Полная версия

Главная arrow Литература arrow Когнитивная поэтика: предмет, терминология, методы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КОГНИТИВНАЯ НАРРАТОЛОГИЯ

Если когнитивная поэтика в узком смысле слова рассматривает когнитивные основания поэтической речи, то когнитивная нарратология занимается изучением когнитивных аспектов прозаического повествования.

По словам известного специалиста в этой области Д. Германа, цель когнитивной нарратологии - изучение «ментально значимых (mindrelevant) соотношений в повествовательных практиках»[1], т.е. нарративных репрезентаций.

Обобщая свойства нарративных репрезентаций, Д. Герман указывает, что «нарративная репрезентация передает опыт живущего существа посредством изменчивых повествовательных миров, подчеркивая давление событий на действительно существующее или воображаемое сознание»[2]. В результате создание/разрушение возможного мира становится обязательным компонентом нарративной модели, наряду с событиями, состояниями и действиями - конструктивные элементы пропозициональных фреймов

Перенос акцента с сюжета на ментальное переживание опыта характерен для работ М. Флудерник[3] [4]. Как полагает М.-Л. Райан[5], действия персонажей направлены на преодоление конфликта между желаемым и действительным текстовым миром.

Если первый базовый признак нарративной ментальной репрезентации - её конфликтный характер, то второй - её глобальность, ибо «она создаёт целостный образ мира истории, получаемый в результате конвергенции всех когнитивных операций, происходящих в процессе порождения и восприятия этого мира»[6]. Объёмность текстовой репрезентации создаётся путем взаимодействия нескольких ментальных моделей мира, нескольких точек зрения.

В рамках этого направления разрабатывается теория возможных миров как «рамочных нарративов», позволяющих читателю реконструировать сознание персонажей (M.-L. Ryan, A. Palmer, Е. Semino); исследуются восприятие повествования читателем через объяснительную модель контекстуальных фреймов (К. Emmot), отдельные повествовательные техники (S. Keen, U. Margolin), предлагаются типологии нарраторов (М. Fludernik). В числе перспективных тенденций когнитивной наррато- логии называются изучение роли эмоций в нарративном дискусре и читательских реакциях на него и так называемая «нарратология неестественных повествований»[7].

Современная энциклопедия нарративной теории включает словарные статьи, посвященные базовым когнитивным терминам нарратологии: скрипт, схема, фрейм[8].

Убедительная попытка совместить идеи западной когнитивной науки и отечественный опыт анализа прозаического текста предпринята в монографии Л.В. Татару «Точка зрения и композиционный ритм нарратива (на материале англоязычных модернистских текстов)». Сопоставляя центральные категории нарратива - точка зрения и фокализация, выделяемые в отечественной (Б.А. Успенский, Н.Д. Тамарченко,

К.Ф. Седов и др.) и западной традиции, идущей от Ж. Женетта[9] [10],- Л.В. Татару приходит к выводу об их взаимозаменяемости. И в том, и в другом случае - это не просто технический прием, это «маркер ограничения ментальных моделей, репрезентированных в нарративе» .

Считая точку зрения самостоятельной, многоуровневой единицей текста (включающей четыре плана мира истории - пространственный, временной, субъектно-речевой и модальный), Л.В. Татару разрабатывает оригинальную когнитивную методику анализа повествовательного текста.

По отношению к сфере когнитивной нарратологии можно говорить о так называемой «двусторонней интердисциплинарное™»[11]: обогащению когнитивных наук литературоведческими понятиями и теориями. Так, в современной психологии познания развивается нарративный подход (Д. Брунер[12], Д. Макадаме[13], Т. Сарбин[14], В. Знаков и др.). Называя нарратив ключевой категорией методологии социогуманитарного познания, В.В. Знаков говорит о нарративе как способе «организации мышления рассказчика, который определяет разные варианты интерпретации событий и, соответственно, порождения, а не отражения, рассказа о том, «как это было»[15]. Для психолога, подчеркивает В.В. Знаков, чрезвычайно важен тот факт, что нарративная организация знаний и опыта субъекта определяет схемы познания и понимания мира, правила структурирования событий. В такой трактовке реальный мир предстает лишь как один из возможных миров. Выделенные В.В. Знаковым признаки нарративного понимания коррелируют с законами построения фикцио- нального текста: 1) убеждение субъекта в том, что любую ситуацию человеческого бытия можно интерпретировать многими способами; 2) главная задача повествователя - развивать повествование по направлению к смысловому конечному результату, т.е. постоянно иметь в виду цель рассказа; 3) нарративное понимание диалогично, оно всегда предполагает наличие понимающего субъекта[16].

Таким образом, когнитивная нарратология в наибольшей степени отвечает статусу междисциплинарного проекта. Теория нарратива расценивается в современной науке как «интердисциплинарное научное явление»[17], сам нарратив признается «семиотическим феноменом, пересекающим границы дисциплин и средств представления»[18], а литературный нарратив - одним из подклассов нарративов вообще (наряду с документальным, бытовым, кинематографическим и др.) С позиции когнито- логии, нарративная семантика - это не строго фиксированное отношение между знаками и их значениями, а прежде всего - особый тип когнитивного конструкта, который может репрезентироваться средствами различных знаковых систем.

* * *

«Концептуальная проекция» описанных выше исследовательских зон на поле российской науки позволяет выделить три сегмента междисциплинарности в когнитивных исследованиях языка и литературы: когнитивная стилистика, когнитивная поэтика и когнитивная нарратология, отношения между которыми неоднозначны.

Демаркационная линия между когнитивной нарратологией и когнитивной поэтикой проходит по объекту исследования. Теоретически родовым именем для них может служить понятие когнитивного литературоведения, но в силу достаточно жестких институциональных границ между лингвистикой и литературоведением в отечественной науке такая номинация едва ли возможна: в основном когнитивными исследованиями художественного текста в России занимаются лингвисты.

Термин «когнитивная стилистика», употребляемый западными коллегами в качестве дублирующего (overlapping) термина по отношению к когнитивной поэтике[19], имеет в отечественной традиции более широкое содержание. Ещё В.В. Виноградов отмечал, что «стилистика не ограничивается рамками поэтики, так как ее предметом является не только стиль художественных произведений, но (как равноценные) все области и способы использования языка»[20]. Логично, что в числе задач когнитивной стилистики называются «исследование когнитивного механизма выбора языковых средств в процессе порождения речевых сообщений с учетом их функционально-стилевой дифференциации <...> исследование когнитивных особенностей репрезентации структур знания в текстах разных функциональных стилей <...> изучение стилистических приемов и стилистически маркированных средств в тесной связи с когнитивными процессами»[21]. Таким образом, материалом для когнитивной стилистики выступают не только художественные тексты, но и тексты других функциональных стилей. При этом, как правило, исходным пунктом анализа для когнитивной стилистики объявляется не текст, а стилистическая категория (оце- ночность, эмотивность, образность и др.) или стилистический прием. В этом смысле отечественная когнитивная стилистика - вариант когнитивной риторики. Представители этого направления подчеркивают собственно лингвистическую направленность своих исследований, предлагая считать когнитивную стилистику либо «субнаправлением» когнитивной лингвистики[22], либо «междисциплинарным направлением современной лингвистики»[23].

Те исследования художественного текста, для которых главное - индивидуальный стиль (идиостиль) как отражение языковой личности автора - образуют внутри когнитивной стилистики отдельную область, наиболее репрезентативно представленную достижениями научной школы коммуникативной стилистики во главе с Н.С. Болотовой. Дальнейшее развитие коммуникативной стилистики Н.С. Болотнова связывает с усилением когнитивного аспекта исследований, считая когнитивную стилистику не отдельным междисциплинарным направлением, а современной стадией развития стилистики художественной речи[24].

Раскрывая различия между стилистикой и поэтикой, В.В. Виноградов обращал внимание на то, стилистика художественной литературы имеет дело с индивидуально-своеобразным, а поэтика - с историко-типологическим подходом к художественному произведению[25]. Поэтика определяется В.В. Виноградовым как «теория и история словесно-художественных или поэтических структур, их типов и их жанров»[26]. Видимо, следуя за пониманием Виноградова, Ж.Н. Маслова пишет о том, что когнитивная поэтика переносит акцент с уникальной авторской субъективности на общие основы организации ментальной составляющей художественного творчества[27].

Однако вынесение проблемы художественной индивидуальности за пределы поэтики едва ли правомерно. Не случайно вывод В.В. Виноградова о том, что понятие «стиля писателя» не входит в круг основных тем и задач поэтики и «индивидуальный стиль интересует поэтику лишь своими типическими качествами и типологическими свойствами»[28], опровергается современными (классическими!) филологическими исследованиями, предметом которых стали «поэтика Гоголя» (Ю. Манн), «поэтика Чехова» (А. Чудаков) и т.п.

При выборе термина для междисциплинарной сферы исследований более продуктивным представляется другое утверждение В.В. Виноградова, подчеркивающее синтетический, комплексный характер поэтики, в сфере которой «объединяются и лингвистический и эстетико-стилистический, и литературоведческий и иные искусствоведческие подходы к изучению структуры литературно-художественных произведений»[29]. Симптоматично, что поэтика, привыкшая работать «на границах», дает свое имя междисциплинарным исследованиям художественного текста. Другим достоинством этого термина является его потенциальная приложимость к различным областям когнитивных исследований литературы:

1) изучению общих основ организации ментальной составляющей художественного творчества; 2) выявлению «законов, управляющих поэтической деятельностью»[26], когнитивных закономерностей порождения и восприятия поэтического текста; 3) рассмотрению художественного текста как «языковой репрезентации концептуальных структур индивидуального творческого сознания»[31].

Таким образом, в отечественной филологии на роль родового термина для дисциплины, изучающей когнитивные закономерности создания и восприятия художественных текстов, выдвигается «когнитивная поэтика» в широком смысле слова.

* * *

Определяя когнитивное литературоведение как «новый взгляд на литературу как высшую форму проявления ментальных способностей»[32], главный популяризатор этого направления в отечественной науке - Е. Лозинская - подчеркивает, что оно «никогда не станет отказом от литературоведческой традиции, от проверенного временем поэтологического словаря, от привычной нам теории литературы и рецептивной эстетики»[33].

В эту традицию мы попытаемся вписать когнитивную поэтику.

  • [1] Cognitive Poetics: Goals, Gains and Gaps. P. 9.
  • [2] Herman D. Basic elements of narrative. Chichester (U.K.); Malden (USA):Wiley-Blackwell, 2009. P. 137. Пер. E.B. Лозинской.
  • [3] Herman D. Story Logic: Problems and Possibilities of Narrative. University ofNebraska Press, 2002.
  • [4] Fludernik M. Towards a «natural» narratology. L.: Routledge, 1996; FludernikM. An introduction to narratology. L.; N.Y.: Routledge, 2009.
  • [5] Ryan M.-L.Toward a Definition of Narrative// The Cambridge Companion toNarrative / ed. D. Herman. Cambridge: Cambridge UP, 2007. P. 22-35.
  • [6] Татару Л.В. Точка зрения и композиционный ритм нарратива (на материале англоязычных модернистских текстов). М.: Изд-во МГОУ, 2009. С. 46.
  • [7] Handbook of narratology. Berlin; N.Y.: Walter de Gruyter, 2009; A poetics ofunnatural narrative / ed. by J. Albert, H. Nielsen, B. Richardson. Columbus: Ohiostate univ. press, 2006.
  • [8] Routledge encyclopedia of narrative theory / ed. by D. Herman, M. Jahn,M.-L. Ryan. N.Y.: Routledge, 2008.
  • [9] Понятие фокализации как уровня объектной организации текста использует В.И. Тюпа в оригинальной методике семоэстетическго анализа : Тюпа В.И.Анализ художественного текста. М.: Издательский центр «Академия», 2008.С. 57.
  • [10] Татару Л.В. Указ. соч. С. 55.
  • [11] Лозинская Е.В. Литература и мышление. С. 142.
  • [12] Брунер Дж. Жизнь как нарратив // Постнеклассическая психология. 2005.№ 1. С. 9-30.
  • [13] Макадаме Д.П. Психология жизненных историй // Методология и историяпсихологии. 2008. Т. 3. Вып. 1. С. 135-166.
  • [14] Сарбин Т.Р. Нарратив как базовая метафора для психологии // Постнеклассическая психология. 2004. № 1. С. 6-28.
  • [15] Знаков В.В. Тезаурусное и нарративное понимание событий как проблемапсихологии человеческого бытия// Методология и история психологии. 2010.Том 5. Выпуск 3. С. 116.
  • [16] Там же. С. 117.
  • [17] Лозинская Е.В. Энциклопедия нарративной теории издательства Раут-ледж // Реферативный журнал. 2009. Серия «Литературоведение». № 1. С. 6.
  • [18] Там же. С. 7.
  • [19] Semino Е., Culpeper J. Foreword // Cognitive Stylistics: Language and Cognition in Text Analysis. Amsterdam: John Benjamins, 2002. P. IX-XVI.
  • [20] Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М. : Изд-во АН СССР, 1963. С. 165.
  • [21] Джусупов Н.М. Когнитивная стилистика: современное состояние и актуальные вопросы исследования // Вопросы когнитивной лингвистики. 2011. № 3. С. 74.
  • [22] Базылев В.Н. Когнитивная стилистика (к вопросу о статусе дисциплины) //Стереотипность и творчество в тексте. Пермь: Изд-во ПГУ, 2005. Вып. 8. С. 7-24.
  • [23] Джусупов Н.М. Указ. соч. С. 65.
  • [24] Болотнова Н. С. Об основных тенденциях развития стилистики и статусекогнитивной стилистики // Вопросы когнитивной лингвистики. 2012. № 3. С. 8.
  • [25] ? Виноградов В.В. Указ. соч. С. 169.
  • [26] Там же. С. 171.
  • [27] Маслова Ж.Н. Введение в когнитивную поэтику. С. 14.
  • [28] Виноградов В.В. Указ. соч. С. 199.
  • [29] Там же. С. 206.
  • [30] Там же. С. 171.
  • [31] Маслова Ж.Н. Указ. соч. С. 14.
  • [32] Лозинская Е.В. Когнитивное литературоведение: авторы, методы, перспективы. С. 220.
  • [33] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>