентной информационной среде.

Понятно, что степень устойчивости и эффективности политических коммуникаций, базирующихся на описанных выше способах организации дискурсов (локальных или затрагивающих все общество), далеко не одинакова. Однако важно иметь в виду, что искусственный переход от одной к другой технологии коммуникации в целях повышения ее политической эффективности далеко не всегда возможен. Ограничителями на пути такого рода перестройки информационных процессов выступают стандарты и традиции политической культуры, а нередко и технические возможности информационной индустрии.

Например, в современном российском обществе значительная часть социальной аудитории все еще привержена идеологическим способам символизации политических объектов и, следовательно, ориентируется на пропагандистские технологии поддержания контактов с властью. Более того, она “прочитывает” как идеологические тексты даже иные по своей направленности сообщения, вычленяя в них соответствующее эмоциональное содержание. Поскольку в таком случае любая публичная информация воспринимается в качестве идеологически значимой, все контакты за пределами духовно близкой среды базируются на “идейной” и “принципиальной” оценках событий и требуют соответствующей организации информационного материала, настойчивости и даже агрессивности по отношению к тем, кто занимает иные позиции.

  • [1] См.: Шарков Ф.И. Коммуникология: Энциклопедический словарь-справочник. М.: ИТК “Дашков и К°”, 2009. С. 155.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >