Полная версия

Главная arrow Маркетинг arrow Коммуникология: теория и практика массовой информации

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВВЕДЕНИЕ

В государственном управлении в России, находящемся в стадии становления, апробирования его различных моделей, поиска путей совершенствования, изменилось представление об основополагающих ценностях нации, организации, личности. Одной из главных движущих сил развития не только социально-экономических отношений, но и общества в целом становится информация. Как инструмент осознания процессов и явлений, происходящих в современном мире, она становится глобальным ресурсом научно- технического прогресса и развития всего человечества. Возникла особая сфера в жизнедеятельности общества — информационная. При этом важен не только сам контент, но и то, кто, как, когда и с какой целью передает и принимает информацию. Способность накапливать, обрабатывать, применять информацию и создавать информационные массивы — не что иное, как средство формирования интеллектуального капитала. Использование информации в органах государственного и муниципального управления позволит им подняться на качественно новый уровень выработки и принятия управленческих решений.

А. Турен, П. Серван-Шрайбер, М. Понятовский (Франция), М. Хоркхаймер, Ю. Хабермас, Н. Луман (Германия), М. Мак- Люэн, Д. Белл, А. Тоффлер (США), Д. Масунда (Япония) и другие исследователи в качестве основного условия формирования информационного общества называют высокотехнологичные информационно-коммуникационные сети, действующие в глобальных масштабах. Информация рассматривается как специфический товар, основная социальная ценность общества.

Основой теории информационного общества является концепция постиндустриального общества, разработанная американским социологом Д. Беллом. В виде теории информационного общества доктрина получила широкое развитие в период компьютерного бума 1970—1980-х гг. Американский культуролог Элвин Тоф- флер в книге “Третья волна” заявил, что мир вступает в новую, третью стадию цивилизации, в судьбе которой решающую роль будут играть информационные демассированные средства коммуникации, основу которой составят компьютерные системы, соединяющие частные дома со всеми заинтересованными субъектами коммуникаций. Информация и средства коммуникации превращаются в главную ценность общества, революционно преобразовываются сами средства коммуникации, а СМИ (средства массовой информации) дают мощный стимул для потребления информации и ее оценки, а также для развития информационнокоммуникационных технологий.

Появление “четвертой волны” связано с возвращением человечества к всеобщим интерактивным коммуникациям (уже на глобальном уровне посредством Интернета), чрезвычайной интенсификацией электронных коммуникаций, виртуализацией социального пространства Интернета и возникновением виртуального сообщества, которое формируется с целью не просто обмена информацией, а “проживания” (организации жизнедеятельности) в новом типе электронно-виртуальной организации1.

Эффективность обмена информацией и всего процесса коммуникации во многом зависит от познаваемости субъектами коммуникации предмета обсуждения (обмена информации) и коммуникативной компетентности субъектов познания. Это касается прежде всего коммуникаций, целью которых является обмен научной информацией, т. е. научных коммуникаций. Возможности познания одного и того же объекта по поводу одного и того же предмета для различных сторон научной коммуникации неодинаковы. Познание существует в пределах познавательной деятельности индивидов. Индивиды в процессе познания пользуются объективно выработанной предыдущими поколениями системой знаний. При этом в процессе освоения знаний познаваемость на чувственном, мыслительном, эмпирическом и теоретическом уровнях у сторон общения может существенно различаться. Одни в большей мере воспринимают знания, информацию, полученные посредством восприятия, представления, т. е. то, что познается неотделимыми от субъекта, объективированными механизмами. Другие лучше воспринимают и, соответственно, больше доверяют текстовой информации или сведениям, полученным посредством вещей, находящихся вне индивида, но несущих в себе социально-культурный смысл. Так или иначе те и другие вынуждены делать определенные допущения, позволяющие рассматривать познавательный результат как знание, выражающее реальное, истинное положение вещей. Эмпиризм в сочетании с определенными допущениями о реальности и ее свойствах дает возможность предположить, что полученная и осознанная информация о познаваемом объекте не является плодом психического переживания субъекта, а отражает некоторые объективно существующие сущности.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>