Обеспечительные меры по делам о защите интеллектуальной собственности

Институт обеспечения иска, цель которого состоит в том, чтобы гарантировать надлежащее исполнение судебных решений, служит достижению задачи защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Под обеспечением иска обычно понимают деятельность судьи или суда по применению предусмотренных законом мер, гарантирующих реальное исполнение будущего решения по делу в том случае, если иск будет удовлетворен1.

3. Т. Новичкова определяла обеспечение иска как «предусмотренные законом меры, состоящие из определенных процессуальных действий, принимаемых соответствующими органами, в отношении иска в целях гарантии исполнения будущего судебного решения (приговора)»[1] [2]. Выделяя характерные особенности обеспечения иска, автор писала о том, что эти меры.

состоят из определенных процессуальных действий, установленных законом;

принимаются в целях гарантии исполнения будущего судебного решения;

принимаются соответствующими органами;

допускаются законом как в отношении предъявленного, так и возможного в будущем иска[3].

Действующее арбитражное процессуальное законодательство определяет обеспечительные меры как «срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя» (ч. 1 ст. 90 АПК РФ); в гражданском процессуальном законодательстве понятие обеспечительных мер не раскрывается.

Следует отметить, что помимо института обеспечения иска действующее процессуальное законодательство включает и институт обеспечения доказательств (ст. 64 ГПК РФ, ст. 72 АПК РФ), потенциальные возможности которого, как отмечается, используются на практике гораздо реже, чем они того заслуживают.

Между обеспечением иска и обеспечением доказательств можно найти некоторое сходство, которое определяется общей целью — гарантированием прав и законных интересов участвующих в деле лиц. Черты сходства можно найти и в основаниях применения этих институтов: для их применения недостаточно чисто субъективного опасения о будущей невозможности или затруднительности представления доказательств или исполнения решения суда — для этого необходимо убедить суд в основательности таких опасений, причем решение вопроса об этом как в том, так и в другом случае принадлежит суду[4].

Вместе с тем обеспечение иска и обеспечение доказательств — два особых самостоятельных и отличающихся друг от друга института процессуального права.

Во-первых, меры обеспечения иска принимаются, если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта (ст. 139 ГПК РФ), а АПК РФ предусматривает и еще одно основание — в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). В отличие от мер по обеспечению иска обеспечение доказательств допускается в случае опасения, что будет невозможным или затруднительным представление необходимых доказательств (ст. 64 ГПК РФ, ч. 1 ст. 72 АПК РФ).

Во-вторых, различны конкретные цели этих институтов. Если целью обеспечения иска является гарантия исполнения, то цель обеспечения доказательств — лишь фиксирование определенных явлений, что впоследствии может быть использовано стороной для доказывания обоснованности своей правовой позиции.

Таким образом, имея некоторое сходство, обеспечение иска и обеспечение доказательств являются самостоятельными процессуальными институтами. В данной работе институт обеспечения доказательств рассматриваться не будет.

В действующем ГПК РФ институту обеспечения иска посвящена гл. 13 (ст. 139—146), в АПК РФ — гл. 8 (ст. 90—100).

ГПК РФ содержит указание на то, что обеспечение иска допускается по заявлению лиц, участвующих в деле (ст. 139 ГПК РФ). Этим, собственно, и исчерпывается регламентация обращения с подобным заявлением.

АПК РФ предусматривает, что с заявлением о принятии обеспечительных мер могут обратиться лица, участвующие в деле, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, и иные лица[5]. При этом АПК РФ содержит достаточно подробное регулирование обращения с таким заявлением. Во-первых, в нем предусмотрено, что заявление об обеспечении иска может быть подано в арбитражный суд одновременно с исковым заявлением или в процессе производства по делу до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу; причем допускается изложение ходатайства об обеспечении иска непосредственно в исковом заявлении (ч. 1 ст. 92 АПК РФ). Во-вторых, закрепляется необходимость указания в заявлении об обеспечении иска наименования арбитражного суда, в который подается заявление; наименования истца и ответчика, их место нахождения или место жительства; предмета спора; размера имущественных требований; обоснования причины обращения с заявлением об обеспечении иска; собственно обеспечительной меры, которую просит принять истец; допустимо также указание на встречное обеспечение или иных сведений, в том числе номеров телефонов, факсов, адресов электронной почты лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 92 АПК РФ). В-третьих, предусмотрено, что заявление об обеспечении иска подписывается участвующими в деле лицом или его представителем, который в этом случае должен представить доверенность, содержащую указание на такое полномочие (ч. 3 ст. 92 АПК РФ). В-четвертых, к заявлению об обеспечении иска должен прилагаться документ, подтверждающий уплату государственной пошлины1 (ч. 6 ст. 92 АПК РФ).

Итак, в соответствии с действующим АПК РФ просьба обеспечить иск должна быть аргументирована заявителем, поскольку меры по обеспечению иска принимаются арбитражным судом только тогда, когда в этом действительно есть необходимость. Расплывчатость и неконкретность в изложении формулировки оставляют широкий простор для судейского усмотрения. Хотя, с другой стороны, вряд ли можно предугадать и закрепить в законе все обстоятельства, которые должны признаваться надлежащими для применения обеспечительных мер. Поэтому Высший Арбитражный Суд в п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (далее — Постановление № 55) указал следующее: «При применении обеспечительных мер арбитражный суд исходит из того, что в соответствии с частью 2 статьи 90 АПК РФ обеспечительные меры допускаются на любой стадии процесса в случае наличия одного из следующих оснований: 1) если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации; 2) в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Затруднительный характер исполнения судебного акта либо невозможность его исполнения могут быть связаны с отсутствием имущества у должника, действиями, предпринимаемыми для уменьшения объема имущества.

В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены [6] [7]

на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами.

Учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных частью 2 статьи 90 АПК РФ. Арбитражный суд вправе применить обеспечительные меры при наличии обоих оснований, указанных в части 2 статьи 90 АПК РФ, если заявителем представлены доказательства их обоснованности[8].

В тех случаях, когда законами либо международными договорами установлены особенности применения обеспечительных мер в отдельных сферах правоотношений, норма части 2 статьи 90 АПК РФ о процессуальных основаниях применения обеспечительных мер подлежит применению, если законом или международным договором не установлено иное».

Сравнивая АПК РФ и ГПК РФ, можно признать, что в них приведены схожие правовые нормы о применении судом обеспечительных мер, содержание и суть которых можно свести к следующему:

обеспечительные меры допускаются, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта (ст. 139 ГПК РФ; ч. 2 ст. 90 АПК РФ);

закреплено, что принятие мер по обеспечению иска допускается только по заявлению лица, участвующего в деле (ст. 139 ГПК РФ), или более широкого круга лиц (ч. 1 ст. 90 АПК РФ);

оба кодекса предусматривают право, а не обязанность суда принять обеспечительные меры (ст. 139 ГПК РФ; ч. 1 ст. 90 АПК РФ);

содержится требование о вынесении определения об обеспечении иска (ст. 141 ГПК РФ; ч. 5 ст. 93 АПК РФ);

установлен срок рассмотрения заявления об обеспечении иска: в день его поступления без извещения лиц, участвующих в деле (ст. 141 ГПК РФ), либо не позднее следующего дня после поступления заявления без извещения сторон[9] (ч. I[9] ст. 93 АПК РФ); при этом оба кодекса закрепили правило, согласно которому определение об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно (ч. 1 ст. 142 ГПК РФ; ч. 1 ст. 96 АПК РФ);

перечисляются конкретные меры по обеспечению иска, к которым отнесено:

  • а) наложение ареста на имущество или денежные средства, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц (п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ), причем АПК РФ уточняет, что под денежными средствами понимаются и те денежные средства, которые будут поступать на банковский счет (п. 1 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • б) запрещение ответчику совершать определенные действия (п. 2 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ; п. 2 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • в) запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства (п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ);
  • г) возложение на ответчика обязанности совершать определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества (п. 3 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • д) возложение на ответчика и других лиц обязанности совершить определенные действия, касающиеся предмета спора о нарушении исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет (п. З1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ);
  • е) приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключение из описи) (п. 4 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ; п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • ж) передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу (п. 4 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • з) приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке (п. 5 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ), в АПК РФ уточняется — исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке (п. 5 ч. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • и) иные меры, которые отвечают целям, указанным в ст. 139 ГПК РФ (ч. 1 ст. 140 ГПК РФ), и иные обеспечительные меры (ч. 1 ст. 91 АПК РФ);

предусмотрена возможность одновременного принятия нескольких мер по обеспечению иска (ч. 1 ст. 140 ГПК РФ; ч. 1 ст. 91 АПК РФ); допускается замена одного вида обеспечения иска другим (ч. 1 ст. 143 ГПК РФ; ч. 1 ст. 95 АПК РФ);

закреплено в обоих кодексах право суда требовать от истца обеспечить возможные для ответчика убытки (ст. 146 ГПК РФ; причем АПК РФ в ст. 94 достаточно подробно регламентирует порядок встречного предоставления), а также право ответчика в случае отказа истцу в иске требовать возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца (ст. 146 ГПК РФ), причем арбитражное процессуальное законодательство распространяет это правило не только на истца и ответчика, но и на всех лиц, которым и по вине которых был причинен ущерб: ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации (ч. 1 ст. 98 АПК РФ);

оба кодекса содержат указание на то, что подача жалобы на определение об обеспечении иска не приостанавливает исполнения этого определения (ч. 3 ст. 145 ГПК РФ; ч. 7 ст. 93 АПК РФ).

Наличие в процессуальном законе нескольких видов обеспечения иска объясняется существованием различных по своему характеру исковых требований. Для обеспечения имущественных требований, например, может быть достаточным наложения ареста на имущество, а по иску о защите авторского права потребуется другая мера, например запрещение ответчику совершать определенные действия.

По образному выражению В. А. Дозорцева, «примитивных, грубых способов защиты права, подобных изъятию вещи из чужого незаконного владения, существующих в сфере материальных объектов, здесь (в сфере интеллектуальных прав. — М. Р.) практически нет»[11]. Это обусловлено тем, что невозможно физически воздействовать непосредственно на объект интеллектуальных прав, равно как нельзя изъять его — это можно сделать только в отношении вещей материальных. То есть к самому объекту интеллектуальных прав применить меры обеспечения иска не представляется возможным — эти меры могут быть применены лишь к объектам материальным.

Такая специфика объектов интеллектуальной собственности вынудила законодателя уделить внимание мерам обеспечения иска в «материальном» законодательстве — части четвертой ГК РФ. И прежде всего нужно специально подчеркнуть, что в п. 2 ст. 1252 ГК РФ в качестве общего правила закреплено: имущественные интересы правообладателя могут быть обеспечены путем применения судом обеспечительных мер, установленных процессуальным законодательством, к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительных имущественных прав, в том числе может быть наложен арест на такие материальные носители, оборудование, материалы.

Помимо указанного, законодатель счел верным в некоторых случаях конкретизировать допустимые обеспечительные меры. Так, в отношении дел о нарушениях авторских прав законодатель предусмотрел целый ряд норм, касающихся применения обеспечительных мер (ст. 1302 ГК РФ). В п. 1 ст. 1302 ГК РФ предусмотрено, что суд вправе запретить ответчику или лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских прав, совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное предусмотренное Кодексом использование, а также транспортировку, хранение или владение) в целях введения в гражданский оборот экземпляров произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными1. В абз. 1 п. 2 ст. 1303 ГК РФ закреплено право суда наложить арест на все экземпляры произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения[12] [13]. Помимо указанного, ГК РФ упоминает и возможность применения обеспечительных мер по делам о нарушениях исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, при их размещении в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, которые состоят в ограничении доступа к информации, нарушающей исключительные имущественные права, — эти меры применимы к ресурсам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительных имущественных прав (п. 3 ст. 1302 ГК РФ). Правда, в отношении дел о нарушении смежных прав законодатель закрепил лишь общую норму о применении к таким делам мер, поименованных в ст. 1302 ГК РФ.

Прямое указание ГК РФ на допустимость конкретных обеспечительных мер по делам о нарушениях авторских и смежных прав, бесспорно, способствует более эффективной их защите. При этом, несмотря на то что в отношении патентных прав, прав на селекционные достижении, прав на средства индивидуализации и т. д. ГК РФ не предусматривает схожих положений, это никак не ограничивает суд при решении вопроса о применении по таким делам обеспечительных мер. При определении допустимости применения той или иной обеспечительной меры суд должен:

во-первых, исходить из открытого характера перечня обеспечительных мер, содержащегося в процессуальном законодательстве[14];

во-вторых, учитывать норму п. 2 ст. 1252 ГК РФ, устанавливающую допустимость применения обеспечительных мер в отношении материальных носителей объектов интеллектуальной собственности, а также оборудования и материалов, с помощью которых изготавливались эти материальные носители;

в-третьих, принимать во внимания иные положения части четвертой ГК РФ, называющие обеспечительные меры, допустимые по делам о защите интеллектуальной собственности.

Анализ норм действующего законодательства позволяет сделать вывод, что в качестве мер обеспечения иска возможно применение, в частности, следующих мер:

оказывающих влияние на действия, которые должен или не должен совершить нарушитель интеллектуальных прав: наложение запрета на совершение действий, нарушающих право или означающих приготовление к такому нарушению;

воздействующих на материальный носитель объекта интеллектуальных прав: наложение ареста и изъятие контрафактных товаров или товаров с незаконной маркировкой чужим товарным знаком и знаком обслуживания (обозначением места происхождения товара);

оказывающих воздействие на средства воспроизводства материальных носителей: наложение ареста и изъятие оборудования и материалов, с помощью которых осуществляется контрафакция;

наложение ареста на денежные средства в тех случаях, когда иск предъявляется, например, о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав.

В теории гражданского процесса существует мнение, что обеспечение иска может иметь место только по искам о присуждении1. Действительно, трудно представить, каким образом можно обеспечить иск о признании брака недействительным или иск по спору о праве на воспитание детей. Однако на примере дел о признании интеллектуальных прав можно увидеть, что эта точка зрения нуждается в корректировке: «...меры по обеспечению иска могут оказаться необходимыми и по некоторым искам о признании (например, по искам, вытекающим из авторского права). По этим делам возможно принятие такой меры обеспечения иска, как запрет опубликования литературного произведения до того, как будет решен вопрос о праве авторства на спорное литературное произведение»[15] [16]. Думается, что трудно построить какую-либо классификацию, которая отвечала бы прямо на вопрос о том, применимо к данному виду обеспечение иска или нет. Поэтому, наверное, следует согласиться с мнением 3. Т. Новичковой, согласно которому в зависимости от характера материально-правового требования истца к ответчику одни иски о признании допускают обеспечение, другие — не допускают1.

Следует подчеркнуть, что необходимость в применении мер обеспечительного характера возникает, когда имеется реальная угроза недобросовестных действий ответчика или когда непринятие таких мер сделает невозможным исполнение судебного решения. Поэтому суд должен решать вопросы обеспечения иска очень оперативно — как уже указывалось выше, заявление о применении обеспечительных мер подлежит рассмотрению в тот же день или не позднее следующего дня после его поступления без вызова лиц, участвующих в деле. Волокита в этом вопросе может сделать бесполезным и бессмысленным весь процесс по делу.

В связи со сказанным применительно к делам о защите интеллектуальной собственности особое значение приобретает досудебное обеспечение имущественных интересов, т. е. обеспечение будущего иска — до его предъявления в суд в установленном порядке.

Институт обеспечения будущего иска был известен ГПК РСФСР 1923 г., который предусматривал обеспечение претензий кредиторов к наследодателю. Регулируя распоряжение суда по имуществу, оставшемуся после умершего, Кодекс содержал норму (ст. 198), согласно которой лица, имеющие претензии к наследодателю, были вправе обратиться в суд, в районе которого открылось наследство, с просьбой о принятии мер, обеспечивающих удовлетворение их требований. В случае обоснованности таких претензий суд, не рассматривая вопрос по существу, выносил определение о наложении ареста на имущество или на часть его, достаточную для обеспечения заявленной претензии. Таким образом, суд производил обеспечение будущего иска[17] [18].

Кроме того, как указывала 3. Т. Новичкова, практика 1920-х гг. допускала применительно к ст. 121 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1923 г. обеспечение будущих бесспорных исковых требований государственных учреждений и предприятий к лицам, если бесспорно установлено, что необеспечение повлечет за собой непоправимый ущерб для государства1. В связи с тем что практика выдвигала вопрос о необходимости в исключительных случаях, не предусмотренных законом, допускать обеспечение будущих исков по гражданским делам, Пленум Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1924 г. дал разъяснение, указав, что впредь до издания нового закона судам предоставлено право применительно к ст. 121 Уголовнопроцессуального кодекса РСФСР допускать обеспечение будущих бесспорных исковых требований государственных учреждений и предприятий к лицам по гражданским делам, если бесспорно устанавливается, что необеспечение иска повлечет за собой непоправимый ущерб для государства[19] [20].

Впоследствии российское гражданское процессуальное законодательство отказалось от возможности обеспечения будущего иска (т. е. до предъявления в суд искового заявления). Как указал Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 12 декабря 1964 г. «О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Гражданского процессуального кодекса РСФСР»[21], меры по обеспечению иска могут осуществляться только по принятии судьей искового заявления. Поэтому данный институт как гарантия защиты субъективных гражданских прав граждан и юридических лиц применяется только после принятия гражданского дела судом к производству.

По тому же пути шел и арбитражный процесс — признавалось, что нельзя обеспечить требования, которые только в будущем лицо собирается предъявить в качестве исковых[22].

Вместе с тем досудебное обеспечение имущественных интересов продолжало сохраняться в российском праве — возможность обеспечения еще не предъявленного иска предусматривалась Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.

В силу ст. 30 данного Кодекса меры обеспечения гражданского иска в уголовном деле могли быть приняты не только в отношении предъявленного иска, но и возможного в будущем гражданского иска1.

При разработке АПК РФ 2002 г. было принято во внимание будущее присоединение России к ВТО, в связи с чем нормы об обеспечительных мерах разрабатывались с учетом положений Соглашения ТРИПС[23] [24]. Так в действующем АПК РФ появилась статья, целиком посвященная предварительным обеспечительным мерам, — ст. 99 АПК РФ.

Суть предварительных обеспечительных мер сформулирована в ч. 1 ст. 99 АПК РФ — под ними предлагается понимать меры, направленные на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска.

Согласно ч. 2 ст. 99 АПК РФ предварительные обеспечительные меры принимаются арбитражным судом по правилам, предусмотренным гл. 8 АПК РФ, с особенностями, установленными данной статьей[25]. Пункт 31 Постановления № 55 содержит следующие разъяснения: «Заявление о применении предварительных обеспечительных мер (обеспечении имущественных интересов заявителя) в соответствии с частью 3 статьи 99 АПК РФ подается в арбитражный суд по месту нахождения заявителя, либо по месту нахождения денежных средств или иного имущества, в отношении которых заявитель ходатайствует о принятии мер по обеспечению имущественных интересов, либо по месту нарушения прав заявителя.

В целях достижения наибольшей эффективности предварительных обеспечительных мер заявитель вправе выбрать компетентный арбитражный суд согласно части 3 статьи 99 АПК РФ. Арбитражный суд вправе отказать в применении предварительных обеспечительных мер, если их применение иным компетентным судом в соответствии с частью 3 статьи 99 АПК РФ более эффективно (имущество — объект обеспечения находится в юрисдикции иного суда, юридическое лицо, в связи с деятельностью которого принимаются обеспечительные меры, зарегистрировано в ином субъекте Российской Федерации, контрафактная продукция реализуется в юрисдикции иного суда и т. п.).

При определении компетенции исходя из части 3 статьи 99 АПК РФ следует учитывать, в частности, характер обеспечиваемого требования, вид истребуемой меры, ее исполнимость в рамках юрисдикции данного суда с учетом срочного характера обеспечительных мер, а также время, необходимое для реализации ходатайства о предварительных обеспечительных мерах в ином компетентном суде.

Заявление о применении предварительных обеспечительных мер по месту нахождения заявителя может быть обусловлено необходимостью применения конкретных мер в случае, если их непринятие может повлечь неустранимые последствия для заявителя, сопряженные с причинением значительного ущерба. Арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления о применении предварительных обеспечительных мер, поданного по месту нахождения заявителя, если известно место нахождения должника либо его имущества или денежных средств и применение мер судом, избранным на основании данных критериев, будет более эффективным.

Применение предварительных обеспечительных мер по месту нахождения имущества должника обоснованно при условим нахождения в рамках юрисдикции суда значительного объема имущества, за счет которого может быть обеспечено имущественное требование заявителя либо его существенная часть».

Часть 7 ст. 99 АПК РФ закрепляет правило, согласно которому исковое заявление подается заявителем в арбитражный суд, который вынес определение об обеспечении имущественных интересов, или иной суд, о чем заявитель сообщает арбитражному суду, вынесшему данное определение. Важно заметить, что действующее арбитражное процессуальное законодательство не предусматривает подачу заявления о принятии предварительных обеспечительных мер в электронном виде; такое ходатайство подается только на бумажном носителе (п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»).

В 2013 г. норма о предварительных обеспечительных мерах была введена в ГПК РФ. Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» дополнил ГПК РФ ст. 1441, определяющей предварительные обеспечительные меры защиты исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет. Из регламентирующих положений девяти частей данной статьи особого внимания заслуживают части 3 и 6. Часть 3 ст. 144' ГПК РФ устанавливает следующее: «Заявление о предварительном обеспечении защиты исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», подается в Московский городской суд». Часть 6 той же статьи ГПК РФ закрепляет: «В случае принятия судом предварительных обеспечительных мер, предусмотренных настоящей статьей, исковое заявление о защите исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», подается заявителем в указанный суд».

Сопоставительный анализ норм ст. 99 АПК РФ и ст. 144[26] ГПК РФ позволяет сделать следующие выводы.

Введение в АПК РФ правил о предварительных обеспечительных мерах (ст. 99 АПК РФ) обусловлено спецификой предварительных обеспечительных мер: они предусмотрены специально для случаев, когда необходимы безотлагательные меры, предотвращающие или пресекающие нарушения исключительных прав. В этих обстоятельствах данная мера может эффективно использоваться только при условии, что правообладатель, чьи исключительные права полагаются нарушенными, вправе обратиться в любой удобный для него суд с целью предварительного (т. е. до предъявления соответствующего иска) обеспечения своих имущественных интересов. Вследствие этого ч. 3 ст. 99 АПК РФ предусматривает, что заявление о применении предварительных обеспечительных мер по общему правилу может быть подано в арбитражный суд по месту нахождения заявителя, либо по месту нахождения денежных средств или иного имущества, в отношении которых заявитель ходатайствует о принятии мер по обеспечению имущественных интересов, либо по месту нарушения прав заявителя.

Часть 3 ст. 144[26] ГПК РФ предусматривает возможность обращения с заявлением о предварительном обеспечении имущественных прав только в Московский городской суд. Таким образом ограничивается возможность правообладателя обращаться в удобный для него суд, что противоречит сути института предварительных обеспечительных мер и изначально исключает вероятность его оперативного и эффективного применения. Надо отметить, что специалисты исходят из того, что в целом ряде случаев для правообладателей было бы удобнее и быстрее предъявлять и исковые заявления по месту совершения нарушения или месту нахождения нарушителя[26]. Избранный же разработчиками означенного выше Федерального закона № 187-ФЗ путь нуждался в серьезном обосновании, но необходимых объяснений и доводов в пользу такого решения приведено не было.

Далее следует обратить внимание на то, что в АПК РФ закреплено правило, согласно которому заявитель вправе подать исковое заявление как в тот арбитражный суд, которым были приняты предварительные обеспечительные меры, так и в иной арбитражный суд, о чем заявитель сообщает в суд, который вынес определение о принятии обеспечительных мер (ч. 7 ст. 99). Данное правило подтверждает то обстоятельство, что оперативность и эффективность предварительных обеспечительных мер напрямую увязаны с правом заявителя на выбор того суда, применение которым предварительных обеспечительных мер реально обеспечит его имущественные интересы.

Если же обратиться к нововведенной статье ГПК РФ, то становится очевидным, что в ГПК РФ применяется принципиально иной подход: в соответствии с ч. 6 ст. 144' в ситуации, когда Московским городским судом были приняты предварительные обеспечительные меры, исковое заявление может быть подано только в этот суд.

Таким образом, ГПК РФ создает ситуацию, при которой правообладатели, которые хотят пресечь нарушение их прав в информационно-телекоммуникационной сети путем принятия обеспечительных мер до подачи соответствующего иска, должны обращаться с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер в Московский городской суд, а потом в этот же суд предъявлять исковое заявление (при условии, что заявление о применении предварительных обеспечительных мер было удовлетворено). Обращение в другой суд с заявлением о применении предварительных обеспечительных мер (например, по месту нахождения нарушителя их прав) законом не предусмотрено, т. е. заявители лишены права требовать применения предварительных обеспечительных мер в другом суде. Такое правовое регулирование ограничивает правообладателей в реализации принадлежащих им процессуальных прав (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ), что создает предпосылки для обращений в Европейский Суд по правам человека с жалобами на нарушение права на суд, гарантированного ст. 6 Конвенции о правах человека.

Резюмируя вышесказанное, следует заметить, что необходимость введения в ГПК РФ правил о предварительных обеспечительных мерах давно назрела, однако предложенное законодателем правовое регулирование предварительных обеспечительных мер имеет слишком узкую сферу применения (распространяется только на дела о нарушениях интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях) и при этом предлагает такие решения, которые противоречат сути института предварительных обеспечительных мер.

  • [1] См.: Гражданский процесс / отв. ред. В. В. Ярков. М., 1999. С. 253.
  • [2] Новичкова 3. Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве: дис. ...канд. юрид. наук. М., 1972. С. 54.
  • [3] Ссылаясь на мнение Л. Ф. Лесницкой (см.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / под ред.Р. Ф. Каллистратовой и В. К. Пучинского. М., 1965. С. 322), 3. Т. Новичковауказывала, что установление срока, в течение которого сохраняются меры,принятые в порядке вызывного производства, представляет собой нс чтоиное, как обеспечение будущего иска заявителя к отозвавшемуся держателю;если такой иск не заявляется, то меры, принятые судом в порядке вызывногопроизводства, теряют силу (см.: Новичкова 3. Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве. С. 14).
  • [4] См.: Новичкова 3. Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве.С. 53.
  • [5] В соответствии с п. 3 постановления Пленума Высшего АрбитражногоСуда РФ от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судамиобеспечительных мер» с заявлением о применении обеспечительных мервправе обратиться лица, участвующие в деле, указанные в ст. 40 АПК РФ,а также иные лица; при этом под «иными лицами» в ч. 1 ст. 90 АПК РФ понимаются в числе прочих лица, ходатайствующие о применении предварительных обеспечительных мер, сторона третейского разбирательства, ходатайствующая о применении обеспечительных мер арбитражным судом.
  • [6] 1 Размер государственной пошлины и порядок ее уплаты определены Налоговым кодексом РФ — согласно подп. 9 п. 1 ст. ЗЗЗ21 при подаче заявления
  • [7] обеспечении иска уплачивается государственная пошлина в размере2000 руб.
  • [8] В п. 10 Постановления № 55 указывалось следующее: «В соответствии спунктом 5 части 2 статьи 90 АПК РФ заявитель должен обосновать причиныобращения с требованием о применении обеспечительных мер. Арбитражным судам следует учитывать, что обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты, следовательно, для их применения нетребуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора. Обязательным является представление заявителем доказательств наличия оспоренного или нарушенного права, а также его нарушения. В определении о применении обеспечительных мер либо об отказе в ихприменении арбитражный суд должен дать оценку обоснованности доводовзаявителя о необходимости принятия обеспечительных мер. В связи с этим при оценке доводов заявителя в соответствии с частью 2статьи 90 АПК РФ арбитражным судам следует, в частности, иметь в виду: разумность и обоснованность требования заявителя о применении обеспечительных мер; вероятность причинения заявителю значительного ущерба в случае непринятия обеспечительных мер; обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон; предотвращение нарушения при принятии обеспечительных мер публичных интересов, интересов третьих лиц. Кроме того, рассматривая заявления о применении обеспечительных мер,суд оценивает, насколько истребуемая заявителем конкретная обеспечительная мера связана с предметом заявленного требования, соразмерна ему и каким образом она обеспечит фактическую реализацию целей обеспечительныхмер, обусловленных основаниями, предусмотренными частью 2 статьи 90АПК РФ».
  • [9] Согласно п. 6 Постановления № 55, применяя положение о рассмотрении заявления об обеспечении иска не позднее следующего дня после дня егопоступления в арбитражный суд, судам необходимо иметь в виду, что, еслиследующим заднем поступления заявления в суд будет нерабочий день, заявление об обеспечении иска в зависимости от обстоятельств дела должно бытьрассмотрено арбитражным судом либо в день поступления заявления либо впервый следующий за ним рабочий день (ч. 4 ст. 114 АПК РФ). В соответствии с п. 7 Постановления № 55, если заявление об обеспечении иска поданоодновременно с исковым заявлением, вопрос о принятии искового заявленияк производству рассматривается арбитражным судом нс позднее следующегодня после дня поступления искового заявления в арбитражный суд.
  • [10] Согласно п. 6 Постановления № 55, применяя положение о рассмотрении заявления об обеспечении иска не позднее следующего дня после дня егопоступления в арбитражный суд, судам необходимо иметь в виду, что, еслиследующим заднем поступления заявления в суд будет нерабочий день, заявление об обеспечении иска в зависимости от обстоятельств дела должно бытьрассмотрено арбитражным судом либо в день поступления заявления либо впервый следующий за ним рабочий день (ч. 4 ст. 114 АПК РФ). В соответствии с п. 7 Постановления № 55, если заявление об обеспечении иска поданоодновременно с исковым заявлением, вопрос о принятии искового заявленияк производству рассматривается арбитражным судом нс позднее следующегодня после дня поступления искового заявления в арбитражный суд.
  • [11] Дозорцев В. А. Права на результаты интеллектуальной деятельности.С. 20.
  • [12] Аналогичное положение ранее содержалось в ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Руководствуясь ею, суд мог вынести определение о запрещении ответчику либо лицу, в отношении которого имеютсядостаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских исмежных прав, совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт или иное предусмотренное этим Законом использование, а также транспортировку, хранение или владение с целью выпуска в гражданский оборот экземпляров произведений и фонограмм,в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными).
  • [13] При этом в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1302 ГК РФ при наличии достаточных данных о нарушении авторских прав органы дознания или следствияобязаны принять меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для изготовления или воспроизведения указанных экземпляровпроизведения, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и передаче на ответственное хранение.
  • [14] В п. 44 Постановления № 5/29 указывалось, что в п. 1 ст. 1302 ГК РФпредусмотрены обеспечительные меры, которые могут быть приняты при рассмотрении дел о нарушении авторских прав. При этом судам рекомендовалось учитывать, что содержащийся в этой статье перечень не является исчерпывающим (например, возможно применение обеспечительных мер в видезапрета лицу на опубликование произведения или на его распространение доразрешения спора об авторстве этого произведения), и исходить из того, чтопорядок принятия обеспечительных мер определяется процессуальным законодательством.
  • [15] См.: Гражданское процессуальное право России / под ред. М. С. Шака-рян. М., 1999. С. 172.
  • [16] Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формызащиты права. М., 1979. С. 132.
  • [17] См.: Новичкова 3. Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве.С. 34.
  • [18] Статья 198 ГПК РФ утратила силу только с вступлением в действие нового ГПК РСФСР 1964 г., тогда как функции распоряжения по имуществу,оставшемуся после умерших, были изъяты из ведения судебных органов в1927-1928 гг.
  • [19] См.: Новичкова 3. Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве.С. 57.
  • [20] См.: Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М., 1932. С. 194.
  • [21] См.: Курс советского гражданского процессуального права: в 2 т. М.,1981. Т. 2. С. 71; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1965. № 2. С. 7.
  • [22] См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 1997. С. 184.
  • [23] См.: Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковойформы защиты права. С. 126.
  • [24] Раздел 3 Соглашения ТРИПС закрепляет право судебных органов вынести определение, предписывающее принятие незамедлительных и эффективных временных мер, направленных на (а) предотвращение возникновения нарушения любого права интеллектуальной собственности; (Ь) сохранение соответствующих доказательств, относящихся к предполагаемым нарушениям,когда существует вероятность того, что любая задержка может причинить непоправимый вред правообладателю (п. 1—2 ст. 50). При этом судебные органы вправе потребовать от заявителя представить любые разумные доказательства, чтобы с достаточной степенью уверенности убедиться в том, что заявитель является правообладателем и что его право нарушается или что такоенарушение неизбежно (п. 3 ст. 50).
  • [25] В силу п. 30 Постановления № 55 к упомянутым правилам относятся:ч. 3 ст. 99, устанавливающая критерии подсудности в отношении предварительных обеспечительных мер, нс связанные с общими основаниями подсудности, предусмотренными в § 2 гл. 4 АПК РФ, правила юрисдикции по спорам с участием иностранных лиц, установленные ст. 247—249 гл. 32 АПК РФлибо нормами международных договоров; ч. 5 ст. 99, устанавливающая особые требования к определению о применении предварительных обеспечительных мер; ч. 7—10 ст. 99, определяющие отдельные особенностирассмотрения дел, по которым арбитражным судом были применены предварительные обеспечительные меры. Этим же пунктом определялось, что специальных оснований применения предварительных обеспечительных мер, отличных от общих оснований применения обеспечительных мер, указанных вч. 2 ст. 90 АПК РФ, нормы Кодекса не предусматривают.
  • [26] См.: Экспертное заключение Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательствапо проекту федерального закона № 292521-6 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях».
  • [27] См.: Экспертное заключение Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательствапо проекту федерального закона № 292521-6 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях».
  • [28] См.: Экспертное заключение Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательствапо проекту федерального закона № 292521-6 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >