Источники информации

Источники информации. В качестве основных источников информации о государственной политике в ходе экспертного опроса были названы центральное и региональное телевидение, центральные газеты и радио. В целом эксперты высоко оценили степень достоверности предоставляемой информации, так как практически все опрошенные отметили ее как “скорее достоверную”. Характеризуя ситуацию, сложившуюся в Западной Европе, Э. Фромм писал: “Люди наконец стали сознавать, что они — лишь винтики бюрократической машины, и не хотят больше мириться с этим отчуждением от участия в решении их собственных проблем, с бюрократическим взглядом на “управляемых” как на вещи, предметы обладания и распоряжения в руках “компетентных органов” и должностных лиц”[1].

Коммуникация пронизывает структуру социума в целом, всех его уровней, является основанием информационно-политических отношений в системе “общество — СМИ — власть”. Коммуникация выступает средством социального общения и обмена политической информацией; средством связи между субъектами политических отношений и формирования общественных коммуникативноинформационных отношений. Политическая коммуникация как разновидность социальной является средством реализации властью одной из основных функций — социального диалога с обществом. Власть без коммуникации, без социального общения с гражданским обществом — формальная власть, власть, плененная феноменом отчуждения[2].

Политические коммуникации. В современной России политическая составляющая общественного развития все более зависит от коммуникативных процессов. Средства массовой информации, сетевые структуры трансформируют институты демократии и политическое пространство в целом. “Успех или неуспех политических мероприятий все менее решает правильность самих мероприятий и все более решает способ их публичной тематизации”[3]. Сегодня “власть все менее отталкивается от политического, все более — от технической реализации”[4], а конституирующими идентичность символами становятся средства коммуникации и процесс обработки информации. Политика уже не просто основана на коммуникации и ориентирована на нее, но может рассматриваться как “тщательно планируемая и профессионально управляемая коммуникация”[5].

В пространстве политической коммуникации можно выделить как минимум два вектора — внешний и внутренний, определяющие качество политического дискурса. Внешний вектор связан прежде всего с “коммуникативным искусством”, public relations и определяется политико-правовыми и социально-экономическими условиями, коммуникативными дискурсами различных консолидированных групп интересов, например бюрократии, крупного бизнеса. В определенной ситуации связь с общественностью может быть и прерогативой самой власти. Внутренний вектор и, соответственно, направление деятельности связаны с состоянием самого общества, зависят от политической и социальной активности граждан и потребностей множества общественных акторов. Эта деятельность направлена на консолидацию общественности, поиски согласия. Таким образом, в пространстве политической коммуникации сталкиваются, с одной стороны, корпоративные стратегии бизнеса, политики, власти и других консолидированных субъектов, действующих зачастую в своих интересах, а с другой -— интересы общества в целом, граждан, ищущих адекватные демократические механизмы противостояния эгоистическим интересам бизнеса и власти, политтехнологиям, экологическим и социальным рискам. Деятельность в сфере публичной политики складывается в пространстве многообразных коммуникаций.

Если раньше в пространстве политической коммуникации в качестве стержневого элемента выступала коммуникация, отождествляемая с моноидеологией, то на современном этапе пространство политической коммуникации связывается с множественностью коммуникативных структур, решающее значение приобретают узлы, в которых конструируются определенные коммуникативные коды. Как и всякое пространство, оно в то же самое время объемно и многомерно, способно к пересечению с другими пространствами.

Высокий уровень конфликтности современного российского общества ограничивает роль самоорганизации как механизма регуляции межгрупповых отношений. Изменение социальной структуры, трансформация жизненных ценностей, разрыв социальных связей не позволяют социальным группам четко заявить о своих интересах. Особое значение в становлении механизма политического управления имеют институты гражданского общества. Граждане в полной мере должны быть не только объектом, но и полноправным субъектом управления. Отчуждение граждан от власти делает проблематичным их эффективное участие в процессах управления.

В условиях неразвитости структур гражданского общества у власти (особенно исполнительной) появляется возможность сверхконцентрации полномочий в сфере управления, что ведет к свертыванию диалогового взаимодействия и снижает степень влияния институтов гражданского общества на принятие управленческих решений. Определяя в данном контексте концептуальные подходы к анализу государственного управления, роли и места государственной службы в системе “общество — власть”, важно выделить сущностные характеристики власти как социально-политического феномена, отметить соотношение политического и государственного управления. Власть, управление, политика, государство — понятия взаимосвязанные. Государственная служба как властный институт, имеющий коммуникативную природу, реализует функции государственного управления.

  • [1] Фромм Э. Иметь или быть. М., 1990. С. 27.
  • [2] См.: Попов В.Д., Федоров Е.С. Коммуникативные коды имиджа власти. М., 2004. С. 14.
  • [3] Лещев С.В. Коммуникативное, следовательно, коммуникационное.М, 2002. С. 119.
  • [4] Там же. С. 120.
  • [5] Там же. С. 128-129.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >