ПСИХОЛОГИЯ САМОРАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ: СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

Итогом исследования психологической природы саморазвития личности стала разработка нами авторской концепции саморазвития личности. В основание ее была положена система методологических принципов, задающих аксиоматический каркас концепции и обеспечивающих эвристический потенциал ее теоретических положений: принцип развития, антропологический принцип, принцип субъекта, принцип мультипликативности личности, принцип выбора в ситуации неопределенности, принцип системности.

Принцип развития

Как мир меняется! И как я сам меняюсь! Лишь именем одним я называюсь,

На самом деле то, что именуют мной, — Не я один. Нас много. Я — живой.

Н. Заболоцкий

Категории развития и саморазвития имеют давнюю традицию сосуществования в практике научного познания. Принцип саморазвития (самодвижения) подчеркивает спонтанность процессов развития, подверженных, но не подчиненных влияниям «внешних» факторов биологической и социальной среды. Данная идея позволяла отграничивать развитие от процессов воспитания, формирования, образования. Принцип развития предполагает познание сущности и структуры любого явления или объекта через призму его истории. Проекция принципа развития на изучение саморазвития (не как принципа, а как психологического феномена) выявляет две основные теоретические задачи.

  • 1. Необходимость разграничивать категории развития и саморазвития. Согласно тонкому методологическому замечанию В. А. Иванникова, «когда речь идет о теоретических конструктах, уместен не вопрос “Что такое...?”, а “Зачем нам нужно это понятие и каким оно должно быть в системе понятий психологии?”» [2003, с. 441]. Следовательно, надлежит выявить в содержании понятия «саморазвитие» то, что не исчерпывается категорией «развитие». Иными словами, важно установить, существуют ли достаточные теоретические и эмпирические основания для выделения саморазвития личности как относительно самостоятельного понятия и феномена.
  • 2. Необходимость вскрыть механизм саморазвития личности. Главный вопрос, который возникает при исследовании саморазвития, заключается в том, как возможно саморазвитие, изменение личности под управлением самой личности. Такого рода вопрос возникает в русле генетической логики исследования: «Из чего, как и во что? Вот вопросы генетической логики» [Слободчиков, 1999]. Применение данной логики к исследованию саморазвития ставит перед исследователями проблему механизма саморазвития личности.

Принцип развития не только ставит задачи, но и задает такой ракурс рассмотрения названных проблем, с которого открываются перспективы их решения. Так, принцип развития позволяет раскрыть сущность саморазвития.

Проблема сущности саморазвития как психического явления в психологической литературе является дискуссионной. Саморазвитие предстает как стратегия жизни (К. А. Абульханова-Славская), жизненная ориентация (Е. Ю. Коржова), жизненная возможность (Е. П. Варламова, С. Ю. Степанов), форма проживания жизни (Е. Б. Старовойтенко), потребность (А. Маслоу, Л. И. Анцыферова, А. А. Бодалев и др.), способ деятельности (Л. Н. Куликова), деятельность (А. Г. Асеев, Е. А. Егоры- чева, Л. Н. Куликова, Д. А. Леонтьев, Ю.В.Мокерова, Н. А. Низовских, И. И. Чеснокова и др.). Иными словами, можно признать множественность форм проявления саморазвития. В случае саморазвития как потребности оно сближается с потребностями в самореализации, самоактуализации, со стремлением не оставаться на наличном уровне своего существования. В случае саморазвития как деятельности оно предстает как специально организованная, целенаправленная, сознательная работа над собой, аналогичная самовоспитанию и самосовершенствованию. В случае саморазвития как стратегии жизни оно подобно жизнетворческому способу бытия, когда различные аспекты «Я» и жизненный путь личности становятся объектами созидания.

Особенно распространено толкование саморазвития как деятельности (А. Г. Асеев, Е. А.Егорычева, Л. Н. Куликова, Д. А. Леонтьев, Ю.В.Мокерова, Н.А.Низовских, И.И.Чеснокова и др.). Не отрицая существования деятельности саморазвития, невозможно согласиться с тем, что саморазвитие исчерпывается определением через деятельность. Саморазвитие может быть эффектом деятельности, ее целью, способом ее организации — причем не только в отношении релевантной деятельности (саморазвития, самовоспитания, самообразования, самосовершенствования), но и любой иной, если она наполнена смыслом саморазвития, имеет в качестве своей сверхзадачи саморазвитие. Отталкиваясь от известного в отечественной психологической мысли тезиса о том, что личность развивается в деятельности, можно говорить, что личность саморазвивается в деятельности: «деятельность определяет личность, но личность выбирает ту деятельность, которая определяет ее развитие» [Асмолов, 20026, с. 374].

Признавая вариативность форм проявления саморазвития, можно говорить об инвариантности его содержания. Вскрыть это инвариантное ядро позволяет рассмотрение сущности саморазвития сквозь призму принципа развития. Определение же саморазвития только через отдельные формы его проявления неоправданно сужает его содержание. Субъектная концепция саморазвития основана на том, что саморазвитие есть прежде всего развитие, т.е. необратимое, направленное, закономерное изменение, но особого рода, обладающее специфическими характеристиками. Данное определение базируется на диалектической трактовке развития, согласно которой «развитие — необратимое, направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов» [Юдин, 1989, с.537]. Будучи особым видом развития, саморазвитие сохраняет его сущностные черты, и атрибуты саморазвития являются лишь дополнениями к основе, заключенной в природе развития. По этой причине изучение развития служит путем к познанию сущности саморазвития.

Дифференциация развития и саморазвития может быть произведена по нескольким основаниям.

Содержательная (сущностная) дифференциация базируется на том, в каких случаях, при описании какого рода феноменов у исследователя возникает нужда прибегнуть к термину «саморазвитие» и можно ли обойтись без него, ограничившись термином «развитие». Перечислим только несколько основных ситуаций, где термин «саморазвитие» необходим для описания той или иной реальности.

  • 1. При рассмотрении процесса развития личности исследователь понимает его как эффект результирующего воздействия трех основных факторов: генетического, социального и Я-влияния. При этом признается, что удельный вес каждого из факторов может меняться от ситуации к ситуации. В тех случаях, когда доминирующее воздействие на развитие оказывает фактор Я-влияния, исследователь утверждает, что наблюдает эффект не столько развития, сколько саморазвития.
  • 2. Анализируются феномены проектирования личностью своего жизненного пути, когда человек выбирает некий образ (подражательный или сконструированный), отвечающий представлению о том, каким он желает стать в определенный грядущий период своей жизни. Если при этом имеет место планирование состояния своего желательного будущего «Я» и последовательная его реализация, то исследователями употребляется термин «саморазвитие» для описания осознанного продвижения в избранном направлении.
  • 3. Описываются случаи, когда в ходе достижения различного характера жизненных целей человек сталкивается с несоответствием своих возможностей требованиям ситуации. Если человек начинает осознанно изменять себя в направлении повышения свей функциональности, то говорят о саморазвитии личности.

Общей чертой вышеперечисленных исследовательских ситуаций является необходимость усилить, подчеркнуть, выделить в описываемой реальности развития личности некоторые особенности, а именно: более высокую, чем обычно (т. е. при развитии), меру само- детерминации; более выраженную произвольность (планомерность, управляемую направленность, последовательность) развития; большую активированность рефлексивных процессов (самопознания, самооценки, самопроектирования и пр.) в ходе развития. Если цель психологии развития личности — постичь законы изменений данной психологической реальности (личности), происходящих неизбежно, неумолимо, неотвратимо, то цель психологии саморазвития в ином — понять, может ли личность произвольно изменяться, т. е. управлять этим процессом. Может ли человек, прилагая определенные усилия, стать именно таким, каким хочет он, а не таким, каким бы он стал непроизвольно, всё равно изменившись, не руководя процессом своего изменения? Если это возможно, то такое специфическое произвольное самоизменение и будет называться саморазвитием.

Функциональная дифференциация процессов развития и саморазвития позволяет понять, почему личность нередко хочет управлять развитием, а не подчиняться ему. Развитие гарантировано каждому элементу любой системы и системам любой природы, а изменения при развитии происходят спонтанно в тот момент, когда в системе складывается определенное отношение противоречивого характера. Саморазвитие же требует применения специальных психических средств самоуправления, а следовательно, является энергетически более затратным.

Длительное время в психологии доминировала традиция рассмотрения саморазвития — по аналогии с самоактуализацией, самоуважением, самореализацией и пр. — как явления позитивного, связанного с ростом личности (К. А. Абульханова-Славская, А. А. Бодалев, С. Л. Рубинштейн, И. И. Чеснокова и др.). Устремлением к росту объяснялась активизация саморазвития. Однако в современных исследованиях саморазвития (Л. Н. Куликова, В. Г. Маралов, А. А. Реан, Г. К. Се- левко, Л. А. Худорошко и др.) утвердился тезис о нейтральности саморазвития по содержанию. Функциональная специфика саморазвития, по сравнению с развитием, заключается не в его позитивном характере. Саморазвитие личности оправдано (с точки зрения соотношения затрат и отдачи), если оно определяется как управляемое качественное изменение личности в заданном (или выбранном) ею самой направлении. Такое понимание саморазвития позволяет объяснить, почему человек запускает этот процесс: личность привлекает то, что в саморазвитии она выступает творцом, ваятелем, созидателем своего «Я». В этом состоит предназначение и смысл саморазвития, в этом его функциональное отличие от развития.

В разрезе исторической дифференциации важно определить, как соотносятся развитие и саморазвитие в генезе человека — от антропогенеза до индивидуального жизненного пути. Возможны следующие их соотношения.

  • 1. Саморазвитие и развитие — релевантные определенному типу личности типы изменений. Способность быть субъектом своего развития есть родовая способность человека, однако реализуется она дифференцированно. В текущей жизненной ситуации человек может проявлять большую (при саморазвитии) или меньшую (при развитии) меру субъектности по отношению к преобразованиям в себе. Н. А. Логинова называет эту особенность интраиндивидуальной вариативностью субъектности развития: «уровень субъектности меняется у одного и того же человека в зависимости от ситуации, от того, считает ли он её значимой для себя настолько, чтобы включить все ресурсы для принятия жизненного решения» [Логинова, 2001, с. 35]. Д. А. Леонтьев предлагает для понимания этого феномена использовать понятие «пунктирный человек», выражая тем самым вариативность полноты проявления человеческой сущности в разных жизненных ситуациях: «Имея возможность функционировать на разных уровнях, человек часто предпочитает не тот, который свойствен человеку в его высших человеческих проявлениях, а более низкие, субчеловеческие уровни. Сущность человека заключена в возможности переключаться с одного уровня на другой, двигаться по траектории, включающей отрезки движения на разных уровнях» [Леонтьев Д. А., 2012]. С точки зрения типологического подхода [Абульханова-Славская, 1991] в реальной ситуации может быть отмечено преобладание одной из двух жизненных стратегий личности — стратегии приспособления или стратегии самосовершенствования. Даже «осознавая свой идеал, его отличие от своего реального “я”, многие люди не стремятся себя изменить», — отмечает К.А.Абульханова-Славская [1991, с.261]. Человек может начать выстраивать себя в соответствии с выбранными целями еще в дошкольном возрасте, а может, напротив, до конца жизни так и не стать субъектом своего развития.
  • 2. Саморазвитие и развитие — два качественно различающихся этапа, которые самодостаточны и сменяют друг друга на жизненном пути. Саморазвитие является генетически более поздним явлением, чем развитие, поскольку возможность его осуществления напрямую зависит от уровня самосознания субъекта, определяющегося ступенью антропогенеза и онтогенеза, на которой он находится. В отечественной психологической науке устойчивой является традиция представления жизненного пути личности как возрастания самоде- терминации в определении стратегии и обеспечении собственного развития. Исследователи отмечают, что человек постепенно освобождается от детерминирующего влияния среды и, в свою очередь, приобретает способность воздействовать на среду и на собственную личность, — становится субъектом собственного развития. Формирование автономности, самодостаточности в ходе жизненного пути признается критерием личностной зрелости. Пропорционально росту личностной зрелости развитие перерастает в саморазвитие (рис. 1).
Смена форм развития на жизненном пути личности

Рис. 1. Смена форм развития на жизненном пути личности

Данную позицию можно обнаружить в высказываниях представителей практически всех школ отечественной психологии. Б. Г. Ананьев отмечал, что эффектом воспитания является выработка юношами на входе в самостоятельную жизнь жизненного плана, нарастание их умственной и моральной активности, что становится следствием перехода от положения объекта воспитания к положению субъекта воспитания, от воспитания — к самовоспитанию [20016, с. 132]. Л. И. Божович, наследующая взгляды Л. С. Выготского, утверждает, что «путь формирования личности ребенка заключается в постепенном освобождении его от непосредственного влияния окружающей среды и превращении его в активного преобразователя этой среды и собственной личности» [1995, с. 144]. А.В.Брушлинский, выстраивая субъектно-деятельностную концепцию субъекта на основе взглядов С. Л. Рубинштейна, подчеркивал: «По мере взросления в жизни человека всё большее место занимают саморазвитие, самовоспитание, самоформирование и соответственно больший удельный вес принадлежит внутренним условиям, через которые всегда только и действуют внешние причины, влияния и т. д.)» [Бругилинский, 1991, с. 4]. В.Э.Чудновский вводит понятие развивающегося «ядра субъективной активности», становление которого «выражается в постепенном изменении соотношения между “внешним” и “внутренним”: от преимущественной направленности “внешнее через внутреннее” к всё большему доминированию тенденции “внутреннее через внешнее”» [Бругилинский, 1993, с. 9]. Рассуждая в русле историко-эволюционного неодеятельностного подхода, А. Г. Асмолов высказывает ту же мысль, но в иных терминах: «На определенном этапе развития личности взаимоотношение между личностью и порождающим ее деятельностным “основанием” изменяется. Совместная деятельность в конкретной социальной системе по-прежнему детерминирует развитие личности, но личность, всё более индивидуализируясь, сама выбирает ту деятельность, а порой и тот образ жизни, которые определяют ее развитие» [Асмолов, 20026, с. 188]. Д. А. Леонтьев [2012], продолжая понятийный ряд Л.С.Выготского, предлагает говорить об «индивидуальной ситуации развития», в которой становящаяся личность выходит за рамки социальной ситуации развития и которую по мере взросления строит себе сама, делая ее источником собственного развития.

В саморазвитии, реализуя способность выходить за пределы самой себя (С. Л. Рубинштейн) и за рамки социальной ситуации, личность достигает полноты своего выявления. «Выходить за рамки и границы любой культуры, любой идеологии, любого общества и находить основания своего бытия, которые не зависят от того, что случится во времени с обществом, культурой, идеологией или социальным движением. Это и есть так называемые личностные основания» [Мамардашвили, 1996, с. 114]. По мнению Е. Ю. Коржовой, финалом персоногенеза должно быть преодоление субъект-объектного противостояния — обретение единства внутренней активности с миром. Но достичь этого единства можно, лишь пройдя этап аморфной неопределенности, бессознательной пассивности, подчинения внешним воздействиям (детства), за которым — после периода нарастания внутренней активности, характерной для подростка и юноши, — следует период целостности и зрелости [Психология субъекта..., 2010, с.209].

Завершая обзор возможностей, которые применение принципа развития открывает для познания саморазвития, отметим следующее. Принцип развития позволяет выделить единицу саморазвития, которая является основным элементом его механизма. Б. Д. Эльконин [2001] определяет единицу развития как акт перехода из Наличного в Иное. Развитие есть движение из одного состояния бытия в другое, есть поток бытия, поток существования личности — однако категория перехода позволяет выделить единичный элемент этого потока. Единицей развития признается акт перехода per se, а бесконечная, неразрывная череда таких актов создает непрерывность хода развития. Применив сказанное к описанию сущности саморазвития, можно заключить, что единицей анализа саморазвития личности должен выступать акт перехода личности из «Я-настоящего» (наличного, реального) в «Я-будущее» (иное). Череда таких актов перерастает в целостный процесс «длинною в жизнь», в способ существования.

Таким образом, применение принципа развития позволяет понять саморазвитие личности как необратимое, направленное, закономерное изменение особого рода, единицей которого является акт перехода личности из «Я-настоящего» в «Я-будущее».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >