Саморазвитие личности как предмет акмеологии

В этом мире есть одно блаженство — Сознавать, что ты выше себя.

В. Брюсов

В акмеологии центральное место отводится идее «самости», которая выражается через категории «саморазвитие», «самореализация», «самосовершенствование». Личность интересует представителей акмеологии не столько в аспекте социальной индивидности, сколько как «активный субъект социального развития и, что не менее важно, активный субъект саморазвития» [Реан, 2000, с. 94].

Основателем акмеологического подхода к пониманию саморазвития можно назвать А. А. Бодалева, который в своих работах по проблемам самовоспитания и саморазвития заложил основы понимания акмеологических механизмов развития личности. А. А. Бодалев поднимает целый ряд проблем, связанных с определением саморазвития, его критериев, характеристик саморазвивающейся личности и условий формирования такой личности. Кратко изложим взгляды автора по каждой из названных проблем.

Критерии саморазвития, которые выдвигает А. А. Бодалев, можно разделить на процессуальные и результативные. В результативном плане саморазвитие личности в самом общем виде трактуется как «качественное изменение в психике или личности человека» [Бодалев, 1987, с.9], «необратимые качественные изменения в личности» [там же, с. 11]. Конкретизировать данные дефиниции позволяет установление направленности происходящих изменений. В публикации 1987 г. такой направленностью называется личность коммунистического типа: «Когда мы задумываемся о содержании, которое надо вкладывать в понятие саморазвития, наиболее отвечающего нормам советского общества, то в этом случае должны иметь в виду необратимые качественные изменения в личности, которые наступают по ее собственной воле и означают появление в ее психических процессах, состояниях и свойствах ранее не бывших особенностей, приближающих ее к личности коммунистического типа» [там же]. В дальнейшем, когда в отечественной психологии акмеология оформилась как теоретическое направление, такая личность получила наименование личности типа «акме». При этом неизменным осталось понимание процесса саморазвития как движения человека к вершине развития, которое «проявляется в достижении им все новых, качественно более высоких уровней продуктивности как каждого психического процесса в отдельности, так и их взаимодействия, результатом чего является успешное решение всё более сложных жизненных задач» [Бодалев, 2003, с. 129]. Саморазвивающийся человек «фактически отвыкает существовать на уровне своего приземленного буднично-житейского “Я” и все больше и чаще руководствуется велениями своего высшего “Я”» [там же]. Операционализируется данное определение через ряд конкретных психических изменений, называемых А. А. Бодалевым новообразованиями саморазвития. Это:

«1) изменения в мотивационной сфере человека, в котором сильнее, чем раньше, начинают находить свое отражение общечеловеческие ценности;

  • 2) возрастание умения на уровне интеллекта планировать и затем осуществлять на практике именно те поступки, которые соответствуют духу названных ценностей;
  • 3) появление большей способности мобилизовать себя на преодоление объективных трудностей, мешающих проявлять самостоятельность и совершать деяния в соответствии с этими ценностями;
  • 4) более объективное оценивание своих сильных и слабых сторон и степени своей готовности к новым, более сложным деяниям и ответственным поступкам» [там же, с. 128].

В процессуальном плане саморазвитие личности отличает подчиненность целям и воле самой личности. Наряду с традиционными факторами, определяющими развитие любой личности (семьей, школой, вузом, общей ситуацией в большом социуме и др.), для формирования личности типа «акме» решающее значение приобретает «собственная работа человека над собой, выступающая как развитие им самого себя как индивида, личности, субъекта деятельности» [там же, с. 126]. Как подчеркивает автор, в процессе саморазвития «не кто другой, а сама личность ставит перед собой цели, выбирает пути их достижения и выходит к тем или иным результатам» [Бодалев, 1987, с. 6]. Иными словами, происходящее в ходе саморазвития качественное изменение человека достигается «в результате целенаправленного и более или менее длительного воздействия им на самого себя» [там же, с.9]. Однако целью, в понимании автора, не обязательно должно быть саморазвитие как таковое: «Вовсе не обязательно, чтобы этим воздействиям человека на себя самого предшествовало сознательное намерение, например, развивать у себя до более высокого уровня словесно-логическую память, или выработать в своем характере единство слова и дела, или сформировать еще какое-нибудь свойство. Человек может тянуться к какой-то определенной деятельности, настойчиво заниматься ею и в процессе ее выполнения развивать в своей психике и личности новые качества» [Бодалев, 1987, с. 8].

Позиция автора основана на деятельностном принципе психологии, при этом собственно саморазвитие не признается деятельностью. А. А. Бодалев обращает особое внимание на то, что, согласно его исследованиям, саморазвитие может совершиться только тогда, когда оно встроено в какую-либо иную деятельность, значимую для человека: «изучение развития великих и выдающихся людей и перерастание этого развития в саморазвитие убеждают в том, что названные процессы... осуществляются преимущественно “внутри” наиболее субъективно значимого для каждого человека дела и связанных с ним систем отношений» [Бодалев, Рудкевич, 2003, с. 42]. Саморазвитие, согласно концепции А. А. Бодалева, является не самоцелью, а средством достижения жизненно важных целей человека: «подлинный и последовательно осуществляемый процесс саморазвития, как правило, происходит лишь у тех людей, которые настроены на достижение крупномасштабных целей в своей жизни. Это заставляет их развивать у себя такие индивидные, личностные и субъектно-деятельностные характеристики, прямо связанные с физическим здоровьем, развитием отношений и способностей, которые все вместе оказываются одной из обязательных предпосылок осуществления намеченных жизненных целей» [там же, с. 127].

Важное место в работах А. А. Бодалева занимает проблема соотношения саморазвития и развития, обучения, воспитания. Исследователь утверждает, что воспитание и обучение — это основа, на которой строится саморазвитие личности. Он уделяет особое внимание тому, каким образом должны быть выстроены воспитание и обучение, чтобы они способствовали, а не препятствовали саморазвитию: «Чтобы саморазвитие шло интенсивно, воспитателям необходимо... последовательно инициировать всё более активную и новую по содержанию самодеятельность, чтобы в ней у них эффективно вырабатывалась привычка самостоятельно формулировать задачи, искать способы успешного их решения и с их помощью добиваться высокого результата. Такая самодеятельность и такие отношения, ее сопровождающие и проявляющиеся в потребности непременно решать всё новые задачи, с увлечением отдаваться их решению и проявлять высокую заинтересованность в получаемых результатах, оказываются необходимейшим условием саморазвития личности. Ведь при этом человек учится остро видеть и глубоко осознавать, что в нем самом ему не хватает для выполнения задуманного и что надо сформировать у себя, чтобы добиться осуществления своей мечты» [Бодалев, 1987, с. 13-14].

По убеждению А. А. Бодалева, воспитание оказывается по-настоящему продуктивным лишь тогда, когда побуждает человека, на которого оно направлено, к постоянному саморазвитию. Признавая, что в конечном счете саморазвитие определяется мерой «усилий (и каких усилий), которые затрачивает человек, осуществляя воздействия на самого себя в форме самовоспитания» [Бодалев, 1987, с.7], А. А. Бодалев отмечает, что «эффект саморазвития постоянно в значительной мере определяется той основой, которую ему задает развитие» [там же]. В свою очередь, саморазвитие, внося качественные изменения в психику и личность, создает предпосылки для дальнейшего развития под действием обучения и воспитания.

Взгляды А. А. Бодалева на саморазвитие послужили основой дальнейших исследований, выполненных в рамках акмеологического подхода. А. А. Реан включает саморазвитие в число компонентов личностной зрелости, которая является предметом изучения акмеологии личности. Проявление потребности в саморазвитии связывается исследователем с достижением человеком личностной зрелости. Более того, именно сформированная потребность в саморазвитии называется основополагающей составляющей личностной зрелости, наряду с ответственностью, терпимостью, позитивным мышлением [Реан, 2000, с. 90]. При этом отмечается, что саморазвитие как потребность выполняет двойную функцию, являясь одновременно показателем личностной зрелости и условием ее достижения [там же, с. 93]. Кроме того, в акмеологии, традиционно изучающей не только личностное, но и профессиональное «акме», считается, что потребность в саморазвитии определяет не только личностное, но и профессиональное развитие: «Актуальная потребность в саморазвитии, самоактуализации есть источник долголетия человека... активного, и не только физического, но и социального, личностного. С наличием выраженного стремления к саморазвитию связана и успешность человека как субъекта профессиональной деятельности, успешность достижения им профессионального “акме”, а также и его профессионального долголетия» [там же].

Обобщая накопленные к настоящему времени исследования, А. А. Деркач и Е. В. Селезнева [2006, с. 31 ] предлагают три акмеологиче- ских определения саморазвития:

  • 1) тенденция к самораскрытию, саморазвертыванию творческого потенциала человека;
  • 2) сознательный процесс самосовершенствования с целью эффективной самореализации на основе внутренне значимых устремлений и внешних влияний;
  • 3) целенаправленное, многоаспектное самоизменение, служащее цели максимального духовно-нравственного и деятельностнопрактического самообогащения, саморазвертывания и само- осуществления.

Данные трактовки саморазвития гораздо ближе не к деятельностному, как у А. А. Бодалева, а к гуманистическому пониманию саморазвития. Саморазвитие не рассматривается здесь как изменение, продиктованное необходимостью «дорастания» до требований осуществляемой личностно значимой деятельности. Саморазвитие еще не называется самоцелью, но служит уже только целям, выражаемым понятиями группы «само-»: самообогащению, саморазвертыванию, самоосуществлению, самореализации.

А.А.Реан [2000] усматривает в подобной позиции определенную опасность. Он подчеркивает, что сосредоточение на идее саморазвития несет в себе риск эгоцентризма. Автор говорит о необходимости баланса между саморазвитием и трансцедентальностью человека, под которой понимает направленность на нечто иное, чем он сам, чем его Я, например на работу и других людей. В своих исследованиях А.А.Реан показывает, что саморазвитие может быть направлено на формирование социально и психологически непродуктивных, неэффективных качеств. К самоизменению могут стремиться специалисты как с продуктивной, так и с неоптимальной профессиональной мотивацией: первые стремятся стать менее, вторые — более авторитарными. Противоположными оказываются их представления о направлениях саморазвития, самокоррекции и способах приближения к профессиональному идеалу.

Таким образом, в современных акмеологических исследованиях особую значимость приобретает проблема направленности, вектора саморазвития, который зависит от того, какое содержание приобретает понятие «акме». Исследователи сводят в общем семантическом поле категории «акме», «зрелость», «саморазвитие», причем последнее понимается как особый путь становления человека как личности и профессионала, ведущий к его самореализации и способствующий достижению вершин личностно-профессионального развития.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >