Полная версия

Главная arrow Маркетинг arrow История российской рекламы. Современный период

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

1999-2000 годы. “Единство” и Путин - удачный дебют

Тот, кто занял прочное место у кормила власти, быстро приходит к мысли, что в управлении государством главное—безопасность, а не прогресс1.

Лоуэлл

К парламентским выборам 1999 года ситуация в стране изменилась. Августовский финансово-экономический кризис 1998 года подкосил российский рынок, и это не могло не сказаться на финансировании предвыборных кампаний политических партий и движений. На обострение обстановки в стране также повлияла неоднократная смена премьер-министров в течение 1998-1999 годов. Что в результате изменило и расстановку политических сил. Кроме того, на политической арене появился новый сильный игрок — блок “Отечество — Вся Россия”, объединивший движения мэра Москвы Юрия Лужкова и российских губернаторов. К тому же во время парламентских выборов 1995 года президент Борис Ельцин не только имел влияние на ситуацию в России, но и собирался баллотироваться на следующий срок (хотя и заявил об этом официально только в феврале 1996 года), и это учитывалось всеми участниками предвыборной гонки. Но к 1999 году президент окончательно утратил свой авторитет. И до последнего момента — осени 1999-го — не было известно, кто станет преемником Ельцина, претендентом на президентский пост от власти. Не существовало еще и самой партии власти.

Она появилась лишь осенью 1999-го в противовес блоку Лужкова.

«Примерно за год до выборов были проведены социологические исследования настроений россиян, из которых выходило, что российские граждане хотят изменений. В то же время они не могли сформулировать, каких именно изменений хотят. Выяснилось, что люди устали от существовавших (на 1998 год) политических лидеров — практически ни один из них не был интересен, скорее даже происходило отторжение. Общество нуждалось в новых лицах в политике.

Зарегистрированное в конце 1998 года движение “Отечество”, возглавляемое мэром Москвы Юрием Лужковым, претендовало на то, чтобы взять на себя эту роль — новый лидер привнесет в общество желаемые изменения. Но президентские амбиции Юрия Лужкова настроили против него действующего президента России Бориса Ельцина и кремлевскую администрацию, которые начали борьбу с московским мэром. Последний же в 1999 году начал искать союзников и нашел их в лице движения российских губернаторов “Вся Россия”. Таким образом, был образован предвыборный блок “Отечество — Вся Россия” (ОВР), который возглавили Юрий Лужков, Владимир Яковлев, губернатор Санкт-Петербурга, и приглашенный на роль лидера нового блока экс-премьер-министр Правительства России Евгений Примаков. К сожалению, лидеры нового блока, будучи каждый по отдельности уже сложившимся политиком, не учли общественных настроений и не стали менять ни свои идеологические установки, ни свой сложившийся образ.

Исследования социологов анализировали и в Администрации Президента. В противовес ОВР кремлевская администрация создала свою “виртуальную” партию власти — движение “Единство” (зарегистрированное ЦИК как “Медведь”), состоявшее из ряда совершенно новых лиц. Его возглавил министр МЧС Сергей Шойгу и поддержал тогдашний премьер-министр Владимир Путин.

Созданию “Единства” предшествует такая история. Еще в 1998 году существовала некая политологическая разработка, суть которой заключалась в следующем. При анализе настроений людей всегда рассматриваются архетипы массового сознания. Их лучше всего отражают сказки. Выстроить политическую кампанию в соответствии с теми или иными героями сказок и структурой событий всегда являлось показателем класса политтехнологов. Так вот — большинство русских сказок связано с лесом и образами зверей. В одной из разработок, которая была предложена Юрию Лужкову, российские социальные группы, а также политических деятелей предлагалось рассматривать как образы каких-либо животных. Согласно русской народной традиции в лесу есть царь — это медведь. Образ медведя присутствует во всех сказках, и он четко определен: это зверь не всегда добрый, но справедливый; он имеет право принимать решения, и ему все подчиняются. При оценке того, каким лесным жителям соответствуют российские политики, выходило, что Юрий Лужков — это бобр, а медведь — это все-таки Борис Ельцин.

Имидж-консультанты Юрия Лужкова предложили ему отойти от образа бобра и попытаться приблизиться к образу медведя. Потому что бобр никогда не будет царем леса. Ведь царь не занимается хозяйством, и русский человек по своей психологии никогда не сделает главным бобра, каким бы он ни был хозяйственным и домовитым. Русский народ привык к сильной власти. Борис Ельцин интуитивно нашел свой образ “медведя”: крупная фигура, медлительная речь, обрывистые фразы.

К сожалению, Юрий Лужков не воспринял эту разработку и даже обиделся. Эта же разработка попала к тем, кто создавал “Единство”. И они сделали “Медведя”. А в первую тройку движения вошел борец Александр Карелин — могучий великан. Возглавил движение министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, третьим в группе лидеров стал генерал милиции Александр Гуров. Все вместе они стали живым воплощением “сильной власти”»2.

После создания партии власти и началась настоящая борьба. Причем не с коммунистами, как это было во время парламентских выборов 1993 и 1995 годов, а между двумя “центристскими” по своим политическим программам движениями — “Медведем” и ОВР.

Так что думские выборы 1999 года в корне отличались от предыдущих еще до начала предвыборной гонки.

«Принципиально новыми станут не только сами парламентские выборы. Беспрецедентными будут и их последствия для политического будущего России. Поскольку именно в декабре во многом решится, с каким президентом страна вступит в третье тысячелетие. В думских выборах будут участвовать почти все реальные претенденты на президенство, и громкий успех или явная осечка в декабре 1999-го почти наверняка аукнутся им и в июне 2000-го.

Конечно, думские выборы — 95 тоже были в какой-то мере репетицией президентских выборов — 96. Но на сей раз репетиция приобретает размах самой настоящей премьеры. Три с лишним года назад в ходе парламентской гонки разыгрывалось фактически лишь одно — 2-е место во втором туре президентских выборов. Теперь ставки гораздо выше: громкий успех любого из блоков резко повысит шансы его лидера стать фаворитом президентских выборов — 2000»3.

К парламентским выборам — 99 была принята новая редакция Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”, подписанная Президентом России 24 июня 1999 года. Обновленный документ имел ряд изменений по сравнению с 1995 годом. Закон ввел теперь более определенную классификацию СМИ: организации телерадиовещания и периодические печатные издания (или редакции периодических печатных изданий).

Кроме того, все СМИ, поделенные на три категории — государственные, муниципальные и частные, должны были до 31 августа опубликовать условия предоставления эфирного времени или печатной площади под политическую рекламу. При этом по новому закону частное СМИ не могло отказать зарегистрированному кандидату в размещении его рекламы (напомним, что на предыдущих выборах государство не вмешивалось в деятельность частных СМИ), предоставив при этом всем кандидатам равные условия.

Еще одно новшество: при размещении политической рекламы кандидат не мог пользоваться услугами РА, а должен был обращаться в СМИ напрямую. Это, безусловно, нарушило сложившуюся систему покупки телевизионного рекламного времени через медиаселлеров телеканалов и печатных площадей у агентств-байеров, которые предоставляли клиенту скидки.

В то же время государственные СМИ, обязанные предоставлять всем кандидатам на равных условиях бесплатные печатные площади или эфирное время, теперь могли возместить ущерб, нанесенный бесплатным размещением политической рекламы. Если партия или избирательный блок не набрали по итогам голосования 2 процента голосов, они обязаны были возместить СМИ стоимость предоставленного им бесплатного эфирного времени или печатной площади в полном объеме.

В 1999 году изменениям подверглись и условия финансирования парламентской избирательной кампании, которые Центризбирком определил в новой Инструкции о порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов.

«Одно из нововведений, которыми гордятся в ЦИКе, — избирательный залог: если партии или кандидату не хочется собирать подписи, регистрацию можно “купить”. В конце концов, решили в ЦИКе, это справедливо — всем известно, что подписи покупают, так зачем платить сборщикам подписей, если за счет избирательной кампании можно без особого труда пополнить федеральный бюджет. Ведь если кандидат на выборах набирает меньше 5 процентов голосов, а избирательный блок — меньше 3 процентов, залог остается у государства.

Второе принципиальное новшество в финансировании думской избирательной кампании — 99 — время открытия избирательного фонда, из которого, собственно, только и можно брать деньги на предвыборные расходы. На прошлых выборах открывать счет в банке следовало после регистрации кандидата. Все, что до этого тратили блоки или отдельные политики, оставалось на их совести.

Сейчас же те, кто решил вступить в предвыборную гонку, должны сначала открыть счет, потом представить в ЦИК отчет о расходах, и только после этого можно зарегистрироваться»4.

В 1999 году на проведение предвыборной агитации государство выделило каждому избирательному объединению или блоку примерно 230 тыс. рублей (примерно 9,2 тыс. долларов), а кандидату, баллотирующемуся по одномандатному округу, — около 90 тыс. рублей (примерно 3,6 тыс. долларов).

При этом предельный размер расходов избирательного фонда блока или объединения был определен в 41 475 000 рублей (более 1,65 млн долларов), депутата-одномандатника — в 1 669 000 рублей (примерно 66,7 тыс. долларов).

«Чтобы контролировать их расходы, ЦИК обязал телекомпании считать все рекламное эфирное время, а кандидатов — трижды отчитываться в прессе, куда пошли деньги из фонда и кто был спонсором. Нарушил — сошел с дистанции»5.

Контролировать деятельность СМИ призвано и созданное в середине лета 1999 года новое Министерство России по делам печати, телерадиовещания и массовым коммуникациям.

«Новое министерство создается на базе Федеральной службы по телерадиовещанию и Комитета по делам печати. Под конкретного человека — заместителя руководителя “Российского телевидения” Михаила Лесина. Лесин был одним из активнейших участников выборной кампании Ельцина в 1996 году. И именно с того времени стал одним из доверенных лиц из ближайшего окружения Ельцина. После выборов Лесин — один из основателей “Видео Интернешнл” — очень недолго проработал в администрации, после чего ушел фактически руководить государственным телевидением»6.

Михаил Лесин:

«Я всегда действовал по принципу, что все развивается. Рынок к тому моменту развивался. Информационная среда стала другой. И вообще, деление на печать, радио, телевидение было абсолютно неправильным. Тогда происходила конвергенция СМИ. Появился интернет, и стало понятно, что информационная среда будет завоевывать все большее пространство. Индустрия включала в себя большое количество сегментов, которые надо было увязывать между собой. Мы видели, как технологи не дают развиваться этому пространству и что не обойтись без реального регулятора, который будет заниматься развитием индустрии. Я в этот момент был первым зампредом ВГТРК. Мы видели, как можно сформировать любое общественное мнение, и решили, что надо сделать госструктуру, которая будет заниматься более системным подходом к СМИ. Мы выступили с этой идеей, и нас поддержали Борис Николаевич и Степашин как председатель правительства.

За очень короткий период, в рекордные сроки, мы сами создали министерство пропаганды. И я, несмотря ни на что, стал министром. Я, наверное, не смог бы сделать такую карьеру в нынешнее время. Да и в любой другой стране это невозможно. Если формально посчитать, то я пришел в профессию в 1988 году, по образованию я инженер-строитель, а через 10 лет стал министром. Это была отчасти рисковая операция, в том числе со стороны власти. Я тоже сильно рисковал. Мог вообще потерять все. Хотя я был уверен, что не то что готов, а уже состоявшийся министр, но только через два года стал что-то понимать в этом процессе. Но по мне, конечно, этого не было видно — я всегда выглядел уверенно.

Можно сказать, что мы тогда сформировали некий подход к госполитике в области средств массовой коммуникации. Если б вы знали, с каким трудом я тогда внедрял понятие “массовые коммуникации”. Но мне очень помогала моя команда. Ведь непонятно — что такое СМИ. Их нельзя разделять — это все коммуникации, средства общения. В русском языке нет понятия “медиа”. Вообще русский язык — скупой на слова-определения нашей индустрии, потому что вся она заимствована с Запада. Мы старались сделать “массовые коммуникации” российским понятием, и я считаю, что нам это удалось.

Не мне оценивать, но есть внутреннее ощущение, что у меня что-то получилось. Основная наша заслуга была в том, что мы создали у самой индустрии некое понимание, что она индустрия, сформировали некое понимание процессов, которые в ней идут, т.е. отчасти вырастили индустрию. До этого был полный хаос, а теперь появились какие-то правила игры»7.

Одним из первых действий нового министерства по контролю над политической рекламой стало вынесение предупреждения ОРТ, показавшему в программе “Время” сюжет об акции объединения “Правое дело” в Санкт- Петербурге.

«Канал обвинен в нарушении действующего законодательства, в том числе Конституции России и законов “О СМИ” и “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”.

В числе претензий — “неуважение к флагу России” и президенту России. Хотя, на непросвещенный зрительский взгляд, неуважение Александра Невзорова и его команды, подготовивших сюжет для субботнего “Времени”, проявилось к лидерам “Правого дела” — Немцову и Хакамаде»8.

Кстати, именно “Правое дело” (лидеры Егор Гайдар, Борис Немцов, Ирина Хакамада, Анатолий Чубайс и позже вышедший из блока Борис Федоров) первым объявило, еще в апреле 1999 года, о заключении договора с РА “Видео Интернэшнл” на проведение предвыборной рекламной кампании. Выбор агентства был во многом обусловлен давними деловыми и дружескими отношениями между лидерами коалиции и генеральным директором ГК “Видео Интернешнл” Максимом Бойко.

«В “Выборе России” с удовлетворением признают, что во главе ГК “Видео Интернешнл” стоит Максим Бойко. Человек, которого и Егор Гайдар, и Анатолий Чубайс, возглавляющий предвыборный штаб “Союза правых сил”, считают своим товарищем, соратником и единомышленником»9.

«Свою основную задачу “Видео Интернэшнл” видит в том, чтобы работать с коалицией в целом и с каждым из лидеров индивидуально, чтобы “помогать им сплотиться еще теснее”. “Я жду трудностей, — говорит Бойко. — Рейтинг у клиента низковат. У каждого из лидеров — многих я знаю давно и хорошо — есть плюсы и минусы”.

Первые результаты усилий специалистов из “Видео Интернэшнл”, по словам Максима Бойко, появятся уже в ближайшее время -— слоганы (их содержание пока неизвестно), клипы, рекламные щиты и все, что полагается, чтобы не разочаровать избирателей и преодолеть тот десятипроцентный барьер, который правые сами для себя установили. Именно такая цель ставится перед думскими выборами.

Один из лидеров “Правого дела”, Борис Немцов, назвал выбор команды для раскрутки коалиции неплохим. “Максиму Бойко я бы доверил и имидж своего движения “Россия молодая”, — сказал Немцов. — Но у нас денег нет, чтобы нанимать имиджмейкеров”»10.

«В свою очередь, кампания “Правого дела” сразу задумывалась столь энергичной и агрессивной, что появление субподрядчиков, одним из которых стал Фонд эффективной политики (который возглавляет Глеб Павловский. — Прим, авторов), стало лишь вопросом времени. Сейчас ФЭП (посредством своего подразделения “Интернет-Пресс Центр 2000”) также участвует в предвыборной кампании Сергея Кириенко, который претендует на пост московского мэра. Кстати, имиджем Сергея Кириенко занимается “Никколо-М”»11.

Плакаты из предвыборной кампании движения “Новая сила”. Парламентские выборы 1999 года

В конце лета 1999-го после присоединения к коалиции “Правое дело” движения Сергея Кириенко “Новая сила” избирательный блок был переименован в “Союз правых сил”. Так что рекламистам из “Видео Интернэшнл”, уже потратившим силы и время на продвижение одной марки, пришлось начать все с начала уже с другой.

Досрочно объявили в СМИ о своем договоре на проведение рекламной кампании с конкретным РА только правые.

«На то была воля заказчика, — объяснял корреспонденту “Итогов” один из руководителей ГК “Видео Интернешнл”. — Они посчитали необходимым играть в максимальную открытость — это их право»12.

«Правда, в конце августа, когда предвыборный штаб правых возглавил Анатолий Чубайс, наметилась трещина в отношениях партнеров. И в сентябре круг обязанностей “Видео Интернэшнл” был существенно пересмотрен. Сейчас компания занимается только наружной и телевизионной рекламой и массовыми акциями типа “Ты прав!”. Разработка политической стратегии правого блока была переложена на плечи Фонда эффективной политики, который возглавляет Глеб Павловский. Точнее, одного из подразделений этого фонда, которым руководит Марат Гельман (он же “ведет” кампанию правых в Москве и параллельно разрабатывает PR-стратегию кандидата в московские мэры Сергея Кириенко). Вместе с Гельманом в выборной кампании участвует PR-компания ГОСТ во главе с Ефимом Островским и Петром Щедровицким»13.

«Идеология рекламной кампании правых сил разработана и придумана Леонидом Гозманом. Он — правая рука Анатолия Чубайса во многих делах. В августе стал первым заместителем начальника штаба “Союза правых сил”, иначе говоря — заказчиком и приемщиком рекламной продукции...

Еще один разработчик идеологии предвыборной кампании — руководитель пресс-службы штаба СПС Андрей Трапезников»14.

Первым деянием “Правого дела” (“Союза правых сил”) стала проведенная в августе 1999 года для молодежи концертно-пропагандистская акция “Ты прав!” с участием рок-музыкантов, активно рекламировавшаяся на телевидении.

Привлекать голоса молодых избирателей начал и “Наш дом — Россия”, организовав в Москве на площади революции концерт под лозунгом “Наш дом — наше будущее”.

Впрочем, многие партии и движения начали рекламировать себя уже в мае, за полгода до выборов.

«Полноценную кампанию на ТВ провели “Блок Жириновского”, “Отечество —- Вся Россия”, “Союз правых сил” и НДР. Жириновский даже оказался в числе лидеров по объему затрат и выкупленному эфирному времени...

Такая расточительность легко объяснима. Летняя реклама транслировалась до начала регистрации политобъединений, поэтому Законом “О выборах...” не регулировалась, а затраты на нее ЦИК не подсчитывал»15.

Таблица 5.5 демонстрирует, какие партии наиболее активно рекламировали себя летом 1999 года.

Таблица 5.5

Политические партии — рекламодатели в мае — августе 1999 года*

Место

Рекламодатель

1

ЛДПР

2

Партия пенсионеров

3

“Яблоко”

4

Русская социалистическая партия

5

“Вся Россия”

6

“Правое дело”

7

Дворников М.

8

“Наш дом — Россия”

9

Российское движение политического центризма

10

“Россия молодая”

11

Аграрная партия России

12

“Кедр”

13

Российский общенародный союз

14

Российская консервативная партия предпринимателей

* По данным Gallup AdFact16.

Кроме “Союза правых сил”, никакие другие партии и избирательные объединения не стали обнародовать названия рекламных и PR-агентств, занимавшихся их предвыборными кампаниями. Но от журналистов ничего не скроешь, и в прессе их имена были названы.

У “Нашего дома — Россия” «контракты с имиджмейкерами и технологами пока не подписаны, хотя разовые заказы они выполняют. Компания “Никколо-М”, по информации “Власти”, провела недавно для НДР исследование политических симпатий провинции. Фирма “Внешконсульинвест” обеспечивала проведение апрельского съезда движения. Неплохие отношения сложились у НДР с известной компанией “Видео Интернешнл”, представители которой, вполне возможно, поучаствуют в нынешней предвыборной кампании движения»17.

«В руководстве НДР существуют разногласия между Владимиром Рыжковым (который предпочитает стиль работы РАВИ) и Виктором Черномырдиным, в том числе касательно методов проведения предвыборной кампании. При этом заместитель председателя совета директоров, председатель правления “Газпрома” Рем Вяхирев, по-видимому, достиг договоренности с Центром политического консультирования “Никколо-М” о поддержке кандидатов

Плакат “Нам Дорога Россия” из предвыборной кампании движения “Наш дом — Россия”. Парламентские выборы 1999 года

в депутаты от одномандатных округов. В итоге съезд НДР прошел при непосредственном участии “Видео Интернэшнл” (организация и PR-поддержка)»18.

По более поздней информации, «с движением “Наш дом — Россия” работал Центр политических технологий Игоря Бунина»19.

А вот “Яблоко”, даже несколько разочаровавшись в рекламистах из “Видео Интернэшнл”, готовивших его предыдущие предвыборные кампании, все же не отказалось от услуг этого агентства. Несмотря на заявления руководителя избирательной кампании “Яблока” Вячеслава Игрунова.

«В предвыборном штабе “Яблока” нет ни ярких политиков, ни известных политологов, ни модных имиджмейкеров. Зато там есть Вячеслав Игрунов, который мог бы смело сказать о себе: “Избирательная кампания “Яблока” — это я”.

Вячеслав Игрунов стоял у истоков “Яблока”: еще в мае 1993 года он участвовал в переговорах о создании политической организации во главе с Явлинским, а сотрудники возглавляемого им Института гуманитарно-политических исследований наряду с выходцами из “ЭПИцентра” составили на первых думских выборах костяк федерального списка блока “Явлинский — Болдырев — Лукин”.

В начале этого (1999-го. — Прим, авторов) года он стал руководителем избирательной кампании “Яблока” и получил все полномочия для формирования полноценного избирательного штаба»20.

Вячеслав Игрунов:

«Мы в высшей степени разочарованы работой привлеченных специалистов. Мы знакомились с работой многих компаний, специализирующихся в этой сфере, и обнаружили, что практически всегда рекламируемый товар не соответствует содержанию. Мы решили, что наша партия может делать это более эффективно, чем приглашенные специалисты»21.

Тем не менее в предвыборной кампании “Яблока” участвовали не только рекламисты, но и специалисты по связям с общественностью из PR-агентства “Тайный советник”.

«Всеми стратегическими разработками и конкретными задачами кампании занимается креативный директор агентства (“Тайный советник”. — Прим, авторов) Владимир Пилия. Он утверждает, что работа с “Яблоком” строится на безвозмездной основе: “За интеллектуальный вклад в рекламную кампанию этой партии мы деньги не берем, просто нам работать с ними интересно, у “Яблока” давняя история и жесткая позиция, которая не вызывает у нас антагонизма”. “Тайный советник”, в частности, разработал сценарий презентации широкой общественности “яблочного” варианта бюджета. В недрах этого агентства родилась и фраза, характеризующая взаимоотношения “Яблока” и Бориса Березовского: “Яблоки на березе не растут”.

Рекламный ролик “Яблока”, который крутился по НТВ летом, позабавил всех пиарщиков. В нем Григорий Явлинский и сотоварищи-яблочники куда-то бежали всей толпой. До сих пор не известно, куда и зачем»22.

Как обычно, самостоятельно разрабатывали свою избирательную кампанию коммунисты.

«Проторенными путями идут коммунисты и в сфере избирательных технологий. “Хитом сезона” по-прежнему остается старый испытанный метод “от двери к двери”. Главный партийный специалист по избирательным технологиям — секретарь ЦК КПРФ Виктор Пешков — устаревшим этот метод не считает. “Сейчас все наши противники бросились изучать феномен метода “от двери к двери”, — утверждает он. — Потому что именно он больше всего подходит для российского избирателя”.

Вопрос о помощи сторонних специалистов в области избирательных технологий является для коммунистов весьма деликатным.

Секретарь Кравец утверждает, что к коммунистам “постоянно приходят представители имиджмейкерских компаний с предложениями о сотрудничестве”. Но конкретные имена журналистам не называют: по словам Кравца, Кремль отслеживает всю информацию такого рода и тут же “перекрывает кислород” компаниям, замеченным в симпатиях к коммунистам»23.

Тем не менее у специалистов есть подозрения, что с КПРФ все-таки работают имиджмейкеры.

«В последние годы российские политические консультанты начали замечать перемены в Геннадии Зюганове. “С ним работают профессионалы, — считает Глеб Павловский. — Правда, кто конкретно, я не знаю, они же заправские подпольщики, а деньги на грамотный PR у коммунистов есть”. Официально предвыборный штаб коммунистов возглавил Валентин Купцов»24.

«Предвыборной кампанией коммунистов руководят два основных идеолога. Первый — это Валентин Купцов, первый заместитель председателя ЦК КПРФ. Именно Купцов настаивал на необходимости сотрудничества КПРФ с PR-агентствами, использования современных методов и технологий ведения предвыборных кампаний.

Реализовывать задуманное Купцову во многом помогал и помогает Владимир Акимов, эксперт фракции КПРФ в Государственной думе второго созыва, руководитель группы экспертов гуманитарной комиссии при совете Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Именно Купцову и Акимову обязан Геннадий Зюганов изменением своего имиджа: по их указке он брал уроки риторики и стал одеваться в самых дорогих магазинах Москвы, не сняв при этом своего “народного” пуховика. Заслуги партийной двойки на рынке рекламы до недавнего времени были куда скромнее. Однако телеролик “За Победу!”, придуманный по заказу Купцова безвестным профессионалом, — один из лучших в нынешней предвыборной кампании»25.

Не известны широкой общественности имиджмейкеры еще одного постоянного лидера парламентских выборов — ЛДПР (в 1999 году либеральные демократы участвовали в забеге под вывеской “Блок Жириновского”). Предвыборной кампанией Владимира Жириновского и его “соколов” по традиции заправлял собственный штаб.

«ЛДПР, даже несмотря на богатую фантазию своего лидера, не решилась пренебречь грамотно выстроенной выборной кампанией. Ее стратегию разрабатывает предвыборный штаб под руководством сына Владимира Жириновского — Игоря Лебедева. Самой курьезной и дешевой во всех отношениях PR-акцией политические консультанты называют катание в фонтане на велосипеде лидера ЛДПР, которое состоялось прошлым летом. Проект не стоил партии ни копейки. Не считая, естественно, траты на покупку велосипеда»26.

Перед новичками в парламентских выборах — избирательными блоками “Отечество — Вся Россия” и “Единство” — также встала проблема разработки предвыборной стратегии. Заниматься ею самостоятельно или доверить столь ответственное дело специалистам со стороны? Каждый блок решил эту проблему по-своему.

По предварительным сведениям из журнала “Коммерсантъ-Власть”, «движение “Единство” Сергея Шойгу опирается на компании, которые занимаются политическим консалтингом и взаимодействуют с администрацией президента: “Никколо М”, “Имидж-контакт” и “Видео Интернэшнл”»27.

Плакат из предвыборной кампании ЛДПР. Парламентские выборы 1999 года

А вот уже более поздние данные от журнала “Деньги”.

«На “Медведя” работают известные имиджмейкеры. Только до поры об этом никто старается не говорить.

Руководитель кампании Алексей Головков давно сотрудничает с партиями власти. В 1993 году он работал на “Выбор России”, в 1995-м обслуживал НДР. Последняя громкая работа Головкова — президентская кампания генерала Лебедя.

Рекламным блоком “Единства” заведует руководитель оэртэшного “Взгляда” Александр Любимов. Это, конечно, не самая известная персона на рекламном рынке, но “Медведь” и не делает упор на прямую рекламу.

Гораздо важнее для блока правильный PR. За него отвечает гендиректор “PR-Центра” Владимир Руга, которого в свое время называли “языком Березовского”. Опыт предвыборных кампаний в регионах у “PR-Центра” имеется”»28.

«Пресс-центр “Медведя” возглавляет Игорь Буренков, автор первой в России социальной рекламы “Позвоните родителям”. Ролики для “Единства” снимали режиссер Александр Файфман и Игорь Угольников. Генерального подрядчика у “Единства” нет”»29.

В двух процитированных нами журналах ИД “Коммерсантъ” были опубликованы различные данные, но, по всей видимости, верны из них более поздние.

“Отечество — Вся Россия”, в свою очередь, полагалось на собственный штаб под руководством Георгия Бооса, который занимался предвыборной стратегией.

«Сергей Ястржембский разрабатывает информационно-пропагандистскую концепцию блока. Кампанию в регионах ведет Вячеслав Володин. Смычку “Отечества” и “Всей России” осуществляет Владимир Медведев.

Позиция штаба была категоричной: не нанимать генподрядчика — дешевле и эффективней обойтись собственными силами. В качестве советника в выборный штаб ОВР привлечен глава РА “Контакт” Эльдар Янбухтин»30.

«Как говорят в самом штабе ОВР, до того как его возглавил Боос, работы не велось никакой. Боос и Ястржембский вместе разработали стратегию рекламной кампании движения.

Ролики для центрального телевидения были заказаны частью известному клипмейкеру Федору Бондарчуку, а частью РА “Контакт”»31.

Впрочем, в прессе появлялись сведения и об участии в кампании ОВР и PR-агентств. “Отечество”, «как видно, ведут несколько агентств, что понятно: никто в гордом одиночестве не вытянул бы подобную махину. Тонкость в том, что внутри самого “Отечества” существуют две группировки, лоббирующие интересы разных рекламных и PR-компаний. Если глава АФК “Система” Владимир Евтушенков поддерживает Московский фонд президентских программ, Фонд “Политика” и Poster Publicity, то глава избирательного комитета “Отечество —- Вся Россия” Георгий Боос и пресс-секретарь движения Наталия Ман- дрова (которая, кстати, включена в партийный список), а также член Координационного совета Сергей Ястржембский и Сергей Лисовский больше склонны к сотрудничеству с “ИМА-Консалтинг”, “Корпорацией Я” и РА “Контакт”.

ОПД “Вся Россия” пошло другим путем и объявило официальный тендер на свое PR-обслуживание, который выиграл “Новый PR-консорциум” в составе “Миссии-Л”, “Деловой лиги” и Международного пресс-клуба. Также в тендере из известных компаний участвовали Publicity PR и Центр политических технологий, но с меньшим успехом»32.

Еще до начала предвыборной гонки бюллетень “Новости СМИ” обобщил данные о РА и политконсультантах ряда движений и предвыборных блоков и предложил приблизительную схему альянсов (табл. 5.6).

Кроме вопроса о том, кто занимается продвижением тех или иных политических партий и объединений, интерес представляет еще одна тема: на чьи, собственно, деньги проводят политики свои предвыборные кампании (табл. 5.7).

По данным Центризбиркома, самым “богатым” избирательным объединением оказалось “Единство”.

Таблица 5.6

Ориентировочная схема обслуживания политконсультантами некоторых движений и предвыборных блоков в 1999 году33

Партия/движение

Политконсультанты

“Отечество”

Московский фонд президентских программ (Евгений Савостьянов), Фонд “Политика” (Вячеслав Никонов), “Корпорация Я” (Егор Москвин), “ИМА-Консалтинг” (Андрей Гнатюк), НИИ социологических систем при МГУ (Валерий Корецкий), Poster Publicity (Михаил Симонов)

“Вся Россия”

Консорциум, образованный компаниями “Миссия-Л” (Татьяна Лукьяненко), Международный пресс-клуб (Александр Чумиков) и “Деловая Лига” (Виталий Расницын)

“Правое дело”

“Видео Интернэшнл” (Юрий Заполь), Фонд эффективной политики (Глеб Павловский)

“Новая сила”

ЦПК “Никколо М” (Игорь Минтусов)

“Яблоко”

“Тайный советник” (Леонид Левин)

ЛДПР

“Твин-медиа”

НДР

НИИ социологических систем при МГУ (Валерий Корецкий), “Видео Интернэшнл” (Юрий Заполь), ЦПК “Никколо М” (Игорь Минтусов — депутаты нескольких мажоритарных округов)

Союз народовластия и труда

“Р.И.М.” (Игорь Писарский), “Имидж-контакт” (Алексей Ситников)

“Надежда и опора”

“ИМА-Консалтинг” (Андрей Гнатюк), “Реноме-Престиж” (Екатерина Коляда), SAV Entertainment (Евгений Болдин)

Элла Памфилова

PRimum Mobile (Михаил Матыцин)

Таблица 5.7

Компании, поддерживающие неформальные отношения с лидерами партий и блоков34

Партия/блок

Компании

Движение “Наш дом — Россия”

“Газпром”, ЛУКОЙЛ

Объединение “Яблоко”

Республиканская партия США, группа “МОСТ”, красноярская группа компаний “ТИМ-группа”, РАО ЕЭС, ЮКОС

КПРФ

“Росэнергоатом”, “Росагропромстрой”, “Корунд”, АО “Капролактам”, АО “Дзержинскхиммаш”

Блок “Отечество — Вся Россия”

ЛУКОЙЛ, “Газпром”, АФК “Система”, группа “МОСТ”, “Татнефть”

Блок “Союз правых сил”

“Транснефть”, ЛУКОЙЛ, “Сибирский алюминий”, РАО ЕЭС

Блок “Единство”

КрАЗ, “Сибнефть”, “Транснефть”, ЛУКОЙЛ

ЛДПР

БИН-банк, “Зарубежнефть”, ЛУКОЙЛ, КрАЗ

«Больше всего разговоров вокруг финансирования блока Борисом Березовским. Ни для кого не секрет, что в формировании “Медведя” Березовский принял самое действенное участие. Объявление о создании блока прозвучало сразу после того, как он совершил поездку по российским регионам. Не случайно костяк “Медведя” составили те губернаторы, которых посетил предприниматель.

Сергей Шойгу такие разговоры пресекает на корню весомыми аргументами. Например, Александром Карелиным. Бывший подполковник налоговой полиции, а ныне спортсмен и модель (рекламирует выпускаемый в Новосибирске сок “Чемпион”) твердо стоит на ногах и в сторонних финансах не нуждается.

А Александр Гуров бывший сыщик. Кому же лучше знать, куда могут привести деньги, полученные от человека, чьей деятельностью интересуются прокуроры сразу нескольких стран»35.

Если не Березовский, то кто? Оказывается, множество граждан поддержали материально партию власти.

«Согласно данным Сбербанка, всего в фонд “Медведя” поступило 40 072 175 рублей (около 1,5 млн долларов. — Прим, авторов). У этого блока больше всего и спонсоров. Причем как физических лиц (538 человек перечислили 7 572 557 рублей — примерно 282 тыс. долларов), так и юридических. Выделить главного “медвежьего” спонсора сложно. К примеру, деньги давали общественные организации (Российская христианско-демократическая партия), такие структуры, как “Народные дома” и предприятия, названия которых ни о чем не говорят...

Второе место по насыщаемости избирательного фонда занимает “Блок Жириновского”, у которого на счете 39 609 950 рублей (чуть меньше 1,5 млн долларов). А “насыщается” фонд весьма своеобразно — несколько фирм с разными названиями, будто сговорившись, перечислили Владимиру Вольфовичу по 3 млн 339 тысяч 600 рублей (примерно 125 тыс. долларов). При этом физические лица проявили пассивность»36.

Что это были за фирмы, кто теперь разберет, но известно, что Владимир Жириновский ходил в друзьях у председателя совета директоров КрАЗа Анатолия Быкова, сидевшего во время выборов в венгерской тюрьме, и известного предпринимателя Сергея Михайлова, к тому времени покинувшего швейцарскую тюрьму. Оба бизнесмена были включены в партийный список ЛДПР, но ЦИК не допустил их баллотироваться в Думу.

Вечно сетующие на бедность коммунисты оказались, по данным Сбербанка, на третьем месте. Видно, слукавил секретарь ЦК по идеологии Александр Кравец в беседе с корреспондентом “Коммерсанта-Власти”. Ведь по его словам, «предвыборный бюджет компартии “раз в пятьдесят меньше”, чем у ее основных конкурентов»37.

Отнюдь — такой же, как и у других.

«Избирательный фонд КПРФ составил 39 327 960 рублей 12 копеек (почти 1,5 млн долларов. — Прим, авторов). Тут и физические лица постарались

(643 человека перечислили почти 10 млн — примерно 372 тыс. долларов), и юридические. К примеру, ЗАО “Кондитерская фабрика “Россия” пожертвовало 1,3 млн рублей (более 48 тыс. долларов), а ЗАО “Домостроительный комбинат” — 1,9 млн (примерно 70 тыс. долларов)»38.

Кроме этого, «один из главных спонсоров в коммунистической партии — концерн “Росэнергоатом”, контролирующий все АЭС страны. Что интересно: на поддержку КПРФ концерн не скупится, а вот налогов давно не платит.

Помимо “Росэнергоатома”, коммунистов поддерживают “Росагропромстрой”, “Корунд”, АО “Капролактам”, АО “Дзержинскхиммаш”. Есть у коммунистов и свои банки. Например, коммерческий банк “Альба-Альянс” и “Мос- комприватбанк”»39.

«Об источниках пополнения своего бюджета коммунисты особо не откровенничают, охотно рассказывая лишь о партвзносах, доходах от продажи партийной литературы и невиданном количестве людей, желающих помочь партии материально. Впрочем, один из членов предвыборного штаба КПРФ заявил “Ъ”: “Денег у нас больше, чем у Березовского, просто мы об этом не кричим”»40.

Вслед за коммунистами шли правые. «На четвертом месте —- “Союз правых сил” с 36 902 740 рублями (более 1,37 млн долларов. — Прим, авторов). Свои деньги СПС пожертвовали 15 человек (дали немало —135 тысяч — 5 тыс. долларов) и всевозможные ООО и ЗАО. Так, ЗАО “Мосстрой-17” раскошелилось на 1,32 млн рублей (более 49 тыс. долларов).

Замыкает пятерку лидеров по наполнению фонда “Отечество — Вся Россия” с 36 727 739 рублями (примерно 1,36 млн долларов). Жертвователи самые разные: 16 человек дали 202,3 тысячи рублей (около 7,5 тыс. долларов), ОАО “Столичные гастрономы” не пожалело чуть больше миллиона (более 37 тыс. долларов), организация “Регионы России” выделила 5 млн (примерно 186 тыс. долларов)»41.

Но у ОВР были и значительно более мощные “вкладчики”. «За “Отечеством”, по неофициальным данным, стоят деньги столичной АФК “Система”, московских бензиновых королей, городского дорожно-строительного комплекса. За “Всей Россией” — ЛУКОЙЛ Вагита Алекперова, нефтяной бизнес Татарстана и Башкирии, предположительно — капитал ряда питерских структур»42.

«Отечество — Вся Россия” раскручивается на деньги части губернаторов, контролирующих “удельные” банки и предприятия. Финансовый лидер объединения — московский мэр, опорой которого является корпорация АФК “Система”, контролируемая Владимиром Евтушенковым»43.

Общеизвестны были и основные спонсоры НДР (РАО “Газпром”) и “Яблока” (в лице Владимира Гусинского и его группы “МОСТ”).

Всего в думских выборах 1999 года участвовали 28 партий и движений, но именно семь из них — КПРФ, ЛДПР, “Яблоко”, “Союз правых сил”, НДР и в особенности главные конкуренты — “Единство” и “Отечество — Вся Россия” представляли интерес с точки зрения использования избирательных технологий и политической рекламы. Тем более что шесть партий и блоков из семерки лидеров, за исключением НДР, прошли в Госдуму (табл. 5.8).

Таблица 5.8

Движения, прошедшие в Госдуму по результатам выборов-99

Название партии, движения

% голосов

1

КПРФ

24,29

2

“Медведь” (“Единство”)

23,32

3

“Отечество — Вся Россия”

13,33

4

“Союз правых сил”

8,52

5

“Блок Жириновского”

5,98

6

“Яблоко”

5,93

Результаты выборов оказались для общества достаточно неожиданными. Хотя специалисты посчитали их вполне предсказуемыми. Ведь их главным итогом стала победа политических технологий, показавшая, что продуманная и просчитанная предвыборная коммуникационная кампания может привести к вершинам власти даже “виртуальную” партию, каковой называли “Единство”.

Кроме “Единства”, победителями можно считать и правых, набравших больший процент голосов, чем ему прочили прогнозы и даже чем предполагали сами лидеры движения.

Анатолий Чубайс:

«Сегодня утром мы мечтали о 7 процентах, но цифра оказалась выше. Мы совершили большой прорыв, это достижение превосходит мои самые оптимистические предположения. И это для меня самая большая неожиданность выборов»44.

Ирина Хакамада:

«Еще утром перед выборами я предполагала, что мы будем балансировать на грани — что-нибудь 5—5,5 процента. Все-таки наш блок создавался всего за месяц до начала избирательной кампании...

Еще один для меня сюрприз — количество голосов, отданных за “Единство”. Я никак не предполагала, что этот блок будет даже периодически опережать КПРФ. Вероятно, в этом проявляется менталитет нашего народа, который любит власть»45.

Результаты “Яблока” и “Блока Жириновского” можно считать вполне предсказуемыми, так как у них свой стабильный электорат, хотя они и потеряли голоса по сравнению с предыдущими выборами. А вот КПРФ и ОВР выборы проиграли. Несмотря на то, что коммунисты лидировали по числу голосов и даже набрали их чуть больше, чем в выборах 1995 года, новый парламент уже не “красный”. Но главное поражение потерпел блок “Отечество — Вся Россия”, еще в начале 1999 года считавшийся основным оппонентом коммунистов. ОВР рассчитывал как минимум на 2-е место по числу голосов, а получил в результате на 10 процентов голосов меньше, чем его новый, значительно более грозный, чем КПРФ, соперник — “Медведь”.

«Проигрыш губернаторского блока Лужкова — Примакова и успех другого аналогичного объединения, поддержанного Кремлем, — еще одна сенсация выборов. “В регионах забыли, что в Кремле существует власть. Впрочем, стоило поставить четкую задачу и потребовать ее исполнения, как все быстро все вспомнили, — уверял корреспондента “Итогов” Игорь Шабдурасулов (заместитель руководителя кремлевской администрации, курировавший избирательную кампанию “Единства”). — Ошибка ОВР в том, что они решили, что власти нет. Стали готовиться к триумфу и примерять белые смокинги. Скромнее надо быть»46.

Что привело именно к таким результатам выборов, показывают избирательные кампании их участников.

Официально предвыборная кампания началась за месяц до дня выборов — 19 ноября 1999 года. От предыдущих парламентских выборов она отличалась прежде всего тем, что ее участники делали упор не на прямую рекламу, а на PR-мероприятия. И, кроме того, никогда еще в истории думских предвыборных кампаний не было такой войны компроматов. Причем, как уже отмечалось выше, война шла не против коммунистов, а между партией власти и ОВР.

«К началу предвыборной гонки конкурирующие политические объединения выбрали каждое свой путь в борьбе за голоса избирателей.

ОВР основные силы вложило в партийное строительство, т.е. создание партийной структуры с местными представительствами и реальным членством. Это долгая кропотливая работа, незаметная обществу, непривлекательная для обычного гражданина, которая к тому же дает результаты лишь через несколько лет. За год создать в масштабах России партийную структуру было достаточно сложно.

В то же время в ОВР реальная работа в области политических коммуникаций, охватывающих все население, была отодвинута на второй или даже на третий-четвертый план. Ни один из лидеров движения практически не занимался ни собственным имиджем, ни собственным PR, ни политической рекламой...

В то же время “Единство”, не имевшее ни региональных отделений, ни даже реального членства, выходящего за рамки представленного в ЦИК партийного списка, сделало ставку на предвыборные технологии и достаточно быстро после начала своей избирательной кампании стало набирать очки.

При этом “Единство” ничего особенного не делало: отрабатывало традиционные, всем известные ходы, не придумывая никаких новых интересных поворотов. Чистые технологии дали хороший результат»47.

Главная ставка в предвыборной кампании “Единства” делалась не на рекламу, а на PR-акции.

«К таким акциям, в первую очередь, может быть отнесена военная операция в Чечне, которая демонстрировала сильные стороны премьер-министра Владимира Путина и способствовала росту его рейтинга. Хотя на самом деле чеченская война всего лишь подтверждала вялую позицию предыдущего руководства страны. А жесткая позиция Владимира Путина стала тем изменением, которого хотело общество по этому вопросу. Одновременно велась активная кампания в поддержку Владимира Путина, который в общественном сознании ассоциировался с “Единством”. К тому же масштабная кампания, направленная против ОВР и лично против Юрия Лужкова, также играла на руку “Единству”»48.

«Голосуя за “Единство”, избиратель, по существу, отреагировал сразу на три PR-кампании... (против ОВР, в поддержку Путина и действий федералов в Чечне)»49.

Что же касается прямой рекламы, то в предвыборной кампании 1999 года она была скучной и достаточно примитивной не только у “Медведя”, но и у остальных участников.

«Скажем откровенно, нынешняя политическая реклама — самая серая и неинтересная среди крутящихся в эфире роликов. Сюжеты их похожи, как братья-близнецы. По сути, используются всего два приема.

Первый прием: лидер партии (кандидат в президенты, губернатор, депутат), сидя в аскетичном кабинете и глядя прямо в камеру, убедительно излагает основные постулаты своей программы.

Прием второй: “простые” люди с улицы рассказывают, как они любят партию (потенциального президента, губернатора, депутата) и почему»50.

Близким к первому варианту была телевизионная кампания “Медведя”.

«Лидеры “Единства” слегка потратились на фон. Они говорят о предвыборной платформе на фоне компьютерных картинок (около 8 тыс. долларов за минуту). Карелин — на фоне вручения медалей; Шойгу — катастроф, войн и землетрясений; Гуров, соответственно, иллюстрирует себя криминалом. Эпизоды из жизни для пущей справедливости снабжены газетными заголовками о демонстрируемых событиях»51.

«Предвыборный ролик “Единства”, распластавшийся на невероятные для прайма то ли пять, то ли семь минут. Серые камуфляжи ОМОНа, штурмующие всех и вся, задержания, аресты... Бесконечная цепь кадров, призванных подчеркнуть эффективность деятельности милицейского генерала Гурова, рождающих у случайного зрителя навязчивое ощущение, что и тебя того и гляди “заметут”. Или завалят, как Карелин своих соперников на ковре. И на фоне этого, разметая сапогами осеннюю листву, шагает тройка: Шойгу, Карелин, Гуров — а-ля Шевчук, Бутусов, Кинчев»52.

А вот “Союз правых сил” использовал оба приема.

«Особенность нынешней кампании в том, что большинству партий, помимо изложения платформы, приходится посредством рекламы объяснять, кто они такие. Особенно в этом нуждаются правые, слитые из трех блоков в одну партию. Как говорит заместитель руководителя штаба “Союза правых сил” Леонид Гозман, разъяснению состава союза посвятят не один ролик. В каждом из них будут фигурировать лидеры того или иного блока. Электорату должно быть понятно, что Немцов и Хакамада произошли из “Правого дела”, Кириенко — это “Новая сила”, а губернатор Титов вовсе не из ОВР, а представитель “Голоса России”»53.

Листовки из предвыборной кампании СПС. Парламентские выборы 1999 года

Другие ролики были построены на традиционных вопросах и ответах.

«“Что вы думаете о “Союзе правых сил”?” — спрашивают у “случайных” прохожих. “Я политикой не интересуюсь, — бормочет толстушка заученный текст, — но “Союз правых сил” мне нравится”. “Наконец-то правые объединились!” — столь натужно радуется пожилой мужчина, что очень хочется уточнить, объединению кого с кем он рад — Хакамады с Немцовым, Хакамады с Кириенко или Немцова с Кириенко?»54

Были в рекламной кампании СПС и оригинальные ходы. Например, такой ролик: врач спрашивает пациента: “Будем лечить или резать? Потом не говори, что тебя не спрашивали”. Титры: “Приди на выборы и проголосуй за СПС”. А Ирина Хакамада снялась в ролике с сурдопереводом. Впервые политики обратились к людям с физическими недостатками, проявили к ним уважение. Кроме того, СПС привлек к себе дополнительное внимание общества, выступив с предложением о проведении референдума по ряду вопросов (в частности, защита частной собственности, ограничение депутатской неприкосновенности и т.д.).

Но главным в победе СПС, как и “Единства”, была не прямая реклама, а избирательные технологии.

«Успех движению обеспечил его главный менеджер Анатолий Чубайс. Заставив либералов присягнуть идее сильного государства, поддержать войну в Чечне и ее главного героя Владимира Путина, Анатолий Борисович сумел поставить бурно развивающуюся популярность премьера на пользу СПС. Появившиеся в последнюю агитационную неделю билборды “Путина в Президенты, Кириенко в Думу!” были замечены, а слова премьера в благодарность за принесенный талмуд с экономической программой правых услышаны (в первых же кадрах ролика, правда, символичным жестом глава кабинета отодвигает в сторону принесенный ему томище). Результат — 8,72 процента голосов против 7,5 процента, которые сулили правым месяц назад самые отъявленные оптимисты»55.

«Были правильно выстроены избирательные технологии и рекламная кампания. Лидеры СПС — Сергей Кириенко, Борис Немцов и Ирина Хакамада — честно, как отличники в школе, отрабатывали все, что им было прописано. У них была четкая программа для разных социальных групп, причем наибольшее внимание они уделяли молодежи. У каждого из них свой продуманный имидж, они говорили правильные слова, появлялись там, где надо и сколько надо, уделяли достаточно времени и внимания фотосъемкам и съемкам в телевизионных роликах, участию в теледебатах и общению с журналистами. Кстати, правые проявили большую активность, именно участвуя в теледебатах и программе “Глас народа” на НТВ, которую большинство лидеров других движений проигнорировали. При этом каждый лидер правых работал на себя, но иногда они объединялись для проведения масштабных акций.

СПС вовремя высказался в поддержку Владимира Путина и одобрил войну в Чечне, таким образом приобщившись к власти, действия которой были популярны в народе»56.

Реклама “Яблока” и “Блока Жириновского” была чуть более броской, так как лидеры этих партий хотели выделиться из общей массы.

«Вот, скажем, Григорий Явлинский прошел предвыборный путь с песней “Я люблю тебя жизнь!”. Песню штабисты долго выбирали и остановились на этой. По словам одного из идеологов кампании, “не стыдно ни за одну строчку, хотя песня и советская”. А что советская, так это прекрасно. Она делает Явлинского более земным и подчеркивает преемственность поколений.

Песня — самое интересное, что будет в предвыборных роликах “Яблока”. Всего зрителям предстоит справиться с просмотром примерно 30 “яблочных” рекламных сюжетов. Музыка в этом поможет, поскольку Явлинский в каждом ролике по 30 секунд рассказывает примерно следующее: границы надо укреплять, пенсии и пособия — повышать, а расходы на президента — урезать. Степашин в отведенных ему кадрах добавляет, что союз честных людей наконец состоялся, а порядок в стране наступит тогда, когда у власти будут честные люди и профессионалы, сочетающие верную теорию (видимо, имеются в виду все правые, кроме Степашина) и освоенную практику (сам Степашин). Его слова иллюстрирует нарезка из хроники наиболее впечатляющих деяний бывшего премьера, а именно спасение АвтоВАЗа от криминала, победа над “угольными баронами” в Кемерово и прошлогодняя борьба с “рыбной мафией” в Дагестане»57.

Также широко использовались ролики, в которых “случайные” люди на улице задавали Григорию Явлинскому вопросы, а он на них отвечал. Кроме того, Явлинский часто “светился” на телеэкране в программе “Глас народа” на НТВ и участвовал в бесплатных теледебатах. Но, несмотря на такую активность, “Яблоко” заняло последнее место среди партий и блоков, перешагнувших пятипроцентный барьер.

Дмитрий Гнатюк, генеральный директор агентства “Р1ЮПАГАНДА”:

«В ходе кампании командой Григория Явлинского допущены определенные просчеты. Плохую услугу оказал теледиспут Чубайс — Явлинский, где последний сорвался и наговорил оппоненту грубостей. Работать с лидером “Яблока” очень сложно: он сам себе режиссер, внушению не поддается. Кадровая политика такова, что PR-структура состоит только из верных партийцев, а специалисты — явление редкое, говорить о свежих решениях и PR-ходах кампании не приходится»58.

Екатерина Егорова, генеральный директор ЦПК “Никколо М”:

«Явлинский всех критикует, а сам еще ничего не сделал. У него плохая манера публичного выступления, пораженческая жестикуляция, он не может вести двух-трехходовую беседу. Меня удивляет слабое представление технологов блока о ведении кампании. Если у губернатора в вашем регионе рейтинг 64 процента, а 41 процент избирателей-“яблочников” поддерживают действующего губернатора, то нельзя строить кампанию на критике действий власти. Как результат: “Яблоко” в Санкт-Петербурге, своем городе, получает почетное 5-е место. Щиты “Яблока” вызывали только хохот. “За достойную жизнь” перекликалось со слоганом сталинского блока “Мы вернем достойную жизнь”. У Явлинского — ролики ужасные»59.

Владимир Жириновский в своих роликах был еще более прямолинеен, чем Григорий Явлинский.

«Сюжеты таковы. Первый: Жириновский говорит народу о том, что в стране рождаемость меньше смертности, а надо наоборот. Второй: более трети вузов стали коммерческими, а надо, чтобы учились и те, у кого нет денег. Или вот еще: Жириновский объясняет матерям, что у их детей должно быть будущее, а у мужчин должны быть средства, чтобы прокормить семью. Спичи завершаются слоганом “Мы верим в победу ЛДПР!”.

Все это Жириновский произносит на фоне реющего триколора и перед толпой слушателей. Съемка толпы — документальная. Съемка Жириновского — тоже. Во всяком случае, творческий коллектив утверждает, что Владимир Вольфович специально позировать отказался. Велел набрать кусков из уже отснятого за несколько лет материала»60.

У КПРФ, как обычно, не было ни заметной прямой рекламы, ни классической PR-кампании. Коммунисты использовали старые, проверенные временем методы агитации.

«КПРФ работали по старинке: от двери к двери, направив на улицы и в подъезды, по их же собственным словам, 100 тыс. волонтеров из числа своих сторонников...

Надо сказать, что, игнорируя почти полностью центральные телеканалы и отказываясь от участия в публичных дебатах — официально “не желая добавлять конкурентам проценты популярности”, а реально из-за элементарной трусости (вождь КПРФ не умеет спорить, он отвечает только на те вопросы, к которым готов заранее, и легко произносит лишь тщательно заученные тексты), Геннадий Андреевич не упустил ни одной возможности выступить на провинциальных телеканалах, что, как утверждают технологи из конкурирующих партий, стоит больших денег»61.

Наиболее интересной в предвыборный период была кампания против ОВР, которой блок сопротивлялся, но, увы, не смог дать достойный ответ, так как собственная кампания ОВР однозначно была признана специалистами крайне слабой. Причем просчеты были допущены изначально, при создании блока.

«Это был союз двух конкретных лидеров — Юрия Лужкова и Евгения Примакова.

Юрия Лужкова поддерживал средний класс: высокооплачиваемые рабочие и служащие, мелкие и средние предприниматели. А Евгения Примакова — население с более консервативными взглядами.

Когда к крепкому хозяйственнику Юрию Лужкову примкнул левый центрист Евгений Примаков, то получилось, что люди с коммунистическими взглядами не восприняли в необходимом объеме Юрия Лужкова, а Евгений Примаков испугал тех, кто доверял Юрию Лужкову. Поэтому в результате этого слияния каждый из них потерял часть сторонников среди своих избирателей.

Они оба выиграли в номенклатурной среде. Но те, кто им присягал, не совсем понимали ситуацию. Они думали, что если у Евгения Примакова и у Юрия Лужкова — у каждого по отдельности — есть голоса избирателей, то после их объединения эти голоса автоматически сложатся. На самом деле их голоса практически вычитались. Поэтому при внешней помпезности и силе этого движения, по сути, оно проиграло борьбу за избирателя еще до выборов. Это была серьезная ошибка и “Отечества”, и “Всей России” — неправильное позиционирование, неправильный выбор партнеров в политической борьбе»62.

«ОВР сделал ставку на стабильность и спокойствие — это действительно еще совсем недавно пользовалось большим спросом. И для популяризации этих идей Примаков подходил идеально. Но они не почувствовали, когда сменилась политическая конъюнктура, — уверен директор Института региональных проблем Максим Дианов. — Началась гонка, и тут же началась война — спросом стала пользоваться тема безопасности и востребован оказался сильный, жесткий, здоровый лидер»63.

Кроме того, блок ОВР недостаточно внимания уделял своей рекламной кампании.

«Похоже, что ни Юрий Лужков, ни Евгений Примаков, ни их консультанты не верили в политическую рекламу, не понимали значимости своего образа и не хотели над ним работать. Лидеры ОВР уделяли недостаточно внимания своему образу в телевизионной и печатной рекламе. Фотография для главного рекламного плаката предвыборной кампании была сделана в предвыборном штабе блока походя. Поэтому она напоминает любительский снимок. Лидеры ОВР не захотели (не нашли времени) сделать постановочный снимок, на который надо было потратить день или два. В результате Юрий Лужков получился маленьким, а у Евгения Примакова не видно глаз. А ведь это был основной плакат всей избирательной кампании блока ОВР»64.

«Кампании ОВР пока очень тяжело тягаться с “путинской” пропагандой. И это, заметим, вопрос не только и не столько медиавозможностей, сколько явное отсутствие четкой стратегии кампании, продуманной “ежедневной” тактики ее реализации»65.

«Мы пожадничали. Пожалели денег, — возвращаются все время к технологическим просчетам кампании политические консультанты блока ОВР. — Что мешало в самом начале монополизировать рынок: припахать все серьезные рекламные агентства, раздать всем пусть небольшие заказы, но достаточно серьезные, чтобы они все считались нами ангажированными. Так, например, делали в прошлые выборы. Кого-то, конечно, переманили бы, но у нас все равно был бы запас времени»66.

Также ОВР подкосила PR-кампания, направленная против одного из его лидеров Юрия Лужкова. Самые сильные удары наносились мэру Москвы по каналу ОРТ устами Сергея Доренко.

«Несмотря на безусловную скандальность обвинений, эта акция достигла своей цели. Неважно, “была ли лошадь”, но тень на московского мэра брошена, Лужков выведен из равновесия»67.

«Народные эксперты единодушно отметили, что в течение полутора месяцев их отношение к Юрию Лужкову постепенно менялось к худшему. Этот результат во многом зависел и от поведения самого Лужкова: обвиненный во всех грехах мэр Москвы оказался неподготовленным к такой атаке и повел себя излишне нервно»68.

Кроме сброса компромата противники Юрия Лужкова использовали контррекламу. Причем находили весьма оригинальные ходы. Чего, например, только стоит “гениальный” слоган “Отечество не выбирают”. Или шедшие один за другим телевизионные ролики, в первом из которых Евгений Примаков, сидя в своем кабинете, говорил приблизительно следующее: мол, враги обвиняют его во всех смертных грехах, но не стоит этому верить. В следующем ролике в аналогичном кабинете ту же самую речь, слово в слово, произносил Владимир Жириновский. После чего появлялся третий ролик, в котором то же самое говорил лидер еще одного политического движения.

Попав в войне компроматов в изначально невыгодную ситуацию, ОВР не смог найти правильной линии поведения.

«У ОВР была очень неудачно выстроена кампания контрпропаганды, — уверен руководитель ЦПК “Никколо М” Игорь Минтусов. — Изначально они избрали разумную тактику — игнорирование нападок. Но удержаться в этих рамках не смогли, развернуть аналогичную кампанию в ответ не сумели и принялись оправдываться и изображать из себя обиженных и оскорбленных. Это не только не сработало им в плюс, а вызвало неприятие и отторжение»69.

«Парламентские выборы 1999 года показали, что в политику приходят профессионалы. Мы приходим к тому, что начинает формироваться новое поколение политиков, которые понимают, что политика — это профессия, а не дар, спущенный свыше»70.

Вышесказанное применимо и к президентским выборам 2000 года. В этот раз они проводились досрочно в связи с добровольной отставкой президента Бориса Ельцина в канун Нового года, который тогда же и объявил своего преемника — премьер-министра Владимира Путина. Многие объясняли столь неожиданный ход Кремля тем, что «к концу 1999 года рейтинг популярности Путина перевалил за 50 процентов. Становится ясно, что в оставшиеся до президентских выборов полгода его можно только терять»71.

Обеспечить победу Владимиру Путину могли именно досрочные выборы, так как тогдашний премьер избирался практически на пике популярности у населения. Остальные кандидаты были не готовы к такому повороту, ведь у них оставалось меньше двух месяцев на подготовку избирательной кампании.

«Уже в конце 1999 года, до отставки Бориса Ельцина, было очевидно, что фаворитом президентской кампании будет Путин. От наиболее серьезных противников (Примаков, Лужков) Кремлю почти удалось избавиться еще в ходе парламентских выборов. “Неожиданный” уход Ельцина поставил Путина в почти беспроигрышную ситуацию с точки зрения результатов предстоящих выборов. Главным для него стал вопрос: будет или нет второй тур выборов?

Хотя с начала января большое число политических и околополитических деятелей заявили о своих претензиях на участие в гонке, все они будут лишь массовкой в пьесе, написанной в декабре для и.о. президента неизвестными авторами из Кремля. Более того, после новогодней отставки Ельцина все альтернативные кандидаты оказались в ситуации крайнего цейтнота. Теперь они вынуждены спешно изыскивать средства и мобилизовать организационные ресурсы на досрочную президентскую кампанию...

Отставка Ельцина оказалась самым сильным ходом предвыборной кампании. По существу, она “сделала” Путина следующим президентом. С этим согласны или смирились практически все: избиратели, другие претенденты, главы государств СНГ, международное сообщество, многочисленные эксперты и социологические службы»72.

Несмотря на подобные прогнозы, стать президентом России тогда изъявили желание 12 человек — на два больше, чем на предыдущих выборах. В список зарегистрированных кандидатов в президенты, кроме Владимира Путина, вошли постоянные претенденты на пост главы государства: лидер КПРФ Геннадий Зюганов, лидер “Яблока” Григорий Явлинский, лидер ЛДПР Владимир Жириновский и губернатор Аман Тулеев, а также новички: кинорежиссер Станислав Говорухин, бизнесмен Умар Джабраилов, лидер движения “Духовное наследие” Алексей Подберезкин, руководитель Фонда президентских программ Евгений Савостьянов, бывший генпрокурор Юрий Скуратов, губернатор Самары Константин Титов и впервые — женщина, депутат Госдумы Элла Памфилова.

Шансы стать президентом у десяти из вышеперечисленных кандидатов были равны нулю. Но участие в выборах — это не всегда желание занять соответствующий пост. Лидеры сильных партий участвуют в президентской гонке для поддержания имиджа. Что же касается явных аутсайдеров, то для кого-то это повод напомнить о своем существовании (Алексей Подберезкин, Евгений Савостьянов, Юрий Скуратов), для кого-то — подспорье в продвижении бизнеса (Умар Джабраилов, как в 1996 году — Владимир Брынцалов) и т.д.

Основная борьба развернулась, как и в прошлый раз, между действующей властью в лице и.о. президента Владимира Путина и лидером коммунистов Геннадием Зюгановым. И победить Владимиру Путину оказалось не так-то просто, как пророчили многочисленные эксперты.

Как и во время думских выборов 1999 года, основным в предвыборных кампаниях кандидатов в президенты был PR, а не реклама. Главный претендент — и.о. президента Владимир Путин «публично отказался от политической рекламы и участия в теледебатах, сравнив других кандидатов со “сникерса- ми и тампаксами”. Конечно, Путин высказался весьма пренебрежительно и обидно по поводу других кандидатов и их кампаний. Странно лишь, что никто из “самых достойных” на это никак не отреагировал. Но похоже, что Путин в вопросе об участии в теледебатах занял действительно правильную позицию. Ну в самом деле, о чем можно дебатировать с претендентами, проглотившими вместе с ЦИК такое унижение? А это значит, что каждый из них в теледебатах или в рекламе лишь “отбывает свой номер”, не рассчитывая ни на что. Впрочем, одни делают это более или менее профессионально, а другие — откровенно спустя рукава»73.

Безальтернативность выборов-2000 во многом повлияла и на рекламные кампании кандидатов, которые в этот раз сильно экономили. Ведь по Закону “О выборах...” кандидаты, не набравшие 3 процентов голосов, обязаны вернуть выданные им ЦИКом на проведение избирательной кампании средства в полном объеме. Как выяснилось 26 марта, таких оказалось девять.

Рекламные кампании кандидатов в президенты на телевидении были довольно скучными и незапоминающимися. Стоит ли удивляться при этом, что далеко не все из них снимали рекламные ролики, довольствуясь бесплатными теледебатами. Как, например, Элла Памфилова.

«Согласно финансовому отчету, представленному в ЦИК, на счете Эллы Памфиловой 400 тыс. рублей (14 тыс. долларов. — Прим, авторов) (полученных от Центризбиркома) — и ни копейки больше...

Предвыборных роликов у нее нет, нет и наружной рекламы, агитационных листовок и брошюр. Свою программу она излагает на пресс-конференциях в надежде, что журналисты донесут ее позицию до избирателей»74.

«По словам пресс-секретаря кандидата Максима Лескова, штаб планирует заполнять бесплатное время “живыми выступлениями” Памфиловой. Это будет либо прямой эфир, либо запись в студии телекомпании»75.

«По данным ЦИКа, чуть больше денег на избирательном счете Евгения Савостьянова — 542 тыс. рублей (примерно 19 тыс. долларов. — Прим, авторов). Он, как и Памфилова, не потратил пока ни рубля, обходясь бесплатными агитационными мероприятиями. Пресс-секретарь кандидата в президенты Сергей Тупарь сообщил, что гвоздем предвыборной кампании Евгения Савостьянова также стал бесплатный телеэфир. На поездки по регионам кандидат не тратится. Общение с народом он ограничил встречами с трудовыми и студенческими коллективами Москвы. И устраивают их лишь в том случае, если инициатором выступает руководство института или организации»76.

Ограниченные средства были и у Юрия Скуратова и Станислава Говору- хина, которые в рекламных роликах рассказывали о своих программах и планах по обустройству России. Алексей Подберезкин был более расточителен, потратив на агитацию более 3 млн рублей (чуть более 105 тыс. долларов)77.

Остальные, более обеспеченные кандидаты задействовали разные рекламоносители. Правда, телереклама Умара Джабраилова также не отличалась оригинальностью. Зато у него была красивая наружная реклама (недаром Джабраилов — учредитель РА, специализирующихся на “наружке”). И, кстати, он единственный, кроме Владимира Путина, публично поблагодарил голосовавших за него избирателей.

Более серьезно к телевизионной рекламе подошли губернаторы. Для Константина Титова было снято несколько роликов. «Съемки велись в Москве, однако есть документальные кадры из Самары. Их задача — показать достижения кандидата за девять лет работы губернатором и председателем бюджетного комитета Совета Федерации. Активно используется давно известный жанр — микроинтервью со “случайными” людьми, которые хорошо говорят о кандидате. В штабе рассказывают, что сам Титов почти не вмешивался в творческий процесс и полностью доверился своей команде»78.

Кроме телерекламы, «Титов одним из первых разместил свою наружную рекламу, проводит региональные поездки, довольно часто появляется в теле- и радиоэфире, в прессе. По сравнению с другими кандидатами, за исключением, пожалуй, Путина, штаб Титова и сам кандидат наиболее часто и грамотно предлагают СМИ все новые и новые информационные поводы, которые в состоянии привлечь к кандидату внимание журналистов»79.

У другого губернатора, Амана Тулеева, несмотря на те же возможности, что и у Титова, кампания была менее заметной. Хотя «Аман Тулеев тоже решил довериться профессионалам. Но только местным, кемеровским. Как заявил начальник пресс-службы кемеровской администрации Сергей Черем- нов, “штаб заключил договор примерно на 400 тыс. рублей (14 тыс. долларов) с ГТРК “Кузбасс” на производство агитационных роликов”. В них простым, доступным языком рассказывается о достижениях кемеровских властей. Музыку ко всем тулеевским “клипам” написал местный пенсионер Николай Чирков (у него есть целый цикл песен о Кузбассе)»80.

Рекламные кампании постоянных кандидатов в президенты также не были выдающимися. Хотя и не без интересных моментов.

Например, Владимира Жириновского ЦИК сначала исключил из числа кандидатов, но потом “одумался”: какие же выборы без Жириновского? И свои перипетии за право участия в предвыборной гонке лидер ЛДПР блестяще использовал для привлечения внимания к своей персоне. Ну а после победы в Верховном суде и триумфального возвращения в строй Владимир Жириновский «сумел продемонстрировать публике такой арсенал приемов и такой набор предвыборных масок, что это вызывает только профессиональное уважение у многих экспертов, совсем не разделяющих его политических взглядов.

Порой создается впечатление, что Жириновский просто эпатирует электорат, издевается над остальными кандидатами и ЦИК, доводя предвыборную ситуацию до абсурда. Почти одновременно в телерекламе идут трогательные ролики респектабельного политика “Жириновский и дети”, а в это же время сам кандидат делает громкие заявления о том, что он “затопит кровью” страну в случае его избрания президентом, напоминая Жириновского образца начала 1990-х годов, мобилизующего самый маргинальный электорат. Впрочем, очевидно, что Жириновский решает свои задачи: череда непрекращающих- ся скандалов позволяет теряющему свою былую славу главному российскому “либерал-демократу” поддерживать свою известность»81.

Григорий Явлинский также оказался замешан в скандал одним из своих телевизионных роликов, который был запрещен к демонстрации на телеканале ОРТ.

«В опальном ролике голосовать за Явлинского призывали уголовники- заключенные. По мнению директора ОРТ по административным и юридическим вопросам Мариеты Мартиросовой, в ролике звучит фраза относительно сотрудников правоохранительных органов, которая может быть отнесена к действиям, попадающим под статью Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую ответственность за неуважение к представителям органов государственной власти.

Речь идет о специфическом, но давно прописавшемся на кино- и телеэкране сленге, используемом преступными элементами как на свободе, так и в местах не столь отдаленных. В уста одного из героев ролика его авторы вложили слова о том, что если бы все голосовали за Явлинского, то “мусора бы так не беспредельничали”. Однако на ОРТ уверены, что даже зеку непозволительно так выражаться, поскольку его субъективное мнение как бы выдается за непреложную истину»82.

Ранее Григорий Явлинский старался не попадать в скандальные ситуации. Впрочем, он вообще несколько сменил имидж. «Очень хорошо заметна на экране работа Явлинского над его новым имиджем, скорее похожим на образ политика западного типа. Лидер “Яблока” выглядит явно помолодевшим, более подтянутым и спортивным, он избавился от кудрей, стал более уверенным, энергичным и даже агрессивным. При этом Явлинский старательно мелькает в эфире. Именно телеэфир становится финалом его президентской кампании, на него сделана основная ставка»83.

На этот раз проявил телевизионную рекламную активность главный оппонент и.о. президента Геннадий Зюганов.

«Геннадий Зюганов не пожалел денег на телевидение. Он не ограничился бесплатным рекламным временем, выделяемым каждому кандидату, и купил себе дополнительное. Руководитель инициативной группы лидера КПРФ Владимир Поздняков заявил корреспонденту “Власти”, что уже отснято несколько роликов продолжительностью 15 и 35 секунд и по три, пять, семь и 10 минут. Половина сюжетов основана на контрпропаганде: если не выберете меня, то власть останется в руках “семьи” и все станет еще хуже. Другая половина противоречит первой: в них сообщается, что хуже уже не бывает»84.

Но в отличие от предыдущих выборов, когда Геннадий Зюганов не скупился на резкие высказывания в адрес действующего президента, в 2000 году он был крайне лоялен к основному сопернику.

«Чтобы оправдать коммунистический имидж, Зюганов должен выступать против кандидата от партии власти. Он и выступает, но вместо прежней абстрактной патетики на народно-патриотические темы Зюганов начал выбирать конкретные мишени для своих предвыборных атак. Все свое неприятие сложившейся в стране ситуации он адресует фигурам, не имеющим прямого отношения к нынешним выборам. При этом Зюганов также избегает резкой критики в адрес своего главного конкурента — и.о. президента»85.

Свою предвыборную кампанию Геннадий Зюганов начал настолько активно и решительно, что «создается впечатление, что лидером КПРФ занимаются не только аппаратные специалисты, но и внешние PR-консультанты. Публичная составляющая в агитационной кампании Зюганова уже сейчас на порядок выше, чем в прошлой президентской кампании 1996 года, не говоря уж о парламентской гонке — 99. Более того, эксперты отмечают необычно высокую креативность PR-акций и их оригинальность... Очевидно, что КПРФ оказалась также наиболее подготовленной к неожиданно назначенным выборам партией — сдать подписи в ЦИК и официально зарегистрироваться Зюганову удалось первым»86.

Но после первоначального напора Геннадий Зюганов вернулся к старому сценарию, вероятно, понимая, что победа на этот раз ему не светит, что бы он ни предпринимал.

Главной же задачей Владимира Путина была победа в первом туре. А это зависело не от агитации соперников, а от действий самого и.о. президента. Ведь с начала 2000 года его рейтинг начал постепенно падать.

Поэтому «его PR-кампания ведется с невиданной интенсивностью и масштабностью. Для этого задействованы все мыслимые ресурсы — медийные, административные, политические, пропагандистские...

В пропагандистской кампании Путина используется такое количество домашних заготовок и информационных поводов, что и.о. президента просто не исчезает с телеэкрана»87.

«На протяжении всей своей кампании Путин фактически играл роль президента. Наверное, стратегически это был правильный ход. Ему удалось избежать прямого диалога с оппонентами и не раскрыть карты, сохранив привлекательность для электората и нейтралитет оппонентов во власти. В то же время Путину удалось убедить электорат в том, что прочие кандидаты ему не ровня, несмотря на все старания наиболее активных из них»88.

Результат не заставил себя ждать — Владимир Путин победил в первом туре выборов, набрав достаточное количество голосов избирателей (табл. 5.9). Хотя на этих выборах все, кто голосовали за других кандидатов или “против всех”, фактически высказали недоверие президенту.

Таблица 5.9

Итоги президентских выборов 2000 года89

Кандидат

% голосов

1

Владимир Путин

52,94

2

Геннадий Зюганов

29,21

3

Григорий Явлинский

5,80

4

Аман Тулеев

2,95

5

Владимир Жириновский

2,70

6

Константин Титов

1,47

7

Элла Памфилова

1,01

8

Станислав Говорухин

0,44

9

Юрий Скуратов

0,43

10

Алексей Подберезкин

0,13

11

Умар Джабраилов

0,10

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>