Полная версия

Главная arrow Литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«ПРИНЦ МАРГАСМАРА»

(1458 г.)

Обычный текст на необычную тему

После «Деяний принца Виджайи» и «Нагаракъртагамы» в течение примерно двух столетий поэты продолжали писать произведения двух видов: во-первых, это были какави- ны на древнеяванском языке с использованием прежней метрики, во-вторых — поэмы наподобие «Деяний принца Виджайи» на среднеяванском языке с использованием новых стихотворных размеров. Для произведений второго рода был принят термин кидунг. Данное слово в языке уже было, и оно, как отмечено на с. 60, означало песню вообще — то есть какавин тоже был кидунгом. Но с тех пор как таким образом обозначил свое сочинение автор «Деяний принца Виджайи», смысл слова сузился, и кидунгом стали называть поэму, написанную мачапатом и на среднеяванском языке.

В плане содержания новые какавины и кидунги не отличаются друг от друга. После того как авторы какавинов решили не ограничиваться тематикой индийских преданий, они смогли писать в принципе обо всем. И, напротив, сочинители кидунгов не ограничивали себя картинами жизни на Яве, а порой вторгались в область индийской мифологии.

Следующий по времени после 1334 года кидунг, который можно датировать, — это «Принц Маргасмара» (Panji Margasmara) 1458 г. (слово panji в заглавии имеют не все кидунги). Этот текст в печатном виде пока недоступен, так что всестороннему обсуждению не подлежит, но по некоторым соображениям на нем уместно остановиться. Правда, читателю следует иметь в виду предварительный характер моих наблюдений.

Поэма повествует о паре влюбленных, которые не были предназначены друг другу, но которые ставят свое окружение перед совершившимся фактом. Сопротивление браку по сговору, когда выбор будущих супругов определяют их родители, — тема, получившая разработку в литературе первой половины XX века, что отображает изменения в общественном сознании. В тексте XV века такая тема кажется довольно неожиданной. Очевидно, яванская молодежь не всегда бывала столь послушна родительской воле, как это преподносится нам в исследованиях по яванской культуре, — по крайней мере, не в XV веке.

Помимо необычной темы, «Принц Маргасмара» заслуживает внимания в кратком обзоре яванской литературы и по другим причинам. Как и ее предшественница 1334 года, поэма, в отличие от какавинов, поразительно близко соотносится со своим временем: это житейская история, в которой естественное и сверхъестественное не смешиваются, как в какавинах, где одно переходит в другое. Наконец, текст примечателен также изображением среды, в которой развивается действие.

Об этих трех аспектах и говорится ниже. Пересказ сюжета дает представление о том, как автор трактует свою тему. Еще два раздела посвящены социальной среде и ее отражению в тексте. Можно отметить и особенности стихосложения. Верно, что в «Принце Маргасмаре» применяется та же техника стиха, что была введена в «Деяниях принца Виджайи», но способ этого применения другой. Об этом несколько слов будет сказано в заключение.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>