ПРАВОВОЙ СТАТУС СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТА ПО НОВОМУ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ И ЗАКОНУ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В настоящее время судебный эксперт выступает в качестве самостоятельного, независимого субъекта процесса, обладающего специфическими процессуальными обязанностями и правами, отличающими его от иных субъектов. Независимое положение эксперта среди других субъектов процесса, содействующих осуществлению правосудия, обеспечиваются его функцией предоставления доказательств в виде заключения и особой процессуальной формой реализации этой функции. Причем УПК РФ, ГПК РСФСР, КоАП РФ и АПК РФ не допускают смешения процессуальных функций между различными участниками процесса (например, эксперта и свидетеля).

Эксперт, не обладая заранее какой-либо доказательственной информацией, изыскивает ее сам, проводя с этой целью специальные экспертные действия, результаты которых оформляет в форме письменного заключения. Дача экспертом заключения по поставленным следствием (судом) вопросам — главная обязанность этого субъекта процесса при производстве экспертизы, установленная Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73 «О государственной судебноэкспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о судебноэкспертной деятельности), УПК РФ, ГПК РСФСР, КоАП РФ и АПК РФ.

Помимо этого, Закон о судебно-экспертной деятельности в ст. 16 закрепляет следующие обязанности эксперта:

  • • принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу;
  • • провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела;
  • • составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если: поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта; объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении; современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;
  • • не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;
  • • обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

Эксперт исполняет и те обязанности, которые предусмотрены действующим процессуальным законодательством.

Указанная статья названного Закона устанавливает ограничения деятельности эксперта, который не вправе:

  • • принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения;
  • • осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта;
  • • вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела;
  • • самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы;
  • • сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;
  • • уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

В соответствии с ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт также не вправе:..

  • • без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;
  • • давать заведомо ложное заключение;
  • • разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

В силу важности соблюдения законности при учете судом результатов экспертизы председательствующий судья в соответствии со ст. 269 УПК РФ обязан разъяснить эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем тот дает подписку, приобщаемую к протоколу судебного заседания.

Между тем в юридической литературе отмечено наличие и иных процессуальных обязанностей, производных от главной, многие из которых нашли отражение в УПК РФ и в Законе о судебно-экспертной деятельности. Однако отдельные положения доктрины пока нельзя отнести к процессуальным обязанностям эксперта, поскольку закон не предусматривает их в таком качестве. Например, закон не относит к процессуальным обязанностям проведение экспертом исследования в полном соответствии с возможностями применяемых им специальных знаний для обоснования своих выводов, хотя это требование и вытекает из характера судебной экспертизы как формы использования специальных знаний. Здесь можно говорить о реализации обязанности дать заключение по делу, к которому закон (ст. 204 УПК РФ, ст. 77 ГПК РСФСР) предъявляет в том числе требование обоснованности выводов по поставленным перед экспертом вопросам. К порядку реализации обязанности эксперта дать заключение следовало бы отнести и требования о проведении исследования, даче подробного описания и выводов по этому исследованию, а также о даче обоснованных ответов на вопросы следователя и суда.

Соблюдение экспертом конституционных прав при производстве экспертизы — одна из важнейших его процессуальных обязанностей, что специально оговорено в ст. 5 Закона о судебно-экспертной деятельности. Согласно указанной статье государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии точного исполнения требований Конституции РФ и иных нормативных правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности. Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную российским законодательством.

Общую обязанность эксперта соблюдать права человека при производстве экспертизы необходимо конкретизировать в инструктивном материале, регламентирующем производство экспертизы. В частности, этому вопросу следовало бы уделить внимание в разрабатываемой ныне инструкции по проведению судебнобухгалтерских экспертиз, которая должна заменить действующую, но уже устаревшую инструкцию 1987 г.

Помимо этого в п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, регулирующей права эксперта, целесообразно предусмотреть правило, согласно которому он принимает все меры для сохранения материалов и объектов, переданных ему для исследования следователем (судом). По окончании экспертизы эксперт возвращает органу, назначившему экспертизу, все материалы, предметы, документы и иные объекты, если последние не были использованы в ходе исследования. Подобные положения содержатся в ведомственных актах, регулирующих проведение отдельных видов экспертиз, однако по своему характеру это правило является процессуальным, поэтому и реализовываться должно через процессуальные отношения эксперта со следователем, дознавателем или судом.

УПК РФ не содержит процессуальных норм, точно регламентирующих порядок вызова и допроса эксперта. На практике применяется тот же порядок, что и при вызове и допросе свидетелей, хотя это не совсем верно, поскольку допрос эксперта рассматривается как способ проверки и уточнения его заключения. В ходе допроса эксперт не вправе формулировать новые выводы по поставленным вопросам, не содержащиеся в заключении.

Большое значение в уголовно-процессуальной доктрине придается соблюдению экспертами своих профессиональных обязанностей. Их несоблюдение влечет применение к эксперту уголовно-правовых и процессуальных мер ответственности.

Основания уголовно-правовой ответственности устанавливаются УК РФ, ГПК РСФСР содержит лишь отсылочные нормы (ч. 2 ст. 62 и ч. 2 ст. 76). Указанные меры ответственности могут быть применены судом в уголовном процессе по делу, возбужденному против эксперта. Так, согласно ч. 5 ст. 57 УПК РФ он за дачу заведомо ложного заключения несет ответственность по ст. 307 УК РФ, а в силу ч. 6 той же статьи за разглашение данных предварительного расследования для него наступает ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.

ГПК РСФСР в ст. 160 устанавливает последствия неявки эксперта в судебное заседание и меры его ответственности. Подобные процессуальные меры были предусмотрены и ст. 82 УПК РСФСР 1960 г., однако в УПК РФ 2001 г. они не установлены.

Согласно ч.1 указанной статьи ГПК РСФСР при неявке вызванных в судебное заседание экспертов (независимо от причин) суд выслушивает мнение участвующих в деле лиц и заключение прокурора о возможности рассмотрения дела в отсутствие экспертов, затем принимает решение, оформляемое определением: либо продолжить судебное разбирательство, либо его отложить. Любое определение суда должно быть мотивированным, при этом суд может учесть мнение заинтересованных лиц и заключение прокурора.

Часть 2 той же статьи устанавливает, что если эксперт не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он подвергается штрафу в размере до 100 МРОТ, установленных законом, а при неявке по вторичному вызову — принудительному приводу.

В УПК РФ не указано на применение санкций административного или уголовного порядка за неявку эксперта по неуважительным причинам, и с точки зрения правил уголовного и гражданского процесса это правомерно, поскольку ответственность эксперта наступает при совершении им процессуального правонарушения (невыполнение требования суда) и при наличии вины (неуважительность причин неявки). Применяя данное правило, суд использует судебное усмотрение, устанавливая и оценивая причины неявки как уважительные или неуважительные.

Важным моментом осуществления экспертизы, определяемым УПК РФ, являются процессуальные права эксперта.

Согласно специальной ст. 17 Закона о судебно-экспертной деятельности эксперт вправе:

  • • ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;
  • • делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Часть 3 ст. 57 УПК РФ устанавливает, что эксперт может:

  • • знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;
  • • ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;
  • • участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;
  • • давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;
  • • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;
  • • отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

Если эксперт не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, он вправе пользоваться родным языком и услугами переводчика в соответствии с правилами УПК РФ.

Эксперт имеет право на вознаграждение за проведенное по поручению суда исследование, за исключением случаев, когда производство экспертизы является служебным заданием. Кроме того, ему возмещаются расходы, понесенные в связи с явкой в суд (по проезду и найму помещения, суточные).

В ст. 39 Закона о судебно-экспертной деятельности установлено важное право экспертов безвозмездно получать от организаций через свои судебно-экспертные учреждения образцы, документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства судебной экспертизы. Помимо этого, государственное судебно-экспертное учреждение вправе ходатайствовать перед судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором о получении по окончании производства по делу предметов и документов, являвшихся вещественными доказательствами, для использования в экспертной, научной и учебно-методической деятельности.

Часть 5 ст. 199 УПК РФ наделяет эксперта правом возвращать без исполнения постановление о назначении экспертизы, если представленных материалов недостаточно для ее производства либо он считает, что не обладает достаточными знаниями для выполнения своей экспертной функции.

Согласно ч. 2 ст. 200 УПК РФ в случае возникновения разногласий между экспертами, участвовавшими в производстве комиссионной судебной экспертизы, каждый из них имеет право дать отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие. К числу прав экспертов, реализуемых в ходе производства комиссионной или комплексной экспертизы, можно отнести их право совещаться между собой. Часть 2 ст. 201 дает право экспертам, участвовавшим в производстве комплексной судебной экспертизы, указать в заключении, какие исследования и в каком объеме провел каждый из них, какие факты установил и к каким выводам пришел. При этом каждый эксперт подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

К правам эксперта в уголовном процессе юристы относят также право обжаловать прокурору действия следователя, связанные с назначением и проведением экспертизы [32]. По закону эксперт имеет право отказаться от дачи заключения ввиду недостаточности представленных материалов (объектов исследования) и отсутствия у него необходимых для исследования специальных знаний. Наличие первого основания можно констатировать в том случае, если эксперт ходатайствовал перед следствием (судом) о предоставлении ему дополнительных материалов, поскольку имеющихся недостаточно для проведения полноценного исследования, что не позволяет ему дать исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, но это ходатайство не было удовлетворено. К этому же основанию можно отнести и непригодность представленных материалов (например, для проведения бухгалтерской экспертизы представлен не оригинал документа, а некачественная ксерокопия).

Второе основание возникает в случаях, когда поставленный вопрос:

  • • не относится к компетенции эксперта (например, вопрос об экономической эффективности хозяйственной операции поставлен перед экспертом- бухгалтером, а не перед экспертом-экономистом);
  • • относится к отрасли знаний, в которой эксперт является специалистом, но современный уровень развития экспертной науки не позволяет ответить на него.

Следует разграничивать некомпетентность эксперта (как основание отвода) и недостаточность у него специальных знаний (как основание отказа от дачи заключения). Процессуальные последствия такой оценки различаются в зависимости от того, когда выявилось отсутствие специальных знаний по определенному вопросу — до назначения экспертизы (отвод) или уже в ходе ее производства (возможен отказ от дачи заключения).

Форма, в которую должен быть облечен отказ эксперта от дачи заключения, не регламентирована ни УПК РФ, ни ГПК РСФСР, ни АПК РФ. Однако поскольку заключение делается только в письменной форме, то, следовательно, и отказ должен быть в письменной форме. Это правило было закреплено в ст. 82 УПК РСФСР, действовавшего до июля 2002 г., а ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности устанавливает обязанность эксперта составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение по причинам, указанным в законе, и направить его в орган или лицу, назначившим судебную экспертизу. Аналогичное требование содержится в ряде ведомственных актов.

Вместе с тем правила оформления письменного отказа от производства экспертизы целесообразно предусмотреть в ч. 6 ст. 57 УПК РФ и в отдельной статье ГПК, где помимо оснований следует указать, что отказ должен быть мотивирован и произведен до начала экспертного исследования. Вместе с отказом следователю или суду возвращаются полученные для проведения экспертизы документы и материалы. При назначении экспертизы через экспертное учреждение эти действия исполняются руководителем данного учреждения.

Процессуальное законодательство не регламентирует действий эксперта, когда следователь (судья) вынес постановление (определение) о назначении экспертизы с серьезными процессуальными недостатками, например определение не соответствует общим требованиям ч. 1 ст. 195 «Порядок назначения судебной экспертизы» УПК РФ. Эксперт не вправе давать оценку постановлению (определению) с точки зрения законности. В крайнем случае, он может воспользоваться правом, данным ему п. 5 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, приносить жалобы на действия следователя, дознавателя, прокурора или судьи. Только должным образом оформленное постановление следователя или определение суда вызывает возникновение процессуальных отношений между правоохранительным органом и экспертным учреждением (экспертом). В ведомственных инструкциях такое правило прописано, однако восполнить законодательный пробел это не может, поэтому п. 6 ч. 3. ст. 57 УПК РФ необходимо дополнить словами: «и если постановление (определение) о назначении экспертизы вынесено с серьезными процессуальными недостатками».

В уголовно-процессуальной доктрине традиционно считалось, что эксперт может знакомиться не со всеми, а лишь с теми материалами дела, которые относятся к предмету экспертизы и необходимы для исследования. Согласно п. 1 и 2

ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт вправе знакомиться с материалами уголовного дела, относящимся к предмету судебной экспертизы, и ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, а п. 4 той же части предоставляет эксперту возможность давать заключение в пределах своей компетенции, даже выходя за рамки, определенные постановлением о назначении судебной экспертизы. В данном случае права эксперта существенно расширены. Аналогичные нормы содержит ч. 4 ст. 76 ГПК РСФСР.

Приведенные положения закона регулируют деятельность судебного эксперта, а потому формула «дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения» подлежит толкованию самим экспертом. Если эксперт полагает, что ему нужны все материалы дела, он вправе запросить их у следствия (суда). Если следователь (суд) отказывает в предоставлении документов и материалов, а имеющихся, по мнению эксперта, недостаточно для производства экспертизы, он в соответствии с п. 6 ч. 3. ст. 57 УПК РФ вправе отказаться от дачи заключения.

Эксперт наделен правом выйти за пределы поставленных перед ним вопросов. Объясняется это тем, что следователи и судьи, с одной стороны, не всегда знакомы с возможностями конкретной судебной экспертизы, а с другой — не всегда компетентно формулируют вопросы, допуская упущения в их постановке. Подразумевается, что эксперт, используя право на экспертную инициативу, должен сам сформулировать вопросы, не поставленные перед ним работниками правоохранительных органов, если ответы на них он считает существенными для дела. Однако при реализации этого права может оказаться так, что к эксперту невольно перейдут функции следствия и суда. Хотя это и объективно необходимо для правильного определения предмета экспертизы, но правовая оценка юридических фактов не может быть отнесена к экспертной деятельности и входить в компетенцию эксперта.

Часть 2 ст. 204 УПК РФ предусматривает право эксперта указать в своем заключении на обстоятельства, установленные им при производстве судебной экспертизы, имеющие значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы. Аналогичное правило содержится в ст. 77 ГПК РСФСР.

В связи с этим следует уточнить некоторые положения: по УПК РФ и ГПК РСФСР объектом экспертной инициативы являются «обстоятельства, имеющие значение для дела». Однако этот термин в процессуальном законодательстве употребляется для обозначения юридических и иных фактов, подлежащих установлению прокурором, следователем, дознавателем, судьей (см. ч. 1 ст. 74 УПК РФ и ч. 1 ст. 49 ГПК РСФСР). Исходя из этого, эксперт может лишь выявлять доказательственную информацию и не вправе устанавливать юридические факты или обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно действующему законодательству эксперт вправе сделать вывод о наличии фактов, установленных им в ходе исследования, но по поводу которых ему не был задан вопрос органом, назначившим экспертизу. Данное правило предполагает, что пределы экспертной инициативы определяются двумя критериями — юридическим (предмет судебного познания) и специальным (собственная компетенция).

Право на экспертную инициативу направлено на реализацию принципа объективной истины, обеспечивающего полноту доказательств, собранных следствием и судом.

В соответствии с требованиями закона определение (постановление) правоохранительных органов о назначении экспертизы должно содержать конкретную, юридически обоснованную, грамотную с профессиональной точки зрения постановку экспертной задачи. При соблюдении этих условий эксперту не требуется проявлять экспертную инициативу, ибо в случаях затруднения органы, назначающие экспертизу, могут использовать знания специалиста. Часть 1 ст. 58 УПК РФ предусматривает привлечение специалиста к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела и для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

К весьма существенным вопросам, связанным с процессуальным статусом эксперта, юридическая наука относит его независимость при производстве экспертизы и контроль органов, назначивших экспертизу, за ее проведением [32]. Эти органы осуществляют контроль за законностью ее проведения и соблюдением экспертом процессуальной формы. С этой целью следователь или судья могут, например, участвовать при производстве судебной экспертизы, что закреплено в ч. 1 ст. 197 УПК РФ. Контроль выражается и в постановке вопросов эксперту, в обязанности эксперта информировать суд о проведении экспертизы, в предоставлении судом объектов исследования, в установлении сроков проведения экспертизы, а также в обеспечении права сторон присутствовать при производстве экспертизы.

Глава 7 Закона о судебно-экспертной деятельности устанавливает независимость эксперта при производстве судебной экспертизы, который согласно закону не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Давая заключение, эксперт основывается только на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями. Не допускается воздействие на эксперта со стороны суда, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с российским законодательством.

Таким образом, исходя из действующего законодательства, эксперт независим и самостоятелен как в выборе средств и способов специального исследования (методик), так и в проведении экспертизы и в формулировании выводов. Выбор методик должен быть обоснован в заключении [52].

Никто не вправе отстранять эксперта от начатого исследования или аннулировать его заключение, в том числе и руководитель экспертного учреждения. Согласно ст. 14 Закона о судебно-экспертной деятельности, регламентирующей обязанности руководителя экспертного учреждения, он не вправе давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе. Кроме того, он не должен вмешиваться в содержание проводимого исследования, так как лишь эксперт лично ответствен за качество исследования и выводов, излагаемых в заключении. В случае несогласия с избранными экспертом методами исследования или выводом эксперта, руководитель учреждения в письменном виде сообщает свое мнение об этом органу, назначившему экспертизу.

Судебный эксперт становится участником процесса после вынесения органом, назначившим экспертизу, соответствующего решения о его назначении. Только это обстоятельство является юридическим фактом, санкционирующим реализацию процессуальных прав и обязанностей эксперта.

В части 2 ст. 199 УПК РФ, устанавливающей порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы, указано, что руководитель экспертного учреждения после получения постановления поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 Кодекса. Согласно ч. 4 той же статьи в случаях, когда судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, постановление и необходимые материалы вручает эксперту следователь, который и разъясняет ему указанные права и ответственность.

В судебном заседании в соответствии со ст. 269 УПК РФ председательствующий разъясняет эксперту предусмотренные ст. 57 его права и ответственность, о чем тот дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. То же правило содержится в ст. 163 ГПК РСФСР.

Последнее положение не вполне отвечает реалиям современной практики. Исходя из смысла указанных статей УПК РФ и ГПК РСФСР, эксперт должен быть официально уведомлен о его процессуальных правах и обязанностях судьей еще до производства экспертного исследования, в то время как необходимость вызова эксперта в судебное заседание возникает далеко не всегда. Поэтому более правильно было бы предусмотреть в законе, что разъяснение прав и обязанностей эксперту, а также предупреждение об ответственности производятся при его назначении судом (следователем) или по поручению суда руководителем экспертного учреждения (при назначении экспертизы учреждению), о чем у эксперта отбирается подписка.

Несмотря на отмеченные недостатки, в целом следует констатировать: в условиях реформирования российского процессуального права при производстве экспертизы процессуальный статус эксперта определяется как совокупностью его прав и обязанностей, так и законодательно установленным порядком их реализации.

Приложение 6

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >