Компетенция Суда по интеллектуальным правам

Право на принудительную реализацию и судебную защиту интеллектуальных прав следует рассматривать в единстве его материального содержания и процессуальной формы. Это единство состоит в том, что возможности материально-правового характера, предоставляемые правообладателю или иному управомоченному лицу материальным (гражданским) законодательством, предполагают их осуществление в специально установленном процессуальным законом порядке1. С учетом этого можно еще раз отметить, что совершенствование судопроизводства требует обязательного учета положений материального права.

Проведенные исследования позволили утверждать, что наиболее выпукло влияние материального законодательства на применение процессуального закона проступает на примере таких институтов арбитражного процессуального права, как подведомственность и подсудность, определяющих компетенцию судов, а также обеспечение иска[1] [2]. В целях настоящей работы требует рассмотрения один из аспектов названных институтов — компетенция Суда по интеллектуальным правам, как представляющий значительную сложность при его понимании и применении на практике.

1. Суд по интеллектуальным правам в качестве арбитражного суда первой инстанции рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов, регулирующих сферу интеллектуальной собственности.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 29 АПК РФ (в ранее действовавшей редакции от 27 июля 2010 г.) арбитражные суды рассматривали в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе дела об оспаривании нормативных правовых актов в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секрет производства (ноу-хау), средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии.

Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. № 317-ФЗ данный пункт был признан утратившим силу. Теперь в соответствии сп. I ч. 1 ст. 29 АПК РФ компетенция арбитражных судов по оспариванию нормативных правовых актов определена через общее указание на то, что:

во-первых, оспариваемые акты должны затрагивать права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности',

во-вторых, федеральным законом рассмотрение дел по оспариванию таких актов должно быть прямо отнесено к компетенции арбитражного суда.

В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 434 Закона об арбитражных судах, п. 1 ч. 4 ст. 34 АПК РФ к компетенции Суда по интеллектуальным правам отнесено рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Причем в статье содержится незакрытый перечень таких прав — это патентные права, права на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии. То есть рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов в означенной сфере прямо отнесено федеральным законом к компетенции Суда по интеллектуальным правам.

Важно заметить, что дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны объектов интеллектуальной собственности (подп. 2 п. 1 ст. 434 Закона об арбитражных судах, п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ) отнесены к компетенции Суда по

1

интеллектуальным правам в усеченном объеме — Суду не подсудны дела о предоставлении или прекращении правовой охраны объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем. Однако подп. 1 п. 1 ст. 434 Закона об арбитражных судах, п. 1 ч. 4 ст. 34 АПК РФ подобных изъятий не содержат, да и приведенный в этих статьях перечень интеллектуальных прав носит открытый характер. Сказанное позволяет заключить, что Суд по интеллектуальным правам является компетентным судом по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов, регулирующих правовую охрану и объектов авторских и смежных нрав.

До внесения изменений в АПК РФ данные споры подлежали рассмотрению Высшим Арбитражным Судом РФ в качестве суда первой инстанции. Таким образом, функция абстрактного нормоконтроля в сфере защиты интеллектуальных прав передана специализированному суду.

Помимо изложенного, при определении компетенции Суда по интеллектуальным правам в отношении дел об оспаривании нормативных правовых актов надо иметь в виду, что п. 42 ч. 1 ст. 33 АПК РФ установлена специальная подведомственность дел Суду по интеллектуальным правам: дела, подсудные Суду согласно ч. 4 ст. 34 АПК РФ, отнесены к его компетенции независимо от субъектного состава участников'.

1

Сказанное позволяет сделать следующий вывод: при определении компетенции Суда по интеллектуальным правам по абстрактному нормоконтролю в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности нет необходимости устанавливать, затрагиваются ли права и законные интересы заявителя именно в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. Достаточно установить, что права и интересы заявителя связаны с оспариваемым нормативным актом, регулирующим область правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Таким образом, к компетенции Суда по интеллектуальным правам отнесено рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны всех результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, причем в качестве заявителя может выступать любое заинтересованное лицо: юридические лица, индивидуальные предприниматели, иные организации и граждане. Следовательно, при решении вопроса о том, является Суд по интеллектуальным правам судом, компетентным рассматривать дело об оспаривании нормативного правового акта, необходимо наличие только одного критерия — оспариваемый правовой акт должен затрагивать права заявителя в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности.

Данная категория дел рассматривается по правилам гл. 23 АПК РФ «Рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов».

2. Суд по интеллектуальным правам в качестве арбитражного суда первой инстанции рассматривает дела о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением авторских и смежных прав, топологий интетральных микросхем)[3]. К подсудности Суда эти дела отнесены подп. 2 п. 1 ст. 43 Закона об арбитражных судах, п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ.

Важно отметить, что, как и предыдущая категория дел, упомянутые дела (о предоставлении или прекращении правовой охраны) подлежат рассмотрению в Суде по интеллектуальным правам вне зависимости от субъектного состава спорного правоотношения, что прямо вытекает из п. 4[4] [5] [6] ч. 1 ст. 33 АПК РФ. Следовательно, соответствующие требования в Суд могут предъявлять не только юридические лица или индивидуальные предприниматели, но и иные организации и граждане, полагающие свои права нарушенными.

Определяя круг дел о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, подлежащих рассмотрению в Суде по интеллектуальным правам, законодатель не установил исчерпывающий перечень таких споров, но назвал отдельные категории дел, которые требуют самостоятельного рассмотрения.

1) Дела об оспаривании ненормативных актов, решений, действий и бездействий государственных органов и должностных лиц (абз. 2 подп. 2 п. 1 ст. 43 Закона об арбитражных судах, абз. 2 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ).

В таком порядке (вне зависимости от субъектного состава спорного правоотношения) оспариваются ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие):

федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности — Роспатента;

федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям — Министерства сельского хозяйства РФ;

должностных лиц Роспатента и Министерства сельского хозяйства РФ;

органов, уполномоченных Правительством РФ рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения[5].

Следует специально отметить: несмотря на имеющиеся отличия в регулировании производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов (гл. 23) от правил производства по делам об оспаривании ненормативных правовых актов (гл. 24)', АПК РФ не уточняет, что надо понимать под нормативными правовыми и ненормативными правовыми актами. Результатом этого является то, что нередко требования о признании недействующим нормативного правового акта рассматриваются по правилам, предусмотренным для оспаривания ненормативного акта. И напротив, в ситуации предъявления требования о признании недействительным ненормативного правового акта производство по делу ведется по правилам гл. 23 АПК РФ, определяющим производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов.

Аналогичная ситуация неопределенности в отношении содержания понятий «нормативный правовой акт» и «ненормативный правовой акт» имеет место и в гражданском процессе: ГПК РФ также не содержит их дефиниций. Однако этот недостаток отчасти сглаживается п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», в котором содержится следующее указание: «Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа госу- [8] [9]

дарственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом». Возможно, такое определение несовершенно, однако это определение содержит указание на то, что это именно акт, а не документ (документ — это всего лишь форма правового акта)[10]. При этом данное определение дает ориентир, позволяющий отграничивать нормативные правовые акты от ненормативных.

В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» содержатся определения того, что следует понимать под решениями, действиями и бездействием государственных органов: «К решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций. При этом необходимо учитывать, что решения могут быть приняты как в письменной, так и в устной форме... В свою очередь, письменное решение принимается как в установленной законодательством определенной форме (в частности, распоряжение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), так и в произвольной (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина).

К действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих... относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облече-

но в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению. К действиям, в частности, относятся выраженные в устной форме требования должностных лиц органов, осуществляющих государственный надзор и контроль.

К бездействию относится неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами). К бездействию, в частности, относится не- рассмотрение обращения заявителя уполномоченным лицом».

Так, в Суде по интеллектуальным правам могут быть оспорены, в частности, решения Роспатента:

об отказе в выдаче патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец;

о выдаче патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец;

о признании заявки на изобретение, полезную модель, промышленный образец отозванной;

о признании недействительным полностью или в части патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец в случае: а) их несоответствия условиям патентоспособности; либо б) наличия в формуле изобретения или полезной модели либо в перечне существенных признаков промышленного образца, которые содержатся в решении о выдаче патента, признаков, отсутствовавших на дату подачи заявки в описании изобретения или полезной модели и в формуле изобретения или полезной модели (если заявка на изобретение или полезную модель на дату ее подачи содержала такую формулу); либо в) выдачи патента при наличии нескольких заявок на идентичные изобретения, полезные образцы, имеющих одну и ту же дату приоритета;

об отказе в принятии заявки на наименование места происхождения товара к рассмотрению;

о признании заявки на наименование места происхождения товара отозванной;

о результатах экспертизы заявленного обозначения места происхождения товара;

о предоставлении правовой охраны наименованию места происхождения товара;

о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товаров и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование;

о прекращении действия свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара; об отказе в принятии заявки на товарный знак; об отказе в государственной регистрации товарного знака; о признании заявки на товарный знак отозванной; о предоставлении правовой охраны товарному знаку; о предоставлении правовой охраны общеизвестному товарному знаку путем его регистрации в Российской Федерации.

В случаях, касающихся секретных изобретений, могут быть оспорены решения уполномоченного органа, принятые по заявке на секретное изобретение, о выдаче патента на изобретение по основаниям, предусмотренным подп. 1—3 п. 1 ст. 1398 ГК РФ. В отношении селекционных достижений речь может идти о признании недействительным выданного Минсельхозом России патента на селекционное достижение.

Следует специально подчеркнуть, что оспаривание решений Роспатента и иных указанных органов допустимо только при соблюдении требования об административном (внесудебном) порядке обжалования решений или действий этих органов. Это обусловлено п. 2 ст. 1248 ГК РФ, согласно которому защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных, в частности, с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке соответствующими федеральными органами исполнительной власти, в том числе по интеллектуальной собственности, решения которых вступают в силу со дня их принятия. Именно решения соответствующих федеральных органов, вынесенные по результатам рассмотрения жалоб, могут быть оспорены в Суде по интеллектуальным правам.

В случае подачи заявления, подлежащего рассмотрению в административном порядке, минуя соответствующий орган (соответственно Роспатент, Минсельхоз России, Минобороны России ит. п.), непосредственно в Суд по интеллектуальным правам, такое заявление подлежит возврату.

Такой подход закреплен в п. 22 упоминавшегося ранее совместного Постановления № 5/29, в котором отмечено, что в соответствии с п. 2 ст. 1248 ГК РФ Кодексом предусматриваются случаи защиты интеллектуальных прав в административном (внесудебном) порядке. При обращении в суд с требованием, подлежащим рассмотрению в административном (внесудебном) порядке, соответствующее заявление подлежит возвращению. Комментируя его, специалисты отмечают следующее: «...данное Постановление и разъясняет, что если законом предусмотрено административное рассмотрение соответствующего вопроса, но этот этап не пройден, то суд также не должен рассматривать соответствующий спор. Он не отказывает в иске, а возвращает заявление без рассмотрения, что не мешает последующему рассмотрению дела в установленном порядке.

Последний абзац комментируемого пункта направлен на предупреждение обхода нормы о рассмотрении соответствующих дел в административном порядке. Действительно, если бы суд, разрешая спор в рамках своей компетенции, оценивал обстоятельства, которые только подлежат изучению в деле, рассматриваемом в административном порядке, то суд, по сути, подменял бы собой соответствующий административный орган. В то же время суд может принимать во внимание решение, уже принятое соответствующим административным органом»[11].

Данная категория дел рассматривается по правилам гл. 24 АПК РФ «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц».

2) Дела о признании недействительными патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение, решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара и исключительного права на такое наименование, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их признания недействительными (абз. 5 подп. 2 п. 1 ст. 434 Закона об арбитражных судах, абз. 5 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ).

Административный (досудебный) порядок обжалования применительно к данной категории дел законом не предусмотрен для тех, например, случаев, когда:

изобретение, полезная модель или промышленный образец не соответствуют условиям патентоспособности, установленным ГК РФ;

в формуле изобретения или полезной модели либо в перечне существенных признаков промышленного образца, которые содержатся в решении о выдаче патента, имеются признаки, отсутствовавшие на дату подачи заявки в описании изобретения или полезной модели и в формуле изобретения или полезной модели;

патент выдан при наличии нескольких заявок на идентичные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющих одну и ту же дату приоритета, с нарушением условий, предусмотренных ГК РФ.

В частности, ст. 1513 ГК РФ предусматривает, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено путем подачи возражения против такого предоставления (в Роспатент), решение может быть оспорено в суде.

Следовательно, как и в предыдущем случае, Суд по интеллектуальным правам при рассмотрении подобных дел выполняет функцию контроля за решениями, принятыми в административном порядке.

Данная категория дел рассматривается по правилам гл. 24 АПК РФ.

3) Дела об оспаривании решения федерального антимонопольного органа о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг и предприятий (абз. 3 подп. 2 п. 1 ст. 434 Закона об арбитражных судах, абз. 3 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ).

Следует специально подчеркнуть, что ГК РФ относит к средствам индивидуализации:

фирменное наименование (§ 1 гл. 76 ГК РФ);

товарный знак и знак обслуживания (§ 2 гл. 76 ГК РФ);

наименование места происхождения товара (§ 3 гл. 76 ГК РФ);

коммерческое обозначение (§ 4 гл. 76 ГК РФ).

Таким образом, к данной категории относятся дела об оспаривании решений Федеральной антимонопольной службы о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением исключительного права на коммерческое обозначение, фирменное наименование, на наименование места происхождения товара, товарный знак и знак обслуживания[12].

Если федеральный антимонопольный орган помимо вынесения решения о нарушении антимонопольного законодательства сам привлек лицо к административной ответственности за соответствующее деяние, а лицо обжаловало оба эти акта вместе [13] [14], то дело, в котором соединены соответствующие требования, подлежит рассмотрению в Суде по интеллектуальным правам (в соответствии с п. 1 Постановления № 60).

Административный (досудебный) порядок обжалования решений в данном случае законом не предусмотрен, поэтому с целью оспорить соответствующее решение федерального антимонопольного органа заявитель вправе сразу обращаться в Суд по интеллектуальным правам.

Данная категория дел рассматривается по правилам гл. 24 АПК РФ.

А) Дела об установлении патентообладателя (абз. 4 подп. 2 п. 1 ст. 43[15] Закона об арбитражных судах, абз. 4 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ) и дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (абз. 6 подп. 2 п. 1

ст. 434 Закона об арбитражных судах, абз. 6 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ).

Немаловажно, что категория дел об установлении патентообладателя распространяется и на требование о признании недействительным патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение в связи с тем, что патент выдан с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым, или без указания в патенте в качестве автора или патентообладателя лица, являющегося таковым.

В связи с внесением изменений в п. 1 ст. 1486 ГК РФ дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования отнесены к подведомственности арбитражных судов (ст. 3 Закона № 422-ФЗ), и компетентным судом является Суд по интеллектуальным правам, который рассматривает их в качестве суда первой инстанции независимо от субъектного состава.

Данные категории дел рассматриваются по общим правилам искового производства, поскольку эти дела являются гражданско-правовыми (это специально закреплено в п. 3 Постановления № 60).

Согласно разъяснению Пленума Высшего Арбитражного Суда в ситуации, когда заявитель соединил в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам (ч. 1 ст. 130 АПК РФ), одно из которых подсудно Суду по интеллектуальным правам, а другое — иному арбитражному суду первой инстанции, все дело подлежит рассмотрению Судом по интеллектуальным правам (п. 1 Постановления № 60)'.

Вместе с тем представляется, что, учитывая специфику дел о несостоятельности (банкротстве), налоговых и корпоратив- [16]

ных споров, в отношении которых в Постановлении № 60 (в редакции от 2 июля 2013 г.) сделана специальная оговорка о порядке их пересмотра (п. 9.1: даже если в ходе их рассмотрения рассматривались те или иные вопросы защиты интеллектуальных прав, пересмотр осуществляется в общем порядке федеральными арбитражными судами округов), в том случае, когда требования, подсудные Суду по интеллектуальным правам, объединяются с требованиями по корпоративному, налоговому спору или спору, подлежащему рассмотрению в процессе о банкротстве, следует осуществлять раздельное рассмотрение указанных требований.

В п. 2 того же Постановления № 60 применительно к рассмотренным выше делам об оспаривании нормативных правовых актов, об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, а также об оспаривании решения федерального антимонопольного органа решен вопрос о подсудности требований о возмещении вреда. Как в случае, когда требование о возмещении вреда заявлено в суд одновременно с требованием об оспаривании соответствующего акта, так и в случае, если требование о возмещении вреда заявлено отдельно, такое дело подсудно Суду по интеллектуальным правам (в качестве суда первой инстанции).

3. Суд по интеллектуальным правам в качестве арбитражного суда первой инстанции рассматривает дела о взыскании компенсации на нарушение права на судопроизводство в разумные срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок}.

Особое положение Суда по интеллектуальным правам в системе арбитражных судов поставило вопрос о порядке рассмотрения дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Дело в том, что в соответствии со ст. 26 Закона об арбитражных судах дела о [17]

присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по делам, рассматриваемым арбитражными судами, или за нарушение права на исполнение судебных актов в разумный срок, принятых арбитражными судами, рассматриваются в качестве суда первой инстанции федеральными арбитражными судами округов.

Суд по интеллектуальным правам не отнесен законом к числу федеральных арбитражных судов округов, однако с учетом положений ст. 432 Закона об арбитражных судах, определяющей, в частности, что Суд по интеллектуальным правам осуществляет пересмотр дел по спорам о защите интеллектуальных прав, рассмотренных арбитражными судами, в кассационном порядке, этот Суд компетентен рассматривать и заявления о присуждении компенсации по таким делам[18].

Решения Суда по интеллектуальным правам по делам о присуждении компенсации могут быть обжалованы в кассационном порядке — апелляционное обжалование для подобных решений законом не предусмотрено (ч. 4 ст. 2229 АПК РФ). Кассационной инстанцией в этом случае становится Президиум Суда по интеллектуальным правам (соответствующие разъяснения были даны в п. 10 Постановления № 60). Постановления Президиума Суда по интеллектуальным правам по делам о взыскании компенсации могут быть пересмотрены в порядке надзора Высшим Арбитражным Судом РФ.

Данная категория дел рассматривается по правилам гл. 27[18] АПК РФ «Рассмотрение дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Надо отметить, что перечень дел, которые подлежат рассмотрению Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, не является исчерпывающим. Это вытекает из текста закона, который, относя к компетенции Суда дела о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, оставляет их перечень открытым (см. п. 2 ч. 1 ст. 434 АПК РФ). В литературе справедливо

отмечается, что такой законодательный прием не является оптимальным, вносит явную неопределенность в решение вопроса о подсудности дел Суду по интеллектуальным правам и способен вызвать коллизии компетенций специализированного Суда и арбитражных судов субъектов Российской Федерации[20].

4. Суд по интеллектуальным правам не рассматривает дела в качестве арбитражного суда апелляционной инстанции — для дел, которые рассматриваются Судом в качестве суда первой инстанции, закон не предусматривает апелляционное обжалование. В соответствии с п. 5 Постановления № 60 апелляционная жалоба на судебный акт, принятый Судом в качестве суда первой инстанции, подлежит возвращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 264 АПК РФ.

Вместе с тем в качестве арбитражного суда кассационной инстанции Суд по интеллектуальным правам в соответствии с п. 3 ст. 434 Закона об арбитражных судах и ч. 3 ст. 274 АПК РФ вправе пересматривать судебные акты по делам:

рассмотренным Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции;

0 защите интеллектуальных прав, рассмотренным арбитражными судами первой и апелляционной инстанций (таким образом, дела по спорам в сфере интеллектуальной собственности вовсе не попадают в федеральные арбитражные суды округов — вся практика по делам данной сферы аккумулируется в Суде по интеллектуальным правам). К таким делам относятся дела по требованиям, связанным с нарушениями интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, с правом преждепользования и послепользования, а также по спорам, вытекающим из договоров об отчуждении исключительного права и лицензионных договоров. Они подлежат рассмотрению арбитражными судами, если участниками спорных правоотношений являются юридические лица или индивидуальные предприниматели, а соответствующий спор связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Следует отметить, что компетенция Суда по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции была несколько расширена новой редакцией Постановления № 60 в связи с обнаружившимися практическими проблемами.

Прежде всего решен вопрос относительно подсудных арбитражным судам субъектов Российской Федерации дел, связанных с возложением административной ответственности за нарушения в сфере интеллектуальной собственности. Назовем среди них дела:

о привлечении к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных ст 14.10 КоАП РФ, если они совершены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями (абз. 3 ч. Зет. 23.1 КоАП РФ);

о привлечении к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, независимо от субъектного состава (абз. 4 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ);

об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности за нарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, если они совершены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями (ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ).

Если помимо вынесения решения о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган обратился в суд с заявлением о привлечении лица к административной ответственности за соответствующее деяние, такое дело будет подсудно арбитражному суду субъекта Российской Федерации.

В первоначальной редакции Постановления № 60 предусматривалось, что пересмотр в кассационном порядке судебных актов по данным делам будет осуществлять не Суд по интеллектуальным правам, а федеральные арбитражные суды округов.

Вместе с тем, учитывая тесную связь названных дел с делами, отнесенными к компетенции Суда по интеллектуальным правам (основанием для привлечения к административной ответственности является решение антимонопольного органа, пересмотр которого осуществляется Судом по интеллектуальным правам), в Постановлении № 60 в редакции от 2 июля

2013 г. указано, что по таким делам кассационной инстанцией является Суд по интеллектуальным правам.

Пункт 7 Постановления № 60 (в редакции от 2 июля 2013 г.) также определил подсудность дел об оспаривании решений и (или) предписаний антимонопольного органа по делам о нарушениях, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции», который устанавливает запрет на недобросовестную конкуренцию, выражающуюся в продаже, обмене или ином введении в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг. Эти дела представляют собой дела о защите интеллектуальных прав и как таковые должны пересматриваться Судом по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции.

В Постановлении № 60 (в редакции от 2 июля 2013 г.) в связи с возникшими вопросами также уточнено, что дела о несостоятельности, налоговые и корпоративные споры в любом случае не являются делами о защите интеллектуальных прав и как таковые пересматриваются в кассационном порядке федеральными арбитражными судами округов.

  • [1] На взаимосвязь материального и процессуального права давно обратиливнимание ученые как цивилистической, гак и процессуальной науки. Приэтом отмечалось, что единство материального содержания права на защиту иего процессуальной формы нельзя понимать упрощенно, а именно, что содержанием процесса является само материальное право. «Дело в том, — писал В. П. Грибанов, — что сама по себе процессуальная форма, процессуальный порядок реализации материально-правовых требований, оставаясь формой жизни материального права, имеет и известное самостоятельноезначение» (Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М.,2000. С. 113—114). Самостоятельное значение процессуального порядка подчеркивал В. А. Рязановский. В частности, им отмечалось, что гражданскийпроцесс имеет самостоятельный объект и самостоятельные задачи. Еслигражданское право как наука в качестве предмета изучения исследует системуобъективных гражданских прав, совокупность правил, регулирующих частные интересы, то гражданский процесс изучает процедуру установления и охраны субъективных прав; эго отрасль публичного права, на которую возложено поддержание правопорядка путем защиты субъективных гражданскихправ. «Несомненно, — писал он, — между гражданским правом и гражданским процессом существует связь, взаимное влияние, есть известная областьтрудно разграничиваемых явлений, но все это не устраняет принципиальногоразличия, не лишает обе науки самостоятельного значения» (Рязановский В. А.Единство процесса. М., 1996. С. 15).
  • [2] См. об этом подробнее: Рожкова М. А. Защита интеллектуальной собственности в арбитражном суде (проблемы подведомственности и обеспеченияиска).
  • [3] 2 венной корпорации по атомной энергии «Росатом», уполномоченных рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения» Министер-
  • [4] Небезынтересно, что Федеральный патентный суд Германии рассматривает также дела, связанные с предоставлением и прекращением правовой охраны топологий интегральных микросхем.
  • [5] В соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 2 октября
  • [6] 2004 г. № 514 «О федеральных органах исполнительной власти и Государст
  • [7] В соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 2 октября
  • [8] ство обороны РФ, Министерство внутренних дел РФ, Министерство здравоохранения РФ, Министерство промышленности и торговли РФ, Федеральнаяслужба безопасности РФ и Государственная корпорация по атомной энергии«Росатом» являются органами, уполномоченными рассматривать заявки навыдачу патента на секретные изобретения, для которых установлена степеньсекретности «особой важности» или «совершенно секретно», а также на секретные изобретения, относящиеся к средствам вооружения и военной техники, к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности и для которых установлена степень секретности «секретно».
  • [9] Такие отличия проявляются, например, в том, что заявление об оспаривании ненормативного правового акта может быть подано в течение трех месяцев со дня, когда гражданину или организации стало известно о нарушенииих прав и законных интересов (ч. 4 ст. 198 АПК РФ), а подача заявления опризнании недействующим нормативного правового акта такими сроками неограничена. Другим отличием является, в частности, то, что дела об оспаривании нормативного правового акта уже при разбирательстве в суде первой инстанции требуют коллегиального рассмотрения (ч. 1 ст. 194 АПК РФ), тогдакак дела об оспаривании ненормативного правового акта предполагают в арбитражном суде первой инстанции единоличное рассмотрение.
  • [10] 2 В литературе указывалось на то, что в практике арбитражных судов сложилось понимание ненормативного правового акта как «документа», содержащего обязательные предписания, распоряжения, влекущие юридическиепоследствия (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) /отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 49 (автор — Н. И. Клейн)).
  • [11] Калят и н В. О., Павлова Е. А. Комментарий к постановлению ПленумаВерховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего АрбитражногоСуда Российской Федерациии от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». С. 77—78. Авторы ссылаются на Конституционный суд, подтвердивший, что административный порядок аннулирования регистрации товарного знака не нарушает конституционные правазаинтересованных лиц, так как решение административного органа можетбыть оспорено в судебном порядке (определения Конституционного Суда РФот 2 октября 2003 г. № 393-0, от 15 мая 2007 г. № 370-0-0, от 4 декабря2007 г. № 966-О-П).
  • [12] 2 Согласно ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ«О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция,связанная с приобретением и использованием исключительного права насредства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализациипродукции, работ или услуг.
  • [13] См. п. 2.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от
  • [14] 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с приме
  • [15] нением арбитражными судами антимонопольного законодательства».
  • [16] В п. 1 Постановления № 60 (в первоначальной редакции) разъясняласьситуация поступления в арбитражные суды субъектов Российской Федерацииисковых заявлений и заявлений по делам, подлежащим рассмотрению Судомпо интеллектуальным правам: эти дела могли передаваться в Суд по интеллектуальным правам по подсудности на основании положений ст. 39 АПК РФ.Данный пункт Постановления № 60 был дополнен. В редакции от 2 июля2013 г. этот пункт Постановления № 60 разъясняет и обратную ситуацию: когда в Суд поступили исковое заявление, заявление лиц по делу с нарушениемправил о подсудности, Суд также вправе передать эти дела в соответствующиеарбитражные суды.
  • [17] Дела о присуждении компенсации подведомственны арбитражным судам в случае, если требование о присуждении компенсации вызвано длительным сроком судопроизводства по делу в арбитражном суде или длительнымнеисполнением судебного акта арбитражного суда (см. п. 7 постановленияПленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дело присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).
  • [18] 2 В отношении дел, рассмотренных Судом по интеллектуальным правам вкачестве суда первой инстанции, заявления о присуждении компенсации также рассматриваются этим же судом в качестве суда первой инстанции.
  • [19] 2 В отношении дел, рассмотренных Судом по интеллектуальным правам вкачестве суда первой инстанции, заявления о присуждении компенсации также рассматриваются этим же судом в качестве суда первой инстанции.
  • [20] См.: Еременко В. И. О создании в Российской Федерации Суда по интеллектуальным правам.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >