Полная версия

Главная arrow Литература arrow Когнитивная поэтика: предмет, терминология, методы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВВЕДЕНИЕ

В аналитических обзорах современного состояния филологии ключевым интерпретирующим понятием выступает «кризис»'.Такая оценка может выражаться метафорическим способом («осень филологии»[1] [2]), а может сопровождаться развернутой конкретизацией («эклектика», «эпигонство», «отсутствие большой теории», «примат материала над методом» и т.п.)

В дискуссии, развернувшейся на страницах журнала НЛО (см. № 106 за 2010 год, № 110 за 2011 год), в числе возможных путей выхода из кризиса называются активный обмен методологией со смежными областями научного знания, выход за границы дисциплинарных рамок.

В последние два десятилетия появились интересные работы, выполненные на стыке литературоведения и истории[3], литературоведения и социологии[4], литературоведения и философии[5], литературоведения и психологии[6] и т.д.[7]

Однако диалог самих филологических наук - лингвистики и литературоведения - тоже может служить источником новых методологических импульсов, источником создания новых, пограничных дисциплин, в частности когнитивной поэтики[8].

В случае с когнитивной поэтикой мы имеем дело с междисциплинарностью в квадрате: определение «когнитивная» указывает на её родственную связь с блоком когнитивных наук, объединяющих исследования в области психологии, нейробиологии, искусственного интеллекта, когнитивной лингвистики. Предмет познания носит в когнитивной науке ментальный характер (от англ, mentality - ум, интеллект).

Известный российский психолог Б.М. Величковский называет когни- тивистику, объединяющую различные научные дисциплины, романтической наукой, и даже идеалом романтической науки[9]. Если проводить аналогию с типологическими чертами романтизма как литературного течения, выделенными И.П. Смирновым[10], то определяющими признаками этого феномена окажутся тенденция к экспансии и слиянию с пограничными областями. Сама когнитивистика в известном смысле - идеальный образец междисциплинарности.

По свидетельству видного американского психолога Д. Миллера, блок когнитивных наук оформился к середине 70-х годов XX века[11]. Только в 1990-е годы к ним присоединилось когнитивное литературоведение. Для обозначения предметной области этой молодой дисциплины параллельно используется другой термин - когнитивная поэтика. Именно так называлась монография израильского исследователя Р. Цура[12], вышедшая в 1992 году.

Термин «когнитивное литературоведение» (cognitive literary studies) - западного происхождения. На отечественную научную почву он перенесен Е.В. Лозинской - автором аналитического обзора «Литература как мышление: когнитивное литературоведение на рубеже XX- XXI веков»[13]. Е.В. Лозинская реферирует в основном англоязычные работы, посвященные различным аспектам когнитивного анализа произведений художественной литературы, как бы намеренно игнорируя русскоязычную традицию концептуального анализа текста, развивающуюся в русле когнитивной поэтики. Установлению национальных корней когнитивной поэтики посвящена первая глава нашего исследования.

Поскольку когнитивная поэтика - это междисциплинарный проект, своеобразный опыт интеграции филологического знания, одной из важнейших задач начального этапа её существования является формирование и уточнение понятийно-терминологического аппарата междисциплинарных исследований художественного текста. Терминологической рефлексии, вызванной «вбросом» новых терминов в литературоведческое поле, посвящена вторая глава работы.

В третьей главе обозначены некоторые перспективы в изучении литературно-художественных феноменов, возникающие при использовании основных методов когнитивной поэтики - когнитивного моделирования и концептуального анализа. Материалом исследования служат поэтические тексты И. Анненского, Г. Иванова, поэтов «парижской ноты» - Г. Адамовича, И. Чиннова и др. Связи между этими литературными именами не раз становились предметом отдельных исследований и не нуждаются, на наш взгляд, в дополнительной аргументации[14] [15].

В то же время приложение идей когнитивной поэтики к исследованию индивидуальных поэтических систем в значительной степени дискуссионно. Так, Ж. Н. Маслова, плодотворно работающая в русле когнитивного анализа художественного текста, утверждает, что когнитивная поэтика переносит акцент с уникальной авторской субъективности на «творческое бессознательное»7, т.е. общие основы организации ментальной составляющей художественного творчества.

Мы видим свою цель в другом. Когнитивная поэтика - это междисциплинарный проект, «воссоединяющий науку о литературе с лингвистикой»[16], значит, она должна «объяснять нечто в системе литературы»[17] [18], использовать свою методологию для выявления соотношения традиции и индивидуального творчества, эволюции поэтического мира, образносимволического кода представителей одной литературной школы. Результаты такого подхода содержатся в практической части работы.

Любое междисциплинарное исследование сопряжено с рисками. В зону рисков когнитивной поэтики попадают все составляющие научной парадигмы: предмет исследования, терминология и продуктивные методы получения значимых результатов. Именно эти зоны рисков вынесены в заглавие книги.

Объект когнитивных исследований по определению является ментальной сущностью и не доступен непосредственному наблюдению. Отрыв от фактов языка как материальных носителей смысла чреват произвольностью и субъективизмом, поэтому когнитивное моделирование должно осуществляться только на основе текстовых данных. Думается, что избежать умозрительности и субъективизма когнитивная поэтика может только одним способом - повернувшись к тексту как исконному предмету филологических штудий. Именно на этой почве возможен прочный союз с литературоведением, восстановление утраченного единства филологического знания.

Терминологическая рефлексия поможет исследователям ответить на вопрос: что дает применение когнитивной терминологии, помогает ли она по-новому концептуализировать объект исследования, превращая его в предмет? Требование рефлексии - как терминологической, так и методологической - поддерживается и другим фактором риска - спекулятивным характером обращения к когнитивистской терминологии, которая может использоваться безответственно - как дань определенной научной моде. В помощь читателю толкование основных когнитивных терминов предлагается в глоссарии.

Наконец, методологический пласт в междисциплинарных проектах представляется особо значимым, ибо от когнитивного поворота ожидают обновления методологической основы исследований художественной речи[19] [20]. Поэтому мы стремились эксплицировать исследовательские процедуры, придав им форму определенного алгоритма, прибегая в ряде случаев к графическому моделированию.

В основе любого междисциплинарного исследования лежит диалог концепций, подходов, мнений. Тем более это касается гуманитарного дискурса, диалогического по своей сути".

Автор приносит искреннюю благодарность за обсуждение основных положений исследования доктору филологических наук профессору Саратовского университета Ирине Юрьевне Иванюшиной, чья требовательная заинтересованность заставляла четко артикулировать проблему, искать новые аргументы и совершенствовать написанное.

  • [1] Показательно в этой связи название Международного семинара, проведенного Институтом Польской Филологии и Прикладной Лингвистики в Седльцахи приуроченного к 70-летию выдающегося польского филолога Е. Фарино:«Введение в литературоведение во время эпистемологического кризиса науко литературе» (ноябрь 2011 г.). Разговоры о кризисе ведутся и в стане лингвистов, правда, здесь кризис расценивается менее пессимистично - как болезнь роста. См. Карасик В.И. Языковая матрица культуры. Волгоград: Парадигма, 2012.С. 132.
  • [2] Сравн. название статьи С. Козлова и ее обсуждение на страницах журналаНЛО: Козлов С. Осень филологии // НЛО. 2011. № 110. С. 15-22.
  • [3] Зорин А. «Кормя двуглавого орла...»: Русская литература и государственнаяидеология в последней трети XVIII - первой трети XIX века. М.: НЛО, 2001.
  • [4] Добренко Е. Политэкономия соцреализма. М.: Новое литературное обозрение, 2007.
  • [5] Ямпольский М. Беспамятство как исток (Читая Хармса). М.: Новое литературное обозрение, 1998.
  • [6] Светликова И. Истоки русского формализма: Традиции психологизмаи формальная школа. М.: Новое литературное обозрение, 2005.
  • [7] Обзор этих и других работ в связи с проблемой интердисциплинарности см.в нашей статье: Тарасова И. О соотношении текста и контекста в междисциплинарных исследованиях // Междисциплинарный синтез в исследовании ментальных и языковых основ художественного текста: межвузовский сборник научныхстатей. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2014. С. 123-131.
  • [8] s Общее представление об основах когнитивной поэтики изложено в нашемучебном пособии: Тарасова И.А. Введение в когнитивную поэтику: учебное пособие по спецкурсу для студентов филологических специальностей. Саратов:Научная книга, 2004.
  • [9] Величковский Б.М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: в 2 т.М.: Смысл, 2006. Т. 1. С. 69.
  • [10] Смирнов И.П. Художественный смысл и эволюция поэтических систем. М.:Наука, 1977.
  • [11] Миллер Д. Когнитивная революция с исторической точки зрения [Эл. ресурс]. URL: http://psychology-online.net/articles/doc-980.html
  • [12] Tsur R. Toward a Theory of Cognitive Poetics. Amsterdam: Elsevier, 1992.
  • [13] Лозинская Е.В. Литература как мышление: когнитивное литературоведениена рубеже XX-XXI веков: Аналитический обзор. М.: РАН ИННОЙ, 2007.
  • [14] Назовем некоторые работы: Вейдле В. Петербургская поэтика// Умираниеискусства: сб. статей. М.: Республика, 2001. С. 308-320; Коростелев О. А. «Парижская нота» и противостояние молодежных поэтических школ русской литературной эмиграции // Литературоведческий журнал. 2008. № 22. С. 3-50; Кузнецова Н.А. Творчество Георгия Иванова в контексте русской поэзии первойтрети XX века: дис. ... канд. филол. наук. Магнитогорск, 1999; Большее И.И.Творческий путь Игоря Чиннова: дис. ... канд. филол. наук М., 1999; Кузнецова А. Поэтика аскезы: И. Анненский и поэты «парижской ноты» // ИннокентийФедорович Анненский. 1855-1909. Материалы и исследования: по итогам Меж-дунар. научн.-лит. чтений, посвящ. 150-летию со дня рожд. И.Ф. Анненского.М.: Изд-во Лит. ин-та им. А. М. Горького, 2009. С. 414-421; Налегая Н.В. И. Анненский и русская поэзия XX века: дис. ... д-ра филол. наук. Кемерово, 2013.
  • [15] Маслова Ж.Н. Введение в когнитивную поэтику. Тамбов: ИздательскийДом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2014. С. 7.
  • [16] Третьяков В. Когнитивная наука о литературе // НЛО. 2009. № 4 (98).С. 324.
  • [17] Богомолов Н. Несколько размышлений на заданную тему // НЛО. 2003
  • [18] №59.0.180.
  • [19] Сравн. высказывание В. Третьякова: «Когнитивный подход сулит критике,состоящей из бесконечных интерпретаций и спекуляций, возможность стать наконец полноценно-научными эмпирическими исследованиями». Третьяков В.Указ. соч. С.323.
  • [20] Бахтин М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. С. 361-373.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>