ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС У СОТРУДНИКОВ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Профессиональный стресс личного состава УИС во многом отвечает критериям психологического стресса, на основе которого могут формироваться так называемые пограничные психические расстройства. Это довольно широкий и не до конца изученный как в клиническом, так и в психологическом плане круг чрезвычайно сложных и актуальных проблем медицины и психологии. Поскольку пограничные психические расстройства весьма часто ассоциируются с дезадаптивными (стрессовыми) состояниями, то изначально следует ознакомиться более детально с проблемой психической дезадаптации.

Процессы психической дезадаптации и психопатология

Одним из центральных вопросов проблемы психической дезадаптации (адаптации/дезадаптации) является выяснение соотношения нормы и патологии в механизме саморегуляции поведения, иначе говоря, границы, определяющей психическое здоровье и заболевание. А. Маслоу не без основания полагал, что фрустрация базовых потребностей приводит к нездоровью человека. В последующем он отказался от столь радикальной точки зрения, но считал, что для самоактулизирующейся личности фрустрационные (стрессовые состояния в психологофизиологически допустимых пределах) воздействия являются, напротив, фактором более чем мобилизующим. Действительно, отчужденность человека в «здоровом» социуме можно рассматривать как аномальный симптом. В агрессивной и враждебной среде тот же симптом будет являться показателем духовного здоровья (стойкости, мужества) человека, отражающим способность активного противостояния деструктивным факторам. Такое понимание проблемы адаптации особенно актуально для пенитенциарной практики и экстремальных ситуаций. При этом оно неразрывно связано с понятием «цена адаптации». Например, приспособление к социально-негативным условиям жизнедеятельности персонала, к пенитенциарной среде с доминирующей в ней тюремной субкультурой неизбежно включает элиминацию ряда важнейших компонентов психологического (духовно-нравственного) здоровья. Иначе говоря, психическая адаптация к условиям деятельности в ИУ достигается во многих случаях утратой духовного и психического равновесия.

На высокую цену механизмов адаптации (или копинг-стра- тегий) в сложных условиях жизнедеятельности указывал еще великий русский хирург И.И. Пирогов. Он наблюдал у некоторых новобранцев из русских сел, попавших на длительную службу в Австро-Венгрию, выраженную и сильную ностальгию о доме, приводящую к летальному исходу без видимых признаков какого-либо заболевания. Ностальгия у американских солдат, проходящих службу в Европе, в настоящее время также довольно часто приводит к выраженным психическим нарушениям. Об этом же свидетельствует и повышение уровня самоубийств, зарегистрированных, в частности, у русских эмигрантов.

В настоящее время отсутствует общепринятая точка зрения относительно как самого определения «дезадаптация», так и механизмов ее развития. Одни авторы понимают под этим термином социальные и социально-психологические формы отклонения в поведении, другие объединяют различные нервно-психические нарушения психогенного генеза, при которых психическая дезадаптация нередко выступает синонимом таких динамических понятий, как декомпенсация, измененная реактивность, «обострение». Третьи подразумевают под ней преимущественно предболезненные расстройства (состояния) или психические аномалии, не достигшие степени нозологически очерченных форм. Существуют и более широкие взгляды, когда под психической дезадаптацией понимаются любые нарушения, сопряженные с изменением психоэмоциональной сферы.

Таким образом, в зависимости от цели и задач исследователей состояния психической дезадаптации рассматриваются как в широком, так и в узком смысле этого слова. Одной из причин, затрудняющих их систематику, является недостаточная изученность критериев не только психических расстройств, связанных со стрессом, по и сущности процессов психической дезадаптации.

Находясь на стыке наук, определение дезадаптации приобретает различное звучание в зависимости от области знаний, подходов и концептуальных предпочтений исследователей. Под психической дезадаптацией сегодня чаще понимается широкий спектр самых разнообразных отклонений психики, требующих во многих случаях (юридической практики) комплексной психолого-психиатрической экспертизы для установления степени ответственности лица, совершившего правонарушение. Социальная дезадаптация, как уже отмечалось, в своем подавляющем большинстве в большей мере относится к понятию социальной патологии - девиациям личности, хотя и может сопровождаться наличием той или иной психопатологии. Акцент при дифференциации социальной и психической дезадаптации смещается больше к компетенции юридической психологии и правовым аспектам поведения.

К основным закономерностям нарушений психической адаптации в условиях стресса относят:

  • - наибольшую уязвимость сложноорганизованных форм существования (жизнедеятельности) человека - психических процессов и сложных социальных форм его поведения;
  • - этапностъ (стадийность) нарастания процесса психической дезадаптации;
  • - генетическую и индивидуально-типологическую предрасположенность (почву) к действию специфических стрессовых факторов;
  • - генерализацию процесса в виде устойчивых патопсихологических и патопсихических новообразований;
  • - сочетанностъ и вовлеченность нейрональных, нейроме- диаторных, нейрогормональных и нейровисцеральных изменений функционирования в системные механизмы дистресса.

В самом общем виде под психической дезадаптацией понимается снижение адаптационных возможностей человека в определенных стрессогенных ситуациях, а также нарушение процессов взаимодействия человека с окружающей средой.

Выделяются несколько стадий дезадаптации:

  • - напряжение адаптивных механизмов;
  • - «парциальная» психическая дезадаптация («группа риска»);
  • - «тотальная» психическая дезадаптация, которая отнесена к пограничной нервно-психической или психосоматической патологии.

На начальных этапах нарушения психической адаптации занимают промежуточное место между практическим здоровьем и конкретной, нозологически оформившейся патологией и рассматриваются как предболезнъ.

Развитие психической дезадаптации в условиях хронического психоэмоционального стресса прослеживается в течение четырех этапов:

  • 1) первичный рост психического напряжения, сопровождающийся различными попытками приспособления к ситуации;
  • 2) дальнейший рост напряжения в условиях, когда эти попытки оказываются безрезультатными;
  • 3) еще большее увеличение психического напряжения;
  • 4) срыв при неуспешных попытках преодоления стрессора, характеризующийся повышением тревоги и депрессии, чувством беспомощности и безнадежности, дезорганизацией личности.

Нарушение отдельных составляющих психической адаптации может быть представлено также следующим образом:

  • - развитие пограничных психопатологических явлений, носящих характер неврозов, функциональных расстройств, определяющихся в основном интрапсихическими конфликтами;
  • - снижение эффективности социально-психологической адаптации и возникновение неадекватного поведения в сфере межличностных отношений, приводящих к социо- и психопатическим реакциям и состояниям;
  • - ухудшение преимущественно психофизиологической адаптации, приводящее к психосоматическим или функциональным расстройствам.

Универсальным проявлением состояний психической дезадаптации является астеноневротический синдром (астено- невротические, ипохондрические и другие реакции). «Астения» в переводе с греческого означает «бессилие, слабость». Под астенией понимают патологическую усталость, наступающую после нормальной активности. Она сопровождается снижением энергии, которая необходима для обеспечения нормальной жизнедеятельности и внимания. Обычно при астении наблюдаются вялость, сонливость, раздражительность и резкое снижение работоспособности. В сознании преобладает чувство усталости, разбитости.

Астения представляет собой неспецифический синдром, который может сопровождать любые заболевания (соматические, психические) и даже развиваться у здоровых людей при определенных обстоятельствах. Выделяют следующие признаки астении: психическая истощаемость, понижение умственной и физической работоспособности, снижение концентрации внимания, рассеянность, снижение памяти, неустойчивость настроения, расстройство сна. Эти состояния носят временный характер и не сопровождаются поражением внутренних органов.

Астения включает в себя разные группы клинических проявлений: физические, психологические, интеллектуальные и т.д. Для обозначения данной психопатологии часто пользуются термином «синдром хронической усталости» - СХУ (Chronic Fatigue Syndrom). Под ним понимают гетерогенное состояние, в происхождении которого могут участвовать как психогенные, так и инфекционные факторы (вирусная инфекция). Сторонники вирусной этиологии СХУ настаивают на том, что причина заболевания - скрытый вирус или вирусы, которые при определенных условиях активируются (вирусы Эпштейна-Барра, герпеса 6-го типа, энтеровирусы, цитомегаловирус).

Еще в 1975 году А.Г. Панов и В.С. Лобзин выделили несколько групп экстремальных факторов, вызывающих астению:

  • - физиологические воздействия и нагрузки;
  • - необычные для организма воздействия, такие как проникающая радиация, электромагнитное воздействие, невесомость и т.д.;
  • - необычные условия жизни и труда со значительным и длительным сдвигом биоритмов (частые смены часовых поясов, нарушения суточной периодики сна и бодрствования) - десин- хроноз;
  • - чрезмерное психоэмоциональное напряжение.

Сегодня принято выделять физиогенные, психогенные и мультифакторные (вызванные сочетанным действием психологических и физических факторов) астении. Более углубленный анализ стрессовой природы (этиологии), особенностей патогенеза и клинических проявлений физиогенных астений позволил выделить следующие формы этих состояний:

  • 1) цереброгенная астения (поражение головного мозга травматического, сосудистого, инфекционного, интоксикационного генеза);
  • 2) соматогенная астения;
  • 3) церебросоматогенная астения;
  • 4) адаптационная астения (астения негативной адаптации), которая, в свою очередь, включает:
    • - парциальные астении (перцепторно-оптическую, перцеп- торно-акустическую, перцепторно-оптико-акустическую);
    • - астению при десинхронозе;
    • - астению переутомления.

Полиэтиологичность астениии препятствует разработке общепринятой систематики этих дезадаптивных состояний. Считают невозможным возникновение астении под действием только психологических или только биологических факторов. В то же время подчеркивается значимость психотравмирующих воздействий для формирования цереброгенных и соматогенных астений. Чаще всего встречаются астении преимущественно психогенного стрессового происхождения. Данное состояние принято называть неврастенией, которую обычно относят к неврозам. Невротические расстройства (неврозы) представляют собой достаточно многочисленную группу нервно-психических нарушений, с которыми приходится сталкиваться врачам и психологам. Неврозы являются пограничными психическими расстройствами, которые лежат как бы на границе между здоровьем и болезнью. Невротические расстройства нарушают лишь определенные сферы психической деятельности, не сопровождаются грубыми нарушениями поведения, но при этом существенно ухудшают качество жизни человека. В теоретической медицине и биологии психологический стресс сегодня практически отождествляется с неврозом. Однако специфика невротических расстройств, необходимость их отличия от психопатий и других нарушений оставляет за собой право рассматривать их в отдельной области медицины - неврозологии.

Таким образом, астеноневротическый синдром, включающий снижение психической работоспобности и активного внимания, специфические изменения ассоциативной деятельности, нарушение эмоций (подавленность, раздражительность, беспокойство) наряду с сомато-вегетативными дисфункциями (головная боль, расстройства сна, приступы сердцебиения и прочие), является одним из важнейших проявлений дистресса.

Нарушения психической адаптации у здоровых лиц, проявляющиеся в психопатологических симптомах невротического уровня, отражают дисбаланс в системе психологических адаптационных механизмов индивида вследствие «неуспешное™» совладающего со стрессом поведения. Возникновение этой симптоматики свидетельствует об истощении психологических адаптационных ресурсов.

Особенностью астенических расстройств последнего времени становится учащение соматизации, то есть появление жалоб «телесного» характера. К ним относятся головные боли и психовегетативные расстройства. В клинике неврозов вегетативные проявления (вегето-сосудистые дистопии) рассматриваются в качестве облигатного признака астении. Однако в общей медицинской практике ряд исследователей выделяют самостоятельный астеновегетативный синдром.. Он определяется также как «общая астения», «нейроциркуляторная астения», «вегетативная астения». Это указывает, что над собственно астеническими симптомами преобладают явления дезинтеграции психовегетативной деятельности.

Понятые «психовегетативные расстройства» (ПВР) условно и собирательно. Оно объединяет различные полисистемные вегетативные симптомы, первое место среди которых занимает ряд соматических жалоб. При этом они имеют психическое происхождение. Клинические проявления ПВР разнообразны: боли в области сердца, панические атаки, боли в животе и многие другие симптомы, с которыми люди обращаются, как правило, к неврологам и терапевтам (кардиологам, гастроэнтерологам).

За всеми этими жалобами стоят стрессовые нарушения психической сферы. Они выявляются при тщательном расспросе: гипо- тимия (сниженное настроение), упадок сил, часто присутствуют раздражительность, чувство внутренней напряженности. Обычно ПВР возникают не под влиянием физической нагрузки, а в эмоционально значимых стрессовых ситуациях.

Понятие «соматизация» в психоанализе рассматривается как «вытеснение», посредством которого подсознательные представления реализуются на соматическом уровне. Привлекая внимание окружающих, демонстрируемые страдания снижают аффективное напряжение. 3. Фрейд при этом разделял конверсионную симптоматику и вегетативные расстройства, возникающие во время приступа страха. Его последователь Ф. Александер рассматривал в качестве фактора, обусловливающего появление психосоматических расстройств, наличие вытесненных в подсознание невротических комплексов, формирующих специфический психодинамический конфликт. По его мнению, соматические симптомы, в отличие от конверсионного невроза, формируются не как замещающее символическое выражение вытесняемых эмоций, а как естественный физиологический коррелят того или иного эмоционального состояния. Главное патогенетическое звено в этих случаях - не индивидуальные особенности человека, а некие общие для разных людей и одновременно специфичные для определенной патологии неосознанные эмоциональные конфликты. Ф. Александер предложил теорию психодинамического конфликта, полагая, что каждому эмоциональному состоянию соответствует свой тип вегетативных нарушений и соматических заболеваний.

В наше время в клинической практике соматизация рассматривается как основной вариант реакции человека на стресс в виде телесных жалоб. Выделяют три основных уровня (компонента) соматизации: 1) уровень собственно телесных ощущений, 2) когнитивный уровень (осмысление и интерпретация пациентом симптомов в аспекте угрозы собственному здоровью) и 3) поведенческий уровень (действия и социальные связи субъекта, которые вытекают из интерпретации им собственных ощущений).

Существует ряд синонимов ПВР: в неврологии часто употребляется термин «вегетососудистая дистопия» (ВСД); в терапии - «нейроциркушторная дистония» (НЦД). В настоящее время последний термин уступил место понятию «нейроцирку- ляторная астения» (НЦА). «Психовегетативный синдром» - психологическое расстройство с превалированием вегетативных нарушений в ответ на эмоциональное напряжение. При этом отмечается естественное взаимодействие и одновременное развитие психических и вегетативных процессов. Данный термин получил широкое распространение в немецкоязычных странах.

А.М. Вейн и его школа относят психовегетативный синдром к полисистемному рассройству, возникающиму в результате деятельности надсегментарных вегетативных структур. Используются также понятия «вегетативный невроз», «вегетоз». В современной психиатрии ПВР чаще рассматриваются в качестве «сомат о формных расстройств» (СФР).

В МКБ-10 они объединены в одну большую группу с невротическими и связанными со стрессом дисфункциями. Это обусловлено их связью с психологическими причинами. Основным признаком СФР является наличие множественных, повторно возникающих и часто видоизменяющихся соматических симптомов, которые обычно имеют место на протяжении ряда лет, предшествовавших обращению к врачу. Симптомы могут относиться к любой части тела или системе организма. Наиболее часто встречаются патологические ощущения в желудочно-кишечном тракте (боль, отрыжка, рвота, тошнота и т.д.), а также аномальные кожные ощущения (зуд, жжение, покалывание, онемение, болезненность и т.д.). Течение СФР хроническое и флюктуирующее, часто сочетается с длительным нарушением социального, межперсонального и семейного поведения. Нередко обнаруживается зависимость от лекарственных препаратов или злоупотребление ими (обычно противоболевыми или успокаивающими) как следствие частых медикаментозных курсов.

К СФР относится также ипохондрическое расстройство (F45.2), основным признаком которого является постоянная озабоченность возможностью заболеть тяжелым и прогрессирующим соматическим расстройством. При этом постоянно предъявляются соматические жалобы или демонстрируется озабоченность состоянием своего здоровья. Нередко такой человек предполагает, что помимо основного заболевания существует и дополнительное. Его образ жизни все более сводится к избеганию провоцирующих ситуаций либо, наоборот, к «профилактическим» мероприятиям по укреплению здоровья в виде специальной диеты и т.п.

Другой частый вариант СФР - соматоформная дисфункция нервной системы (F45.3), или, как называют это состояние отечественные врачи, вегето-сосудистая дистония. Жалобы предъявляются таким образом, будто они обусловлены физическим расстройством той системы или органа, которые находятся под влиянием вегетативной нервной системы: сердечно-сосудистой, желудочно-кишечной, дыхательной. Симптомы обычно бывают двух типов, ни один из которых не указывает на физическое расстройство затрагиваемого органа или системы. Первый тип симптомов, на котором во многом основывается диагностика, характеризуется жалобами, отражающими объективные признаки вегетативного возбуждения (сердцебиение, потение, покраснение и тремор). Второй тип характеризуется более субъективными и неспецифическими симптомами, такими как ощущения мимолетных болей, жжения, тяжести, напряжения, раздувания или растяжения. Подобные проявления в сердечно-сосудистой системе часто называют «нейроциркуляторной астенией» (НЦА). При НЦА часто отмечаются болевые ощущения в области сердца, выраженность которых разнообразна - от просто «неприятных ощущении» до «мучительных, невыносимых страданий», лишающих человека сна и отдыха. Зачастую эти боли сопровождаются страхом смерти.

Для характеристики СФР в пищеварительной системе используют термин «синдром раздраженного кишечника» (СРК). СРК - это устойчивая совокупность хронических и/или рецидивирующих функциональных расстройств кишечника продолжительностью не менее 12 недель на протяжении года, проявляющаяся болью и/или дискомфортом в животе, которые проходят после дефекации. На протяжении 25% времени всего СРК отмечаются стойкие симптомы нарушения функции кишечника: изменение частоты стула, консистенции кала, акта дефекации, выделение слизи с калом, метеоризм. Боль, как правило, локализуется внизу живота и носит непрерывно рецидивирующий характер. Периоды обострения чаще связаны с нарушениями диеты, стрессовыми факторами, переутомлением и т.п. Для больных с СРК характерно появление боли сразу после еды. Необходимо отметить отсутствие боли в ночное время.

К разновидности ПВР относится их приступообразное течение, которое называют «паническими атаками» (ПА). Ранее в нашей стране употреблялся термин «вегетативные кризы». Основным признаком ПА служат повторные приступы тяжелой тревоги (паники). Интенсивность пароксизмальной тревоги может варьировать в широких пределах: от выраженного аффекта паники до ощущения внутреннего напряжения. «Тревожные» нарушения сочетаются с ощущениями сильного сердцебиения, нехватки воздуха, одышки, боли или дискомфорта в левой половине грудной клетки, тошноты, головокружения и т.д. Эти явления часто дополняют вторичный страх смерти, потеря самоконтроля или же сумасшествие. Во время приступа человек часто испытывает резко нарастающий страх и вегетативные симптомы, которые приводят к тому, что он вынужден оставлять место, где находится. Если приступ возникает в транспорте или в толпе, то человек впоследствии избегает этих ситуаций. Приступ часто приводит к постоянному страху возникновения новой атаки.

Считают, что основная роль в генезе ПА принадлежит психогенным факторам - стрессу и особенностям личности. Истоки заболевания часто лежат в глубинных конфликтах, связанных с опытом детского возраста. Люди, страдающие ПА, отличаются конституционально низким порогом тревожного ответа на незнакомую ситуацию, который усиливается сверхконтроли- рующим поведением родителей. Хронический стресс, синдром выгорания играют существенную роль в происхождении ПА. Для лиц с ПА характерен повышенный уровень тревожности и депрессии.

В дальнейшем по мере усиления психической дезадаптации к невротическим появлениям первого этапа добавляются признаки социальной дезадаптации и отчетливые физиологические сдвиги. Выраженные нарушения психической адаптации проявляются в клинически очерченных расстройствах психического и соматического здоровья.

В необратимых ситуациях (экстремальные ситуации - боевые действия, потеря близких, приговор суда и последующее лишение свободы) формируются состояния психической безысходности, усталости, горя, подавленности и угнетенности, раздумья, тревоги, депрессии, которые характеризуются большей длительностью и могут сохраняться на протяжении многих лет.

Так, у жертв фашизма даже по прошествии многих лет после завершения психотравмирующих ситуаций реминисценции травматического опыта по-прежнему продолжают являться неотъемлемой частью их повседневной жизни, оказывая влияние на мировоззрение в целом, восприятие социальных отношений и самоидентификацию. У бывших военнопленных наряду с посттравматическими стрессовыми расстройствами и нарушениями социальной адаптации выявляются также и тревожно-депрессивные расстройства.

Эмоциональный компонент этапов психической дезадаптации, как считает Г.И. Косицкий, прослеживается в соответствующих фазах дезадаптоза по мере накопления отрицательных эмоций:

  • 1. Фаза ВМА - внимание, мобилизация, активность.
  • 2. Фаза СОЭ - стенические отрицательные эмоции (гнев, агрессия).
  • 3. Фаза астенических отрицательных эмоций (тоска, отчаяние, депрессия)
  • 4. Фаза срыва адаптации (невроз) - застойные отрицательные эмоции приводят к формированию нового устойчивого состояния мозга (эмоционально-волевым расстройствам, развитию неврозов и неврозоподобных состояний, неадекватному поведению).

В аспекте сопоставления психической дезадаптации и степени выраженности стресса (нервно-психического напряжения) выделены следующие стадии его развития:

I степень - слабое нервно-психическое напряжение. Показатели высшей нервной деятельности и гемодинамические характеристики соответствуют нормальным.

II степень - умеренное нервно-психическое напряжение. Оптимальное функционирование системы адаптации с активацией психической и психомоторной деятельности за счет усиления регуляторной роли доминантного полушария при одновременном нарастании гемодинамических показателей (частоты сердечных сокращений, артериального давления, минутного объема крови).

III степень - чрезмерное нервно-психическое напряжение, которое сопровождается снижением адаптированности, в частности дезорганизацией психомоторной деятельности со снижением роли доминантного полушария, а также ухудшением гемодинамических показателей.

IV степень - патологическое нервно-психическое напряжение, сопровождающееся развитием психосоматических заболеваний.

Этим проявлениям стресса соответствуют и различные клинические признаки дезадаптоза:

  • а) донозологические состояния, при которых адаптационные возможности организма сохраняются за счет повышенного напряжения механизмов адаптации, соответственно трем стадиям: умеренного, выраженного и резко выраженного функционального напряжения;
  • б) преморбидные состояния - характеризуются снижением функциональных возможностей организма на фоне перенапряжения механизмов адаптации, протекая в две стадии: вначале с преобладанием неспецифических изменений при сохранности гомеостаза важнейших систем организма, а затем с преобладанием специфических изменений со стороны определенных органов и систем, гомеостаз которых нарушен;
  • в) срыв адаптации с развитием конкретных нозологических форм патологии.

Различают два вида психической дезадаптации в зависимости от длительности нарушений, наличия и обратимости сопутствующих личностных изменений: лимитирующую (непатологическую) и трансформирующую (патологическую), сопровождающуюся стойкой патологической личностной трансформацией. Непатологическая дезадаптация, хотя и существенно лимитирует возможности приспособления индивида к жизненным условиям, не сопровождается изменением стабильных личностных характеристик и не является болезненным расстройством.

В зависимости от развития патологического процесса, обусловленного психической дезадаптацией, последняя различается как:

  • - непатологическая (предпатологическая) психическая дезадаптация (кризис, переживание, жизненная трудность или неудача), которая не требует обязательного врачебного вмешательства и обычно проходит самостоятельно;
  • - патологическая (предболезненная) психическая дезадаптация, которая характеризуется большей клинической определенностью, требующей профилактического врачебного вмешательства.

Данные расстройства адаптации относятся к предболезнен- ным расстройствам и отличаются от болезни рядом критериев:

  • 1) большая степень критики к своему состоянию и возможность контролировать его, свойственные для состояния здоровья;
  • 2) если расстройства достигают выраженной степени, отмечается их кратковременный, эпизодический характер;
  • 3) отсутствие закономерного и стереотипного характера патопсихологических проявлений и их динамики;
  • 4) парциально сохранный или даже повышенный уровень функции;
  • 5) принципиальная обратимость и возможность «эффекта закаливания».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >